ЛитМир - Электронная Библиотека

Ж. Касьяненко изучила 28 протоколов, воспользовавшись в том числе данными Российского общественного института избирательного права (РОИИП). Сам же РОИИП проанализировал 829 копий протоколов с участков Саратовской области (то есть 45,47 % всех участков) в сравнении со сводными таблицами территориальных комиссий (то есть не только протоколы наблюдателей-коммунистов, которые, как сказано выше, собрали 700 копий, но и от «Яблока» и других).

РОИИП обнаружил около 100 протоколов УИК, данные которых были искажены в сводных таблицах комиссий более высокого уровня, и (согласно интернетовскому интервью заместителя председателя Координационного совета Российского общественного института избирательного права (РОИИП) Игоря Борисова) пришел к выводу, что «большая часть из них дает отклонение в положительную сторону В. Путину и в отрицательную у других кандидатов и «против всех». Правда, РОИИП обнаружил в саратовских протоколах «ряд участков», где приписывали голоса и Зюганову. В частности, на участке № 107 Зюганову было добавлено 6 голосов, а на участке № 452 Путину приписали 31 голос, но и Зюганову с Жириновским тоже добавили: Зюганову – 10, а Жириновскому – 1 голос.

* * *

А вот факты фальсификации методом внесения искажения уже в первичные протоколы:

В Башкирии на участке № 2921 голоса, поданные за Путина и Зюганова, просто поменяли местами: сразу после подсчета было 252 голоса за Зюганова и 110 – за Путина, а в официальном протоколе – наоборот.

В башкирской деревне Приютово на избирательном участке № 514 бывшая учительница Клавдия Григорьева присутствовала в качестве наблюдателя при подсчете голосов и записала для себя: 862 голоса за Путина, 356 – за Зюганова, 24 – за Жириновского, 21 – за Титова, 12 – за Явлинского. А в сводке УИК по данным официального протокола значится: 1092 голоса за Путина, 177 – за Зюганова, за остальных – ноль.

К сожалению, ни данные этого протокола, ни данные других протоколов по Башкирии никакими комиссиями не сличались с бюллетенями, найденными в урнах (а 26 марта 2001 года истек положенный по закону годичный срок хранения бюллетеней, и их уничтожили).

Во время думских выборов в декабре 1999 года властями Башкирии был распространен образец протокола по федеральному округу с двумя пометками: «Разослать всем УИК. Эти образцы избирательным комиссиям вашего округа принять как руководство к действию» и «Обратите внимание на итоги». В образце распределения голосов за поддерживавшийся тогда президентом Рахимовым блок ОВР было вписано подавляющее большинство голосов.

А президент соседнего Татарстана Минтимер Шаймиев однажды сказал: «На что мы ориентируем избирателя, так он и голосует. Это прагматичный подход, и так мы работаем с избирателями».

Во время президентских выборов в марте 2000 года прямой инструкции в самой Башкирии замечено не было, но зато по избиркомам всей страны в ходе голосования были распространены результаты exit-poll'a Фонда эффективной политики (ФЭП). И без всяких пометок и инструкций в избиркомах понимали, что их собственные окончательные результаты не должны быть «хуже», чем в exit-poll'e.

* * *

Продолжаем далее о фальсификациях на выборах. На участке № 207 г. Йошкар-Ола по распоряжению председателя УИК Н. Е. Большакова член УИК с совещательным голосом Л. Коростелев был насильственно удален милицией из помещения, где производился подсчет. Когда Л. Коростелеву разрешили вернуться в помещение, он обнаружил «массу испорченных бюллетеней с отметкой за Зюганова. Убежден, что их портили сознательно, специально в мое отсутствие, ставили черточки и дополнительные знаки». Естественно, что копию протокола УИК, составленную Л. Коростелевым, начальник УИК, его заместитель и секретарь подписать отказались.

В Татарстане на участке № 2729 так ретиво исполняли рекомендации начальства, что из 286 бюллетеней все, кроме двух (!), оказались поданными за Путина.

На другом участке в Татарстане наблюдатель от «Яблока» Ольга Тарасова при подсчете голосов наблюдала вброс бюллетеней за Путина и одновременное изъятие бюллетеней, заполненных за других кандидатов.

65-летний Алхат Зарипов, который живет в Казани в многоэтажном доме (улица Ю. Фучика, д. 107), заметил на избирательном участке, что в его доме числится 209 квартир, тогда как он точно знает, что их всего 180. В списке соседнего дома на 108 квартир тоже оказалась прибавка: этот дом значился как 125-квартирный. Зарипов попросил разъяснений, но член комиссии просто забрал списки и ушел.

The Moscow Times опубликовала фотографию 71 – летнего пенсионера Петра Филиппова из села Татарский Сатлык в Татарии, который пришел под конец дня 26 марта, чтобы проголосовать за Жириновского, но на избирательном участке обнаружил, что за него уже кто-то расписался в получении бюллетеня.

В Казани на участке № 263 наблюдатели от КПРФ задержали мужчину с 12 бюллетенями за Путина, на участке № 265 – женщину с такими же неучтенными бюллетенями.

* * *

В Калининграде было зафиксировано не менее 44 случаев расхождения данных протоколов с копиями, полученными наблюдателями: расхождение равно 42 500 бюллетеней (естественно, в пользу Путина). Руководитель Калининградской областной избирательной комиссии объясняет расхождение тем, что из-за отсутствия множительной техники копии протоколов заполнялись вручную, а потом, дескать, подписывались членами ТИКов без проверки.

В Курске коммунистам удалось по суду доказать фальсификацию по участку № 426:104 бюллетеня из 610 были подделаны в пользу Путина.

А вот главы двух избирательных комиссий в Курской области были уволены губернатором после того, как в их округах победил Зюганов.

В Кабардино-Балкарии всего по шести полученным наблюдателями протоколам Путину приписано 2864 голоса. На участке № 179 наблюдатели обнаружили, что хотя на выборы пришли только 640 человек, из ящика было вынуто 972 бюллетеня.

В Приморье на участке № 1047 после завершения голосования местные жители нашли несколько порванных бюллетеней, поданных за Зюганова. Суд дело к рассмотрению не принял…

Разумеется, результаты выборов 26 марта 2000 года по Чечне никакого отношения к действительности не имеют.

Там никто не сличал никаких документов. Но и без того ясно, что это сплошная «липа»: 191 тыс. голосов за Путина, около 86 тыс. – за Зюганова, 35 тыс. – за Явлинского, 22 тыс. – за Джабраилова. Если данные по «пацифисту» Явлинскому и чеченцу Джабраилову еще можно признать похожими на правду, то «мочитель в сортире» Путин и империалист Зюганов в сумме вряд ли могли бы получить больше, чем 100–120 тыс. голосов (поскольку такова – по разным оценкам – была численность российских войск в Чечне на март). Все остальное – явная приписка.

Точно так же в 1995 году фантазия военной администрации дала черномырдинскому НДР 48,03 % по Чеченской Республике (это был абсолютный всероссийский рекорд для НДР), а в 1996 году Ельцину – 65,11 % в первом туре и 73,38 % – во втором.

Почти такое же недоверие вызывают и результаты голосования в соседней с Чечней Ингушетии: в этой бедствующей благодаря «контртеррористической операции» республике, по официальным данным, за Путина проголосовало почему-то аж 94 тыс. человек (85 %). Президента Руслана Аушева можно понять: что бы его враги в Кремле сказали об ингушах президенту Путину, если бы данные по Ингушетии оказались «хуже», чем по другим кавказским республикам, прежде всего Северной Осетии…

* * *

Тому факту, что на президентских выборах широко применялся вброс бюллетеней в конце голосования за тех, кто не пришел, существуют помимо прямых свидетельств еще и два косвенных.

Первое косвенное свидетельство. Согласно официальным данным Центризбиркома, общее число избирателей, имевших право участвовать в думских выборах 19 декабря 1999 года, составляло чуть больше 108 072 000 избирателей. Всего через 3 месяца количество потенциальных избирателей выросло… на 1 млн. 300 тыс. человек! Это при том, что в России ежегодно численность населения уменьшается на 800 тыс. человек. А в эти 3 месяца почему-то не уменьшилась, а скачкообразно выросла.

11
{"b":"579300","o":1}