ЛитМир - Электронная Библиотека

После напряжения боя людям хотелось курить. Огоньки папирос тлели в предрассветной темноте.

– Стрелял? – спросил командир спецотряда, маленький черноусый капитан Анискин.

– Я его хрясь по черепу, – Колотилин поводил круглыми, словно пьяными глазами, – стоит с-сука. Я опять – хрясь! Го-о-тов!

По растерянным лицам бойцов было видно, что многие до сих пор так и не поняли, какую веселую и жестокую шутку хотела сыграть с ними слепая судьба в лице этого теперь уже мертвого красавца, бросившегося на них с автоматом в руках. И не среагируй вовремя на его бросок Колотилин, еще неясно, сколько из них осталось бы лежать на этих камнях.

– Что орешь, дура? – строго сказал Анискин.

– Я не ору! – крикнул Колотилин.

Ему было жарко, и он скинул каску с головы. Вокруг них по обоим склонам каменистой ложбинки, полого спускающейся к Псоу, то густо, то поодиночке лежали убитые боевики. Молодые и старые, ловкие и неуклюжие, бородатые и безусые, с одной пулей в сердце и чуть ли не пополам разорванные автоматной очередью – как были они застигнуты густым автоматным и минометным огнем с крутого левого берега реки, так и лежали теперь зелеными кочками среди дымящихся воронок в серой предрассветной мгле. Восходящее солнце еще не пробилось сюда своими лучами, а лишь слегка коснулось вершин далеких гор, закутанных каждая в свое одеяние – от розового до фиолетового, и только царь гор Эльбрус облачился в пурпурную мантию.

– А почему не стрелял? – Анискин слегка дотронулся до трупа носком сапога.

– Да осечка, товарищ капитан, – виновато завозился с затвором Колотилин. – Песок в ствол попал…

– Должно быть, из задницы? – проворчал Анискин. Он чувствовал себя счастливым, видя, что все остались живы.

Наклонившись к трупу с явным намерением снять массивные золотые «ролекс», поблескивающие на волосатой руке чеченца, но, видимо, передумав в самую последнюю минуту, он сорвал травинку и сунул ее в рот.

– Обыскать, – покусывая травинку, капитан отвернулся в сторону.

Колотилин забросил автомат за спину и, придерживая его правой рукой, левой стал шарить в нагрудном кармане пятнистой куртки убитого.

– Глянь-ка, – с удивлением протянул он, рассматривая желтой кожи бумажник, извлеченный из кармана. – Кажись, это не чех…

– А кто? – поворачиваясь, недоуменно спросил капитан, продолжая жевать травинку.

– А хрен его знает, – ответил сержант. – Тут не по-нашему.

Анискин быстрым движением руки выхватил у него бумажник.

– Петров, – негромко отдал он команду, в полной уверенности, что тот, кому надо, ее услышит.

– Я! – От толпы отделился длинный нескладный солдат в сползшей на левое ухо зеленой защитной каске и, зашвыривая автомат за плечо, подбежал к капитану.

– А ну-ка, – ухмыльнулся капитан, протягивая бумажник. – Ты у нас универ кончал, грамотный…

Некоторое время Петров молча изучал документы, нервно подергивая ремень то и дело сползающего с плеча автомата.

– А-а-а, – наконец протянул он, словно догадавшись.

– Бэ-э-э, – передразнил капитан. – Что написано?

В толпе сдержанно засмеялись.

– Это по-арабски, – Петров сконфузился. – Похоже на паспорт. Абу Джаба… Гражданин Ирака.

Капитан присвистнул, удивленно скосив глаза на убитого.

– А нехилую мы птицу срезали, а Петров? – выплюнув травинку, он довольно похлопал рядового по плечу. – Наемник? Араб?

Он протянул руку за бумажником, но Петров, увлекшись чтением, не спешил расставаться с документами.

– Тут еще схемка, – торопливо забормотал он, довольный всеобщим вниманием, – плотина какая-то… и календарик на 2014… 11 февраля обведено черной краской…

– Дай-ка, – ухватив за краешек, капитан нетерпеливо потянул на себя бумажник. – 11 февраля, 11 февраля, – в задумчивости, как бы что-то вспоминая, повторил он. – Ну и что 11 февраля? Открытие Олимпиады?

– Мой день рождения, – хрипло рассмеялся Колотилин, поправляя каску на голове.

– Отставить! – Анискин недовольно посмотрел на него. – Шутить будешь с девками!

Петров молча передал Анискину документы. Просмотрев их, Капитан сунул документы себе в карман, а остальные, пренебрежительно махнув рукой, бросил на землю. Затем решительно нагнулся и, сняв «ролекс» с руки убитого, стал сверять по ним время на своих часах.

– Приберитесь-ка здесь, – он указал на трупы, и в сопровождении двух бойцов пошел к реке.

Вооружившись саперными лопатками, бойцы приступили к копке братской могилы. Когда яма углубилась на полметра, они по очереди за ноги стали таскать к ней мертвецов.

* * *

– Две новости, – с легким наклоном головы доложил Фанум, входя в кабинет Закаева. – Хорошая и плохая.

Эмиссар сидел на диване с рыжим котом на коленях. Увидев входящего секретаря, какое-то время молча смотрел на него.

– Давай плохую.

Остановившись возле дивана, помощник откашлялся.

– Только что звонил Умаров. Красавчик… он погиб.

– Что? – от неожиданности Закаев вскочил на ноги, сбросив кота на пол. – Это точно?

– Умаров сам был на месте, когда родственники забирали убитых.

– Как это произошло? – неприязненно посмотрев на помощника, эмиссар стал ходить по кабинету.

– Кадыровцы устроили засаду, – удрученно пробормотал помощник.

– А он не мог попасть к ним в лапы?

– Исключено. Умаров видел его труп.

Эмиссар сел, загремел четками.

– Достаточно полчаса, чтобы русская контрразведка выбила из него все детали операции, – сказал он после паузы. – Мы задумали большое важное дело – нельзя допустить срыва из-за глупой случайности.

– Вы же сами называли его львом, – осторожно напомнил Фанум.

Закаев усмехнулся, погладив рыжую бородку.

– Даже лев станет зайцем, если им займутся специалисты. Остается только надеяться, что он мертв.

– Да-а-а, – помолчав, протянул Фанум. – Аллах примет его с радостью.

Какое-то время Закаев размышлял.

– Что теперь прикажешь делать? – после паузы обратился он к помощнику. – Инженеру позарез нужны чертежи. Где теперь их достать?

– Они больше не нужны, – спокойно ответил Фанум.

Эмиссар с недоверием посмотрел на помощника.

– Что ты сказал?

– Это и есть вторая новость, – пояснил помощник. – Хорошая. Немцу удалось решить проблему без чертежей. Эта его новая идея с гидравлическим ударом, похоже, вполне реальна. Вот посмотрите, – он протянул эмиссару лист бумаги.

Закаев взглянул на лист, где на схеме были указаны места установки взрывателей. Первичный взрыватель предлагалось установить в самом низу грузового лифта. Рядом – три дублирующих, а радиовзрыватель – на гребне плотины, примерно на равном расстоянии от каждого берега.

– Ну что ж, – эмиссар потрепал кота по загривку, – он знает, чем рискует. Но теперь у нас новая проблема. Вы, надеюсь, уже подумали о подрывнике? Учтите, от этого человека будет зависеть все…

Фанум был готов к этому вопросу.

– Такой человек есть, – быстро ответил он. На стол эмиссару легла кожаная папка. Видя, что шеф молчит и не спешит знакомиться с личным делом, лежащем в папке, он продолжил: – Мастер спорта по биатлону. Физкультурный институт в Смоленске, затем шестимесячные курсы в Саудовской Аравии. Отлично стреляет, бегает, работает с ножом. Знает русский, арабский, английский…

– Прямо Джеймс Бонд какой-то, – недоверчиво усмехнулся Закаев. – Где он? Тащите его сюда…

Фанум улыбнулся с заговорщицким видом, и эмиссар понял – сейчас будет сюрприз:

– Минутку…

Помощник подошел к двери, открыл ее и сказал:

– Входите!

Она вошла из темного коридора на середину светлой комнаты, встала рядом с Фанумом и принялась по-женски осматриваться вокруг.

11

Когда трупы боевиков были уже почти засыпаны землей, вдали над перевалом раздался ровный гул мотора, и вскоре там показалась темная точка. При приближении к ущелью она обрела силуэт сначала гигантского зеленого кузнечика, а потом – вертолета.

10
{"b":"579274","o":1}