ЛитМир - Электронная Библиотека

– Идем! – кивнул лохматой головой Гимзи и, закрыв глаза, с отрешенным видом шагнул вслед за магом в мерцающую зеркальную поверхность…

Когда гном приоткрыл веки, ожидая, что окажется в каком-нибудь волшебном потустороннем мире, он увидел все тот же лес, освещенный лучами заходящего солнца. Гимзи настороженно осматривался, выискивая хоть какие-то отличия от того места, которое они только что покинули, и, наконец, потрясенно воскликнул:

– Тайрон, солнце! Оно заходит на востоке!!!

– Конечно, мой бородатый друг, – улыбнулся Тень. – Ведь мы с тобой в Отражении.

Тайрон что-то прошептал, и зеркальный проход, колыхнувшись в воздухе, начал таять и постепенно исчез.

– Теперь мы с тобой сможем увидеть преследователей, а они нас – нет. Посмотрим, что они предпримут, а дальше будем действовать по обстановке.

Скоро в лесу раздался топот копыт и негромкие разговоры. Меж стволов деревьев показались силуэты всадников. Солнце уже скрылось за горизонтом, и вооруженные солдаты вынуждены были сбавить темп передвижения. Первым на поляну выскочил крупный лохматый волк, который, тщательно обнюхав то место, где испуганная кобыла бросилась в кусты, негромко завыл и вопросительно оглянулся на всадников. К нему неспешно подъехал эльф и внимательно осмотрел поломанные кусты.

– Элман, посмотри – похоже, здесь их лошадь понесла, видимо испугавшись чего-то.

К Ларентрансу приблизился человек на гнедом коне и тоже, в свою очередь, внимательно осмотрел надломленные ветви. Он спешился и попытался в сгущающихся сумерках рассмотреть следы на земле, но вскоре оставил эту затею – уже совсем стемнело. Волк, переминаясь с ноги на ногу, подвывал и делал попытки увлечь воинов за собой, делая короткие прыжки в ту сторону, куда скрылась кляча. Взглянув на него, Ларентранс нетерпеливо постучал пальцами по рукояти меча и спросил человека:

– Как думаешь, если сделаем мощный рывок, то до наступления полной темноты успеем нагнать?

Элман в задумчивости наклонил кудрявую голову и сделал неопределенный жест рукой.

– Все возможно, командир. Но в этих проклятых сумерках мы легко можем потерять их.

– О чем ты? Тайсун ведет нас! – эльф кивнул на приплясывающего от нетерпения волка.

– Преследуя мага, я бы не полагался полностью на нюх животного. – Элман обернулся к худому человеку в синей тоге, который тоже спешился и внимательно осматривал окружающее пространство. – Как думаешь, Колдер, продолжим погоню?

– Я не советовал бы делать этого сейчас… – задумчиво ответил Колдер, явно специализировавшийся в области магии. – Я чувствую, что на этом месте беглец явно манипулировал Силой. Вот только понять – что именно он делал и на что тратил высвобожденную мощь – пока не могу. В энергетическом поле витают следы какого-то необычного заклинания. Я не могу понять его суть. Этот маг умеет заметать следы!

– Решено, – недовольно констатировал эльф, – остаемся здесь до утра! Чародей! – он грозно взглянул на Колдера. – Будь так любезен, пошевели своими волшебными мозгами и скажи нам – что делал здесь Тайрон! Иначе я буду вынужден счесть тебя некомпетентным в области магии, и в следующем сражении ты выступишь в роли пехотинца с тяжелым копьем!

– Да, мой командир, я… я постараюсь… – сник волшебник.

Он уселся на траву, приложил руки к земле и закрыл глаза, раскинув по сторонам сеть энергетических щупов.

Тем временем, воины расседлывали своих лошадей и обустраивали временный лагерь. Человек в доспехах из плотной кожи развел костер и распаковывал мешок с провизией. Эльфы отошли немного в сторону и негромко что-то обсуждали. Ларентранс потрепал густую холку волка и приказал ему лечь.

Гимзи потянулся, разминая затекшую от напряжения спину, и прошептал:

– Тайрон, мы так и будем здесь сидеть, дожидаясь утра?

– Да, мой друг, другого выхода у нас нет. Выйти из отражения мы можем лишь там, где вошли в него. И, кстати, можешь не шептать – они нас все равно не услышат.

– Как ты думаешь, этот их чародей не сможет обнаружить нас? – гном боязливо поежился, разглядывая устраивающихся на ночлег преследователей. – Ведь если это произойдет, то мы не сможем противостоять им.

– Он может поутру найти линии рисунка на земле, – криво усмехнулся маг, – но ему никогда не понять суть их предназначения. Это заклинание сочинил я сам и, если мне не изменяет память, ни с кем им не делился. Так что можешь устраиваться поудобней и постарайся отдохнуть. Лишь боги знают, что принесет нам рассвет.

Гимзи послушно улегся на бок и сомкнул веки…

– Гимзи, проснись! – встряхнул Тень едва погрузившегося в сон гнома.

– А… что? – сонно пробормотал Гимзи.

– Что-то надвигается, я это чувствую! – Тайрон напряженно всматривался в темноту.

Все воины преследовавшего их отряда уже спали. Лишь Элман, который нес вахту, задумчиво ковырял палкой угли затухающего костра, и Колдер, испуганный предстоящей опалой, на коленях ползал по поляне, пытаясь разгадать хитроумное заклинание Тени.

Вскоре во мраке ночи послышался далекий и зловещий звук флейты. Колдер встрепенулся и подбежал к Элману. Оба горячо о чем-то зашептались.

– Глупцы! – сквозь зубы произнес Тень. – Поднимайте воинов!

– Что происходит? – испуганно спросил Гимзи.

– Холодные! – коротко ответил маг и приложил ладонь к амулету, висевшему на груди. – На их счастье, отряд небольшой – патруль или разведка.

– Кто? – непонимающе помотал головой гном.

– Нежить! – раздраженно ответил Тайрон. – Если часовые не поднимут людей в течение минуты – все они трупы.

Из-за деревьев на едва освещенную костром поляну выползли клубы тумана, казавшиеся во тьме единым живым существом. Звуки флейты, наигрывавшей рваный психоделический мотив, заставляющий дрожать каждую клетку гнома, раздавались все ближе… Колдер пронзительно закричал:

– Подъем! Нежить!

Все воины мгновенно оказались на ногах. Люди обнажили свои мечи, а эльфы, натянув тугие луки, напряженно всматривались в стену тумана, надвигающуюся на них.

К флейте присоединился барабан, глухо отбивающий размеренный ритм. Нервное напряжение воинов, приготовившихся к схватке, росло, и, наконец, не выдержав, один из эльфов выпустил сверкающую стрелу в ненавистные клубы тумана. В то же мгновение из темно-серой пелены выглянуло ощеренное в дикой усмешке лицо зомби в круглом шлеме с наносьем. В его правой, зияющей потусторонним холодом глазнице, дрожа оперением, торчала стрела эльфа. Видимо, этот факт ничуть не смущал омерзительную тварь, поскольку зомби яростно зарычал и бросился на своего обидчика, размахивая шипастым цепом. Эльф сосредоточенно и молниеносно вновь зарядил лук и спустил тетиву – вторая стрела расколола шлем холодного воина, но он упорно продвигался вперед. Из тумана выползали новые представители «Холодной паствы», которые, рыча и подвывая, обрушивали удары цепов на мечи воинов Лиги. Некоторые из мертвецов тут же падали, сраженные удачным выстрелом эльфа или мечом человека, снесшего им голову, но зловещий туман изрыгал на поляну новых тварей.

Видимо, заметив, что атака не приносит должного результата, Холодный менестрель сменил мелодию, и в воздухе вокруг солдат Лиги начали появляться разящие, словно молнии, призраки, вооруженные кривыми легкими саблями. Элман взревел, словно раненый медведь, когда один из материализовавшихся духов оставил на его животе глубокую резаную рану, из которой начали вываливаться кишки. Не обращая на это внимания, богатырь рубанул в ответ, но меч его легко прошел сквозь призрачную тень, не причинив ей вреда. Человек упал, в панике пытаясь запихнуть внутренности обратно.

– Мы не поможем им? – срывающимся голосом произнес Гимзи.

– Не сейчас, – холодно ответил Тень, всматриваясь туда, откуда лилась музыка.

Вокруг кипела ожесточенная битва, но хладнокровный маг упорно не вступал в битву, явно чего-то дожидаясь. Гимзи крепко сжал в ладонях свою деревянную дубинку и с ужасом взирал на картину кровавого побоища – он видел такое впервые, и кровь в его жилах застыла от ужаса. Беззвучно умирали изрезанные в клочья зомби, кричали раненые и умирающие воины Лиги. Ларентранс зажимал рукой левое плечо, разбитое тяжелым цепом, а вокруг него, размахивая своим страшным оружием, кружился хохочущий призрак.

7
{"b":"579292","o":1}