ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С трудом придя в себя, я широко открыл глаза и сжал кулаки:

— Коко, Лоринг, заткните уши!

Собрав все силы, я свистнул два раза.

Риши запела, да так громко, что пальцы один за другим стали исчезать. Коко и Лоринг, которых они тоже поймали, были теперь свободны. И голоса фирэтэнона не было больше слышно. Ко мне возвращались силы. А лица Лоринг и Коко снова приобрели обычный цвет.

— Коко, как у тебя это получилось? Как ты смогла сбежать и прийти сюда? — сгорал я от любопытства.

А Коко стояла с таким лицом, словно и не знала, что сейчас происходило. Как будто она забыла о том, как пришла сюда, неся на себе Лоринг.

— Коко забыла, что говорили голоса. Она забыла всё, поэтому оказалась в безопасности. Ведь отсюда может выйти лишь тот, кто верит в себя. Похоже, из нас троих на это способна только Коко, — грустно сказала Лоринг.

По её лицу было видно, каким ударом для неё было то, что она прорицательница. Я тоже был раздавлен. Кровь моих родителей не такая, как у других жителей племени Ритито, — Лоринг и Коко знают об этом, что они теперь будут думать обо мне?

— Кажется, здесь фирэтэнон. Недавно он говорил со мной, — сказал я, не глядя на Лоринг и Коко.

Коко спросила:

— И что он тебе сказал?

— Сказал, что мои родители умерли. А ещё — что я уничтожу Папиш.

Коко смотрела на меня с открытым ртом. Лоринг же никак не отреагировала на мои слова.

— Маро, что ты такое говоришь? — засуетилась Коко.

— Я знала это… Твоя кровь не такая, как наша, — произнесла Лоринг.

Я не мог поверить своим ушам:

— Моя кровь не такая, как ваша?

— Ты не из племени Ритито.

Услышав слова Лоринг, Коко подняла уши и закричала:

— Маро не из племени Ритито! Лоринг, почему ты всё время говоришь такие странные вещи?

— Как я не хочу верить в то, что я предсказательница, так же и ты, Маро, не захочешь поверить в это. Но я чувствую. Твоя кровь не такая, как наша, — повторила Лоринг.

С отсутствующим взглядом она села, опершись спиной о стену пещеры.

— Тогда почему Элвин говорил, что я из племени Ритито? Почему меня не убили? Кто я, в конце концов? Какая кровь течёт во мне?

— Не знаю… Даже предсказатели не могут знать всего. Им известно только то, что на виду.

Я плюхнулся рядом с Лоринг. Моё сердце стучало так, что его было слышно, а голова, казалось, вот-вот разорвётся. Я закрыл лицо руками.

— Твоя кровь отличается от нашей, но внутри тебя живёт пылкость племени Ритито, — проговорила Лоринг, положив голову мне на плечо. — Я хотела бы вернуться назад. Вернуться в те дни, когда мы ещё ничего не знали. Если вы будете рядом со мной, вы погибнете.

По щеке Лоринг текла слеза. Я хотел успокоить Лоринг, но не мог подобрать слов. Чем я мог ей помочь? Я не мастер утешать.

— Лоринг… Я тоже хотел бы вернуться назад. Хотя не уверен, что мне бы это помогло. Не знаю, что мне теперь делать.

Я зарылся лицом в колени. К нам подошла Коко:

— Смотрите.

Коко приподняла левую брючину. У неё на ноге были написаны слова бабушки Фурнье:

«Неверие — это единственное, из-за чего кольцо Флоры может разрушиться».

— Это мама записала ручкой раурадер. Сказала, что этого нельзя забывать ни в коем случае. И ещё… Помните, что говорил Элвин? Пеперьоны не могут причинить друг другу вреда. Маро, ты говоришь, что твоя кровь не такая, как наша, но это не твоя вина. Лоринг, ты говоришь, что ты предсказательница, но что в этом такого? Каждый из нас рождён, чтобы нести свою, отличную от других, ношу. Такую ношу, которую никто, кроме нас самих, не сможет нести. Мы должны терпеть. Какой бы ни была наша судьба, мы пеперьоны. Маленькие взрослые. Нам решать, по какой дороге идти.

Коко смотрела на нас с Лоринг и улыбалась.

— Правильно, Коко. Пеперьоны не причинят друг другу вреда. Нам решать, по какой дороге идти, — повторила Лоринг.

Она сделала над собой усилие, и на её залитом слезами лице появилась улыбка. Коко положила руки на мои, а Лоринг накрыла наши руки своими. Как вдруг… Стена позади нас затрещала, и пещера Пумпа раскололась на две части.

Все произошло в считанные секунды. Не успев ничего сообразить, мы покатились в щель, образовавшуюся в стене. В голове была только одна мысль: сейчас мы погибнем! Однако мы упали во что-то мягкое, похожее на птичьи перья. Я открыл глаза и осмотрелся.

Мы лежали на перьях огромной зелёной птицы рейндбер. Эта птица была символом племени Шофокюрин. Такие птицы рождаются только там, где обитает это племя, и до самой смерти остаются с его жителями. Лоринг и Коко в изумлении гладили птичьи перья. У птицы рейндбер они такие мягкие, что когда их гладишь, начинаешь засыпать. Я спрыгнул с крыла птицы.

— Вы сумели победить!

Это был голос фирэтэнона. Кажется, Лоринг и Коко тоже почувствовали его.

— Трудно бывает услышать истину. Однако, примирившись с истиной, какой бы она ни была, можно стать сильнее.

— Где вы, фирэтэнон? — спросила Лоринг.

— Меня зовут Зелёное Перо.

Из-за спины Лоринг вышла женщина, всё тело которой было покрыто зелёными перьями птицы рейндбер. Длинные золотистые волосы женщины волочились по полу, как шлейф платья. Коко, широко открыв рот, уставилась на Зелёное Перо. В левой руке Зелёное Перо держала золотой бумеранг в форме полумесяца.

— Молодцы, что пришли. Перед вами деревня племени Шофокюрин.

— Деревня племени Шофокюрин? Мы думали, здесь живёт племя Мимаран, — шмыгнув носом, проговорила Коко.

— Наша деревня находится между деревнями Мимаран и Тэнту. Пылкость и самоуверенность отличают жителей этих двух деревень, поэтому между ними расположились сдержанные шофокюринцы, которые не дают своим соседям действовать сгоряча. К деревне Тэнту только один путь — через пещеру Пумпа.

Как только Зелёное Перо закончила свою речь, один за другим стали появляться шофокюринцы, которые прятались до сих пор в перьях птицы рейндбер. Все шофокюринцы, кроме Зелёного Пера, были очень маленькими, значительно ниже нас ростом.

— Зачем вы подвергли нас таким испытаниям? — сдержанно спросила Лоринг.

— Только тот, кто прошёл испытания, может забрать нож эчмон.

— Нож эчмон? Что это?

Подойдя ко мне, Зелёное Перо показала золотой бумеранг, который она держала в левой руке.

— Этот нож забирает душу. Лишает тело возможности двигаться. Если вонзить такой нож в сердце человека, имея при себе две слезы Ниборелли и дыхание Шасоя, то душа и тело этого человека навечно исчезнут во Вселенной.

— Это больше похоже на бумеранг, чем на нож, — дрожащими губами произнесла Коко.

Зелёное Перо потянула золотой бумеранг за оба конца, потом взяла его за середину. Согнутый бумеранг начал распрямляться, а по его краям зажглись огоньки.

— Все забывают о том, что боль, причинённая другому, возвращается и бывает ещё сильнее. Нож эчмон может иметь при себе лишь тот, кто помнит об этом.

Лоринг внимательно посмотрела на Зелёное Перо и спросила:

— А этот нож поможет оживить племя Ритито?

Зелёное Перо собиралась что-то ответить. Но в этот момент откуда-то послышались голоса кхаси. А это значило, что кхаси узнали, где находится племя Шофокюрин, и сообщили об этом племени Ансан. Жители племени бросились прятаться в перьях птицы рейндбер. Все были напуганы, только Зелёное Перо не шелохнулась:

— Скоро чёрная тень накроет это место. Пока не поздно, ищите две слезы Ниборелли и дыхание Шасоя. Ниборелли вы найдете в деревне Тэнту. Слезы Ниборелли — единственное волшебство, которым владеют жители племени Тэнту. Они расскажут вам, где искать дыхание Шасоя.

Зелёное Перо приложила нож эчмон к губам. В тот же миг нож превратился в золотой бумеранг. Зелёное Перо положила его мне за пазуху. Голоса кхаси становились всё громче.

— Вдруг я причиню боль Маро и Коко, что тогда? Вдруг кто-нибудь погибнет из-за меня? Зачем всё-таки меня прислали сюда? До сих пор я гордилась тем, что не испытываю страха. Лучше бы мне было по-прежнему не знать, кто я, тогда мне бы не было страшно.

12
{"b":"579312","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Высшая Школа Библиотекарей. Магия книгоходцев
Проклятие нуба (Эгида-6)
Стамбульский реванш
Пепел книжных страниц
Чему я могу научиться у Опры Уинфри
Код убеждения. Как нейромаркетинг повышает продажи, эффективность рекламных кампаний и конверсию сайта
Кайноzой
Академия Стихий. Душа Огня
Китайское искусство физиогномики