ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мой ум ни на момент

Не оставлял даров духовных,

Хоть тело и состарилось,

Но дня я не терял, чтоб

Упражняться в основаньях Дхармы,

И не хочу так скоро умереть».

Лишь старец произнес такое слово,

Как отношенье юноши сменилось:

«Да, старец, это справедливо.

Все, что глазами видел я своими,

Ушами слышал, точно

Подтверждает тобою сказанное слово.

Твои слова меня так сильно взволновали.

Страданья старости действительно огромны.

Ты стар и опытен,

Скажи правдиво, есть ли метод,

Чтобы преодолеть весь этот ужас смерти?»

И снова улыбнулся старец:

«Да, методы такие есть,

И не совсем они трудны.

Умрут все, кто рожден,

До старости немногие дотянут.

Чтоб жить без смерти, надо обладать

Бессмертия напитком легендарным[502].

Его ж достать довольно трудно.

Все величайшие былого опочили:

Будды, бодхисаттвы, святые и цари.

Добродетельные и грешные,

Все однажды предстали перед смертью.

Разве отличен ты от них?

Однако если путь духовный совершаешь,

То в возрасте любом ум в радости пребудет.

И когда смерть придет, ты как ребенок будешь,

Что радостно в отцовский дом вернулся.

Сам Будда не поведал

Ученья глубже этого.

Вот сокровеннейший совет тебе скажу,

От сердца, не от уст:

В твоих руках твоя судьба,

Ты должен следовать призывам сердца глубочайшим».

На это юноша ответил:

«Действительно, ты прав. Но прежде,

Чем предаться той практике усерднейшей,

Хотел бы я узнать, как быть с моей семьей.

Мой дом, владения, дела закончить надо.

Вернусь, и снова мы с тобой поговорим».

Тут проворчал старик:

«Пустое говоришь ты,

Я раньше так же думал,

Откладывая практику на завтра.

Заботы вырастают, как борода мужчины:

Сколько ты ни бреешь, растет все пуще.

Проходят годы, а заботы никогда

Не кончатся, я знаю.

Откладывать – обманывать себя[503].

Коли откладывать собрался, забудь

Надежду о духовном совершенстве,

Тогда напрасен разговор наш.

Вернись в свой дом,

Оставь же старика предаться

Созерцанью в мире и покое».

Тут юноша воскликнул пораженный:

«Не будь же столь суров, о старец,

Ведь было б безрассудно мне так просто

От всех занятий жизни отказаться!»

На что ответил старец:

«Да, мне ты можешь так сказать,

Но Смерти Властелин, что к нам приходит с юга[504],

Смотреть не станет на твои дела.

Поди, поговори-ка с ним!

Когда придет он за тобой,

Не спросит, молод или стар,

Высок иль низок, беден иль богат, готов иль нет.

Всех он идти заставит,

Оставив позади незавершенный труд.

Нить жизни вдруг порвется,

Как веревка, что под тяжелым грузом.

Нет времени для составленья планов,

А умереть без истинного знанья —

В беспомощности полной умереть.

И в тот момент иначе будешь думать

О важности забот мирских и дел.

Не будет ли полезней

Сейчас иначе думать,

Пока осталось время для спасенья?

Но редки в этом мире советы мудрые,

А следующих им сочтешь по пальцам».

При этом юноша преодолел свои сомненья,

Простерся перед старцем, говоря:

«Ни высший гуру на красивом троне,

Ни величайшие ученые иль йоги

Не дали мне прекраснее ученья.

О старец, ты истинный духовный друг,

И я последую совету твоему.

Продолжи речь свою и дай мне наставленья».

Ответил старец:

«Я много лет живу на этом свете

И многое видал.

Нет ничего трудней для пониманья,

Чем принципы духовного пути.

Путь, что дает возможности достигнуть

Освобожденья, бодхисаттвой стать

И Пробужденья полного достичь.

Нелегко идти по пути истины,

Проповеданной Пробужденными,

Но еще труднее делать это в старости.

Юность – вот время учиться,

Узнать получше эти ученья.

Годы пройдут, станешь старше,

Легче практикою заняться.

Когда действительно поймешь

Единую крупицу из учений,

Все действия свои исполнишь блага.

Нет нужды мудрствовать лукаво,

Когда развил духовный опыт,

Деянья тела, речи, мысли

Духовную получат глубину.

Духовному наставнику вверяться —

Вот корень практики,

И как зеницу ока

Плоды ее хранить.

К делам мирским оборотись спиною,

Ученьем, размышленьем, созерцаньем займись

По всем ученьям сущности благой

От Будды до Цзонхавы, воплощенья его в Тибете[505].

Трудясь на сем пути,

Установи основой собиранье

Всех добрых дел и метод

Очищенья ума от зла следов —

Освобожденье упадет в твои ладони.

Тогда, мой сын, познаешь радость

И устремления свои осуществишь».

Так продолжался этот разговор,

И двое, став духовными друзьями,

В леса совместно удалились,

Свободны от восьми мирских соблазнов

И медитации всецело предаваясь.

Так завершается история о старце

И юноше, что встретились однажды

В лесу, и разговора, что меж ними состоялся.

Я записал ее, чтоб вдохновить

Себя и всех усердными быть в Дхарме.

Кончок Тенпай Дронме, я, автор,

Не слишком сведущ в жизни,

Но считаю, что для спасения грядущих поколений

Сей разговор так должен быть записан,

Чтоб благодетельные мысли зародились

В сердцах людей.

Глава IV

Есть Жнец, чье имя Смерть,

Чей острый серп пожнет

В мгновенье ока спелый колос

И полевых цветов не пощадит.

Г. Лонгфелло. «Жнец и цветы»
Тибетская книга мертвых (сборник) - i_003.png
Предварительное замечание

Материал первой главы этой антологии нацелен на раскрытие того, как практика медитации смерти выполняется в тибетской традиции и как она соотносится с общей схемой буддийской практики. Вторая глава дает нам обзор диапазона тибетских буддийских традиций, связанных со смертью и умиранием в таких ответвлениях Учения, как хинаяна, махаяна и ваджраяна, охватывая темы от ежедневной медитации смерти до способа тренировки в переносе сознания в момент смерти, отношения к умирающим, приемов обращения с трупом и т. п. Наконец, третья глава представила диалог о назначении, необходимости и функции осознания смерти как стимула духовного развития.

вернуться

502

Эликсир бессмертия – тема многих древних буддийских легенд. Считается, что, подобно магическому средству алхимиков, он дает вечную жизнь. Этот эликсир как духовная метафора не раз появляется в седьмой главе.

вернуться

503

Это можно сравнить с учением Христа: «Оставьте мертвым хоронить своих покойников».

вернуться

504

Буддисты традиционно связывают смерть с южным направлением. В пятой главе это показано особенно ярко. По этой причине тибетцы никогда не спят головой к югу, считая, что течение энергии земли уносит жизнетворящую силу и укорачивает жизнь.

вернуться

505

Ссылка на Цзонхаву, основателя желтошапочного ордена, указывает, что автор принадлежит к школе Гелук.

67
{"b":"579308","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одна привычка в неделю. Измени себя за год
Особая работа
Дар смерти (начало)
Ставка на любовь
Красавица и Чудовище. Сила любви
Мечта идиота
Лунное искушение
Метроленд
Текст