ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо, я поговорю с моим дядей, когда он нам позвонит, и спрошу, как с вами быть. А пока посторонитесь, пожалуйста, и освободите проход.

Но мистер Стикс и не думал освобождать проход. Он нарочно передвинулся ближе к двери, когда увидел в руках Джулиана тарелки с мясным пирогом и ватрушками.

– Воруем, значит, да? Промышляем помалу, да?

– Дайте мне пройти! Утром я поговорю о вас с дядей Квентином!

Мистер Стикс как будто не слышал его. Он стоял в дверях, маленький, неопрятного вида человечек, ростом чуть выше Джулиана, и на его небритом лице блуждала гадкая ухмылка.

Вдруг Джулиан тоже улыбнулся. А затем громко свистнул. В глубине дома на втором этаже послышался глухой стук. Это Тимоти спрыгнул с кровати Джордж. Тяжёлые лапы зашлёпали по ступеням лестницы, по паркету. Звук приближался к кухне.

Тим учуял мистера Стикса. Шерсть у него на загривке поднялась, клыки обнажились, из пасти донеслось глухое рычание. Но мистер Стикс успел вовремя заметить угрозу и быстро захлопнул дверь перед самым собачьим носом.

– Ну что, малец? Что ты теперь будешь делать?

– А вот что, мистер. Вот я сейчас размахнусь да как вмажу этим пирогом в вашу наглую рожу! Вот что я сделаю.

Джулиан уже начал отводить тарелку в сторону для размаха, когда мистер Стикс поднял руку и сменил гнев на милость:

– Спокойно, спокойно, парень, не надо принимать всё так близко к сердцу. Я просто пошутил. Можешь идти и кушать свой пирог. На здоровье. Иди и кушай. Я разве возражаю?

И он отправился к дивану. Джулиан открыл дверь, в комнату вбежал Тимоти.

– Слышь, парень, – прохрипел мистер Стикс. – Не подпускай его ко мне. Я не люблю собак.

– Ах, вы не любите собак? А как же Пушинка? Пушинку вы, значит, любите. Потому что маленькая, да? Ладно, Тимоти, пошли. Не рычи и не пугай дяденьку. Он недостоин того, чтобы на него даже просто смотрели.

Покинув кухню, Джулиан вместе с Тимом поднялся на второй этаж в комнату, где он жил с Диком и где его ждали сейчас также Энн и Джордж. Всем не терпелось узнать, что там внизу произошло, потому что они слышали голоса. И все долго смеялись, когда Джулиан рассказал, как он поговорил с отцом Эдгара и как пригрозил размазать по его лицу мясной пирог.

– Вот это было бы весело! – хохотала Энн. – Хотела бы я это увидеть. Но тогда бы мы остались без пирога. А он очень вкусный. Что ни говори, а готовить эта кухарка умеет.

Когда с пирогом и ватрушками было покончено, Джулиан рассказал, что отец Эдгара моряк и что он только что сошёл с какого-то судна.

– Теперь их уже трое. Не много ли Стиксов для одного дома? – усмехнулся Дик. – Жаль, что мы не можем избавиться от них и пожить как нам хотелось бы. Слушай, Джордж, может, завтра попросишь своего папу, чтобы он велел этим Стиксам убираться? Мы способны и сами поухаживать за собой.

– Попробую. Но вы же знаете папу. С ним очень трудно разговаривать, – сказала Джордж. – Но я попробую, обещаю. Ладно, а теперь спать, у меня уже глаза слипаются. Пошли, Энн! И ты, Тимми! Сегодня тебе официально разрешается спать со мной на кровати. Мне надо каждую минуту чувствовать, что ты рядом. Я не хочу, чтобы эти ужасные Стиксы отравили моего дорогого пёсика.

Вскоре все четверо уже спали. Голод им больше не грозил, и сон их был крепок. Они даже не боялись, что кто-нибудь из Стиксов посмеет их потревожить, поскольку теперь их охранял Тим, а Тим был лучшей сторожевой собакой в мире!

Утром миссис Стикс как ни в чём не бывало накрыла завтрак, чем сильно удивила детей. Они уже не верили в такое счастье.

– Наверное, ей позвонил твой отец, Джордж, – сказал Джулиан. – И теперь она спешит загладить вину и прикидывается доброй. Вчера ты сказала, что твой папа собирался звонить тебе каждое утро ровно в девять, – ведь так? Сейчас полдевятого. Значит, через полчаса. Отлично! Мы ещё успеем сбегать на пляж и искупаться.

Все пятеро, включая собаку, побежали купаться, опять мимо прятавшегося в саду Эдгара, который не замедлил состроить им рожу. Трудно было отделаться от ощущения, что с этим мальчиком что-то не так. Не может почти взрослый человек – а Эдгар был ровесником Джулиана – так глупо себя вести!

Было без десяти девять, когда они возвращались с пляжа.

– Давайте сразу устроимся в гостиной и будем ждать звонка, – предложил Джулиан. – Нельзя, чтобы миссис Стикс сняла трубку первой.

Но каково же было их удивление, когда, подходя к дому, они сразу же услышали голос миссис Стикс, доносящийся из холла. Кухарка говорила по телефону!

– Да-да, у нас всё в порядке, да-да, – повторяла она в трубку. – Нет, я прекрасно справляюсь с ребятами, хотя они немного шалят. Но дети есть дети, ничего не поделаешь. К счастью, вернулся из плавания муж и он мне во всём помогает. Так что не беспокойтесь и возвращайтесь, когда посчитаете нужным. Я за всем прослежу, и за детьми тоже.

Джордж бросилась в холл и выхватила трубку из рук миссис Стикс:

– Папа! Это я, Джордж! Как мама? Как чувствует себя мама?

– Ничего. По крайней мере ей не хуже, – донеслось из трубки. – Завтра утром всё разрешится. Я за неё волнуюсь. Но я очень рад, что у вас всё хорошо и что миссис Стикс ухаживает за вами. Я так и передам маме, что в Киррин-Коттидж всё в порядке и ей не следует переживать за вас.

– Ничего не в порядке! – закричала Джордж. – Совсем ничего не в порядке! Всё просто ужасно! Папа, пусть эти Стиксы убираются отсюда, мы сможем прожить и без них!

– Что я слышу, Джордж?! – Голос отца звучал устало и раздражённо. – Ну о чём ты говоришь? Надеюсь, ты понимаешь, что это невозможно, и у тебя хватит ума не совершать глупостей.

– Поговори хоть ты с ним, Джулиан! – в отчаянии крикнула Джордж и протянула трубку кузену.

Тот сначала солидно прокашлялся, затем вежливо поздоровался:

– Доброе утро, дядя Квентин! Это Джулиан. Я очень рад, что тёте Фанни по крайней мере не хуже.

– Но ей будет хуже, если вы не прекратите заниматься ерундой, Джулиан, – нервно проговорил дядя Квентин. – Что вы там выдумали? Я понимаю Джордж, она ещё маленькая, но ты-то уже взрослый парень! Миссис Стикс у нас работает временно, пока в отъезде наша кухарка. Надеюсь, вы сможете потерпеть недельку-другую? Вот что, Джулиан, я прошу тебя запомнить: я не собираюсь увольнять кухарку. Тем более по телефону. А напротив, хочу, чтобы она подготовила дом к возвращению моей жены. Если же вам не нравится миссис Стикс и вы не собираетесь её слушать, можете смело ехать к себе домой. Но Джордж с вами не поедет. Каникулы она проведёт здесь! Это моё последнее слово.

– Но послушайте… – хотел было возразить Джулиан, ещё сам толком не зная, что он скажет. – Вы меня неправильно поняли. Я хотел…

В трубке что-то щёлкнуло, и раздались гудки. Дядя Квентин положил трубку. Джулиан обиженно надул губы и посмотрел на ребят.

– Дядя Квентин бросил трубку. Он не захотел меня выслушать. Мы пропали.

– И поделом вам! – донёсся из холла скрипучий голос миссис Стикс. – Будете теперь знать, как меня выгонять. Тоже мне, хозяева нашлись! Теперь ведите себя хорошо, не то пожалеете!

Глава 6

Джулиан ставит

Стиксов на место

Хлопнув дверью, кухарка удалилась на кухню. Но даже сквозь закрытую дверь было слышно, как она бахвалится перед мужем и сыном победой над этими несносными детьми. А те сидели в гостиной и с тоской глядели друг на друга.

– Папа ужасен, – вздохнула Джордж. – Он никогда никого не слышит.

– Его можно понять, – рассудительно сказал Дик. – Он сейчас в сложном положении. Хотя всё равно немного обидно. Жаль, что он позвонил раньше девяти и трубку сняла эта миссис Стикс.

– Что тебе сказал отец? – обратилась Джордж к Джулиану. – Повтори слово в слово.

– Он сказал, что, если мы не будем её слушаться, можем отправляться домой. Но ты при этом останешься здесь.

– Он так сказал? – уставилась на него Джордж. – Но мы точно не собираемся никого слушаться! Хорошо. В таком случае вам придётся уехать, а я останусь здесь. Ничего, переживу.

8
{"b":"579289","o":1}