ЛитМир - Электронная Библиотека

– Твои слова бальзамом ложатся на мое сердце, – усмехнулся тролль.

– Человек с Пламенем Судьбы… – задумчиво произнесла Мирра. – Как вообще этот меч покинул царство демонов?!

В ответ Керруш лишь развел руками. Подумав, он веско сказал:

– Мы не можем это так оставить. Меч должен стать нашим! Поскольку нежити это не по плечу, то я предлагаю сформировать отряд, который найдет этого человека, уничтожит его и заберет меч!

Синие губы эльфийки расплылись в надменной усмешке, и она томно произнесла:

– Я подумаю – что тут можно сделать.

Практически в это же время в расположении Лиги, в десятке миль от места дислокации войск Шенка, в покои Джоэвина ворвался возбужденный маркиз Бельтран из расы людей – командующий тяжелой кавалерией.

– Джоэвин, мы нашли их!

За ним, едва держась на ногах, следовали разбитые и поседевшие воины, выжившие после битвы с нежитью. Грязные, в окровавленных повязках, с тоской и ужасом в глазах – при одном взгляде на них сжималось сердце. Джоэвин оторвался от карты, развернутой на широком столе, и спросил Ларентранса, шедшего первым:

– Что с вами произошло, во имя богов?!

– Мой господин, наш отряд напал на след преступника и преследовал его. Во время короткой передышки нас атаковал отряд нежити. Была жестокая битва…

Далее эльф в подробностях рассказал о том, как они сражались с подразделением Шенка, заметив, что если бы не Тайрон, появившийся из ниоткуда, то все они были бы мертвы.

– Тайрон спас вас? – удивлению Джоэвина не было предела. – Он никогда не сражается без выгоды для себя!

– Да, мой господин… – склонил голову Ларентранс. – Но… потом, после того, как он обратил нежить в бегство, в него самого словно вселился демон. Он едва не изрубил нас на куски своим устрашающим и прекрасным, словно сон, клинком. И, мой господин… – на мгновение эльф умолк, подбирая слова, – его вид… и речи внушали нам такой неописуемый ужас, какого мы не испытывали в бою с нежитью. Вот это, – эльф вытянул вперед перевязанную культю, – сделал он, и я считаю, что мы еще легко отделались. Казалось, что его устами с нами говорит сама Смерть! Он велел передать Вам, что… любой, кто придет за этим мечом, вернется таким же…

Джоэвин глубоко задумался, а потом вновь обратился к Ларентрансу:

– Сначала он спасает вас, а потом, подобно демону обрушивается на израненных воинов… Отрубает тебе руку… и изгоняет вас?

– Все так, мой господин, – склонил голову эльф.

– Твой рассказ очень… странный… – Джоэвин не сразу подобрал нужное слово. – Выходит, что Тень выпустил в мир мощь Пламени и… и сам подвергся воздействию его сил. Я его неплохо знаю и уверен, что он не поступил бы так с воинами Лиги, выполнявшими приказ. В крайнем случае – он посмеялся бы над вами и помог бы справиться с ранами. Это уже не тот Тайрон-Тень, которого я знал. Одни лишь боги ведают, что он способен натворить теперь! Во что бы то ни стало мы должны остановить его и вернуть это страшное оружие в арсенал Лиги. Теперь и Шенк знает о том, что Пламень покинул подземное царство демонов. Они уже наверняка собирают подразделение для поимки Тени. Мы должны опередить их! Бельтран, будь добр – пошли за Галвином и Эйрой Торкин. Нужно срочно собрать отряд для погони. В прошлый раз я допустил оплошность, послав малочисленный патруль. Больше я подобной ошибки не совершу!

Вывернув из лесной чащи на широкую дорогу, Тайрон и Гимзи уже третий день ехали по плотно утоптанному тракту. Тень большую часть времени молчал, погрузившись в глубокие раздумья. Если гном что-то спрашивал у него – отвечал односложно и неохотно. Гимзи понимал, что маг тяжело переживает произошедшее и размышляет – что теперь делать с клинком, обладающим такой силой, поэтому старался не беспокоить его.

Сам Гимзи, приняв боевое крещение, был весьма горд собой – как же, он едва не убил двух Холодных бардов, управлявших нежитью! Ах, если бы они не сбежали, испугавшись меча! Он забил бы предводителей нежити насмерть своей палицей! Гном достал тесак и принялся делать на своей дубине аккуратную зарубку. Заметив его действия, Тень грустно улыбнулся и спросил:

– Чем ты занят, о, Великий воин Фаркрайна?

Гимзи, обрадованный тем, что его спутник наконец-то заговорил, довольно улыбнулся и гордо ответил:

– Ставлю отметку, символизирующую мою первую битву с Шенком!

– Ты что же, собираешься всю жизнь таскать с собой эту смешную деревяшку? – Тайрон тихо рассмеялся. – Наверняка, едва мы прибудем в какое-нибудь крупное поселение, ты выберешь в лавке оружейника более достойное вооружение – короткий меч или боевой топор.

– Ну, так уж вышло, что это – мое первое боевое орудие, которым я нанес урон врагу! Не могу же я просто выбросить ее! – вполне резонно возразил гном.

– В этом ты прав, – кивнув, согласился с ним Тайрон. – Должны же твои внуки чем-то хвастаться перед сверстниками – пусть это будет толстый сучок дерева, который дед Гимзи, словно священную реликвию, хранит на самом почетном месте в своем доме!

– Умеешь ты все опошлить, колдун! – пробурчал Гимзи и уже было замахнулся, чтобы выкинуть дубинку, но Тень остановил его:

– Дай-ка мне над ней поработать, а сам езжай вперед. Я догоню тебя. И, чур – не оборачиваться, это сюрприз!

Гном удивленно протянул магу свою драгоценную дубину и, пришпорив лошадь, вырвался вперед. Его так и подмывало оглянуться и подсмотреть, что Тайрон делает с его оружием, но, верный своему слову, он гордо продолжал смотреть только вперед.

Через некоторое время конь Тайрона нагнал гнома, который уже извелся от нетерпения.

– Что получилось? – наигранно зевнув, спросил Гимзи, хотя горящие любопытством глаза с головой выдавали его.

– Держи! Теперь твоя палка вполне может претендовать на звание оружия! – маг с улыбкой протянул гному настоящее чудо – боевую палицу, достойную самого великого воина.

Издав возглас восхищения, Гимзи принял от Тайрона совершенно преобразившуюся дубинку. Дерево приобрело темный, почти черный, цвет и стало твердым, словно камень. Металлическая рукоять с набалдашником была оплетена тонкой кожей и снабжена ремнем для руки. А сам верх булавы был выполнен в виде цепа с острыми гранями и шипами. Единственное, что в этом грозном оружии напоминало о дубине Гимзи – это зарубка, оставленная им совсем недавно.

– Как ты это сделал?! – восхищенно выдохнул гном.

– Ну, я же все-таки маг, – улыбнулся Тень. – Поработал над твоей деревяшкой с помощью своего амулета – и вот что получилось.

Гимзи, словно какую-то драгоценность, аккуратно прицепил палицу к поясу и благодарно взглянул на мага:

– Тайрон, спасибо тебе! Никто еще не делал мне более ценного подарка!

– Принимается! – улыбнулся Тень. – Забыл упомянуть – я зарядил ее магией, так что урон для противника будет неимоверным. Главное для тебя – удержать оружие в руках!

Гном любовно погладил рукоять палицы. Он уже представлял себе, как несется впереди отряда на лихом коне, а его враги разлетаются по сторонам от ударов палицы самого генерала Гимзи Хладобоя.

Мимо них проехала повозка, запряженная парой откормленных мулов. Управлял ей пожилой гном, недобро взглянувший на повстречавшихся ему всадников. Подумав, Тень развернул коня и нагнал повозку. Гном тут же последовал за своим спутником.

– Уважаемый, – обратился к старому гному Тайрон. – Мы едем из Скаллена в Кламадрис. Мы впервые совершаем такое путешествие, поэтому не уверены – правильной ли дорогой следуем?

– А кто вы такие будете? – недоверчиво прищурился гном, пожевывая свою жидкую бородку.

– Это, – Тень указал на Гимзи, – Тагор Доммар – оружейных дел мастер. А я – фермер из Брейги. Мы хотели бы договориться с феомантом Брайдигом о поставках оружия и провианта. Может быть, удастся встретиться и с самим пророком Каранноном.

– Ну ты хватил – с Каранноном! – хихикнул старик. – Его, почитай, никто из торговцев не видит. У него дела поважней, чем снабжение! Вот с феомантом вы еще, может быть, и увидитесь, если найдет для вас минутку. Обычно-то всеми этими делами занимается комендант Дримор… – внезапно старый гном сменил тему и подозрительно взглянул на Гимзи. – Тагор Доммар, оружейник? Что-то не припомню такого…

11
{"b":"579292","o":1}