ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О высокородный, с севера явятся Синяя Волчьеголовая Богиня Ветра, размахивающая длинным стягом; и Красная Богиня-Женщина с Головой Каменного Козла, держащая в руке заостренный кол; и Черная Свиноголовая Богиня-Свинья, держащая в руке аркан из клыков; и Красная Вороньеголовая Богиня Грома, держащая в руке труп младенца; и Зеленовато-Черная Слоноголовая Большеносая Богиня[237], держащая в руке большой труп и пьющая из черепа кровь; и Голубая Змеиноголовая Богиня Воды, держащая в руке змеиный аркан: эти Шесть Йогинь Севера, возникающие из северной четверти твоего собственного мозга, явятся и воссияют тебе. Не бойся этого.

О высокородный, Четыре Йогини Врат, возникающие из мозга, явятся и воссияют тебе: с востока – Черная Мистическая Богиня с Головой Кукушки[238], держащая в руке железный крюк; с юга – Желтая Козьеголовая Мистическая Богиня, держащая в руке аркан; с запада – Красная Львиноголовая Мистическая Богиня, держащая в руке железную цепь; и с севера – Зеленовато-Черная Змеиноголовая Мистическая Богиня: эти Четыре Йогини-Хранительницы Врат, возникающие из мозга, явятся и воссияют тебе.

Поскольку эти Двадцать Восемь Могущественных Богинь эманируют из телесных сил Ратнасамбхавы, одного из Шести Херука, узнай их[239].

О высокородный, Мирные Божества эманируют из Пустоты Дхармакайи[240]; узнай их Из Сияния Дхармакайи[241] эманируют Гневные Божества; узнай их.

В то время, когда Пятьдесят Восемь Пьющих Кровь Божеств[242], возникающие из твоего собственного мозга, воссияют тебе, если ты узнаешь в них сияния твоего собственного разума, то сразу же сольешься в состоянии единого целого с телом Пьющих Кровь и обретешь состояние будды.

О высокородный, если ты не узнаешь их сейчас и из чувства страха бежишь от сих божеств, тебя ждут новые страдания. Если этого не знать, охваченный страхом перед Пьющими Кровь Божествами, человек испытывает трепет и ужас, и, погружаясь в обморок, уносится дальше: его собственные мыслеформы превращаются в иллюзорные видения, и он погружается в сансару. Но если он не будет испытывать трепета и ужаса, то избавится от дальнейших блужданий в сансаре.

Кроме того, тела самых больших из Мирных и Гневных Божеств по своим огромным размерам такие, как небеса; средние – величиной с гору Меру[243]; наименьшие равны восемнадцати таким телам, как твое собственное, поставленным одно на другое. Не страшись этого; не трепещи. Если во всех существующих явлениях, сияющих как божественные формы и сияния, узнать эманации своего собственного разума, то в самый же миг узнавания обретешь состояние будды. Именно здесь применимо изречение: «Состояние будды будет обретено в мгновение».

Помня об этом, обретешь состояние будды, слившись в едином целом с Сияниями и Кая.

О высокородный, какими бы страшными и ужасными ни были видения, которые ты увидишь, узнай в них свои собственные мыслеформы.

О высокородный, если ты не узнаешь их и устрашишься, тогда все Мирные Божества воссияют в облике Махакалы[244]; а все Гневные Божества воссияют в образе Дхармараджи, Владыки Смерти; твои собственные мыслеформы станут Иллюзиями или Марами, и ты погрузишься в сансару.

О высокородный, если человек не узнает свои собственные мыслеформы, как бы ни сведущ он был в священных книгах, как Сутрах, так и Тантрах, пусть даже он практиковал религию в течение кальпы, он не обретет состояния будды. Если же он узнает свои собственные мыслеформы с помощью одного важного секрета и одного слова, будет обретено состояние будды.

Если человек не признает собственные мыслеформы сразу, как только умрет, то в Чёньид Бардо воссияют образы Дхармараджи, Владыки Смерти[245]. Самое большое из тел Дхармараджи, Владыки Смерти, равное по своим громадным размерам небесам; среднее, равное горе Меру; наименьшее, в восемнадцать крат большее твоего собственного тела, появятся и заполнят все миры. Они явятся, вцепившись верхними зубами в нижнюю губу; с остекленевшими глазами; с волосами, завязанными на макушках; с большими животами и тонкими талиями; держа в руках дощечки для записи кармических деяний[246]; издавая крики «Бей! Убивай!», облизывая человеческий мозг, отрывая головы от трупов, вырывая сердца: так явятся они, наполняя миры.

О высокородный, когда эманируют такие мыслеформы, не бойся и не страшись. Тело, которым ты сейчас обладаешь, – это ментальное тело кармических склонностей, и пусть его режут и рубят на куски, оно умереть не может. Поскольку твое тело на самом деле – это тело пустоты, тебе нет нужды бояться. Тела Владыки Смерти – это тоже эманации из сияний твоего собственного разума; они нематериальны. А пустота не может повредить пустоте. Вне эманаций твоего собственного разума, Мирные и Гневные, Пьющие Кровь, Те, что с Различными Головами, радужные сияния, ужасающие образы Владыки Смерти на самом деле не существуют. В этом нет сомнений. Посему, если знать это, весь страх и ужас рассеивается сам по себе; а при слиянии с ними в состоянии единого целого обретается состояние будды.

Если ты, выказав свою веру и любовь божествам-покровителям, и узнаешь их, поверишь, что они явились, дабы принять тебя, избавив от ловушек Бардо, думай: «Я укрываюсь в них». И помни о Драгоценных Трех Телах, выказывая им любовь и веру. Кем бы ни было твое божество-покровитель, вспомни его сей же час; и, обратившись к нему по имени, молись так:

«Увы! я блуждаю в Бардо; приди ко мне на помощь; поддержи меня своею милостью, о Драгоценный Покровитель!»

Обратившись по имени к своему собственному гуру, молись так:

«Увы! я блуждаю в Бардо; приди ко мне на помощь; о пусть твоя милость не оставит меня!»

Доверься также Пьющим Кровь Божествам и вознеси им такую молитву:

«Увы! когда я блуждаю в сансаре под влиянием силы непреодолимых иллюзий,

На световом пути оставления испуга, страха и трепета,

Пусть поведут меня отряды Бхагаванов, Мирных и Гневных;

Пусть отряды Гневных Богинь, заполняющих пространство, охраняют меня сзади,

И спасут меня от ужасных ловушек Бардо,

И окажусь я в состоянии Совершенно Просветленных Будд.

Когда блуждаю один, разлученный с дорогими друзьями,

Когда сияют мне пустые формы собственных мыслей,

Пусть Будды силою своей милости

Избавят от страха, трепета и ужаса в Бардо.

Когда сияют пять ярких Света Мудрости,

Пусть наступит узнавание без страха и без трепета;

Когда сияют божественные тела Мирных и Гневных,

Пусть укреплюсь я бесстрашием и узнаю Бардо.

Когда, под влиянием злой кармы, изведываю страдания,

Пусть божества-покровители избавят от них;

Когда естественный звук Реальности разнесется тысячью громов,

Пусть они превратятся в звуки Шести Слогов[247].

Когда окажусь без защиты и придется последовать карме,

Умоляю, защити маня, о Милосердный и Сострадательный[248],

Когда я буду испытывать страдания, порожденные кармическими склонностями,

вернуться

237

Здесь в ксилографической версии дается только «Большая Слоноголовая Богиня».

вернуться

238

Текст: Rdor-je-ma (произн. дор-дже-ма) — «Та, которую зовут Дордже», или «Та, которую называют Мистическая», отсюда – «Мистическая Богиня». В ксилографической версии дается «Белая Мистическая Богиня с Головой Кукушки».

вернуться

239

Вместо этого в ксилографической версии дается следующая синонимичная фраза: «Поскольку эти Двадцать Восемь Могучих Богинь также являются эманациями из силы самопроизведенных Гневных Божеств, узнай их».

вернуться

240

Они эманируют из пустоты, или первозданного, спокойного, несформированного аспекта состояния дхармакайи, с точки зрения восприятия человека как микрокосм макрокосма.

вернуться

241

Они эманируют из активного сияющего аспекта состояния дхармакайи, – Ясный Свет сияет в первозданной Пустоте, – и человек, как микрокосм макрокосма, неотделим от него.

вернуться

242

Здесь следует не забывать о символическом значении питья крови.

вернуться

243

Гора Меру (тибетск. Ri-rab) – это центральная мистическая гора буддийской космографии. Позвоночный столб, центральная опора структуры человеческого тела, в тантрах и в трудах по йоге аналогичным образом описывается как гора Меру человека-микрокосма.

вернуться

244

Текст: Mgon-po-Nag-po (произн. го-по-наг-по), санскр. Kâla-Nâth, обычно известная в Индии как Маха-Кала. На этой стадии все иллюзорные формы Мирных Божеств сливаются и появляются как одно это божество.

вернуться

245

Текст: Gshin-rje-hi-chus-kyi-rgyal-po (произн. шинджеи-чё-кьи – гьал-по), санскр. Dharma-Râja + Yama-Râja. Как описывается здесь и во Второй Книге «Бардо Тхёдол», это иллюзорное божество обычно принимает множество различных форм, которые способны сливаться в одну форму.

вернуться

246

Текст: khram-shing (произн. хтам-шинг) относится к доске. Это слово может означать или доску для порки, на которой в Тибете секут преступников, или же, как здесь, дощечку, на которой записаны кармические записи жизни усопшего. Кхтам — это слово, обозначающее свиток с записями, или реестр, такой как список земель и доходов от их аренды; шинг само по себе означает «дерево». Отсюда мы можем перевести сочетание этих двух слов как «деревянный реестр», или «доска для записей». Существует знаменитая тибетская сага, напоминающая цикл легенд о короле Артуре, которая называется на тибетском Ge-sar-bsgrung (произн. ке-сар-доонг), или «Кесарская сага» (неизвестного автора, датируемая, вероятно, VIII–XI вв. н. э.). Она настолько популярна в этой стране, что многие тибетцы знают ее на память. В ней есть эпизод, когда тринадцатилетнего мальчика, который хотел принять участие в сражении, не пускают любящие родственники, и тогда он отстраняет их и говорит: «Место болезни, место смерти и место кремации уже записаны в кармическом реестре Владык Смерти», и здесь для обозначения реестра используется слово кхтам.

Подтверждение правильности нашего перевода этого отрывка имеет важное значение, поскольку, подобно другим местам «Бардо Тхёдол», особенно близко связанный отрывок, описывающий суд в Книге Второй, имеет поразительное сходство с некоторыми эпизодами египетской «Книги Мертвых».

вернуться

247

Имеются в виду слоги сущностной мантры Ченрази (Авалокитешвары), Om-Ma-ni-Pad-me-Нûт (произн. ом-мани-пай-ме-хунг). Поскольку Ченрази считается богом-покровителем, или божеством-охранителем Тибета, а это его мантра, то ее повторение, как в мире людей, так и в Бардо, позволяет завершить цикл перерождений и, таким образом, войти в нирвану. Отсюда значение этой мантры в молитве Бардо. В тибетском труде, называющемся Mani-bkah-hbum (произн. ма-ни-ках-буум), т. е. «История Мани, или мантра Ченрази», говорится, что эта мантра – «сущность всего счастья, процветания и знания, и великое средство освобождения». Также говорится, что ом закрывает врата перерождения среди богов, ма — среди асуров (или титанов), ни — среди людей, пай — среди животных, ме — среди претов (или несчастливых духов), хунг — среди обитателей Ада. Соответственно, каждому из этих слогов присваивается цвет путеводного света, соответствующего шести состояниям существования: ом – белый путеводный свет дэва-лока (или мира богов), ма – зеленый путеводный свет асура-лока (или мира титанов), ни – желтый путеводный свет манака-лока (или мира людей), пай – синий путеводный свет тиршка-лока (или мира животных), ме – красный путеводный свет прета-лока (или мира призраков) и хунг – серый или черный путеводный свет нарака-лока (или адского мира).

Существует старая тибетская легенда, рассказывающая о верующем, который пытался склонить свою неверующую мать к соблюдению религиозных обрядов и преуспел лишь в том, что приучил ее читать эту мантру. Поскольку ее плохая карма была сильнее, чем хорошая, после смерти она попала в адский мир, и ее сын, достигший высокого совершенства в изучении йоги, поспешил ей на выручку. Увидев его, она смогла, благодаря тому, что читала эту мантру на земле, прочитать ее и в Аду. Она и все, кто услышал эту мантру, были мгновенно освобождены из Ада, ибо, как гласит в конце эта легенда, «такова сила этой мантры».

Происхождение этой мантры прослеживается через труды тёртонов, касающиеся появления в Тибете тантрического буддизма (в VIII веке). Д-р Уодделл склонен сомневаться, что эти тёртонские труды были в то время (т. е. во времена Падмасамбхавы) спрятаны и снова найдены в более поздние века, как утверждают сами тёртоны (т. е. те, кто снова являют миру такие утерянные книги), и выдвигает гипотезу, что скомпилированные ими тексты датируются XIV–XVI веками, что является довольно шаткой и, возможно, неверной теорией. Во всяком случае, в устной передаче (она, как правило, не менее надежна, чем письменные источники), судя по всему, попала в Тибет или первоначально там появилась одновременно с появлением буддизма.

вернуться

248

То есть Ченрази.

31
{"b":"579308","o":1}