ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Красотка
О мой блог!
Плацдарм для одиночки
Мастер и Маргарита (Иллюстрированное издание)
Мор, ученик Смерти
История болезни, или Дневник здоровья
Другие правила
Забыть нельзя, влюбиться невозможно
Nordic Dads
A
A

Лоринг прикусила нижнюю губу.

— Иногда мы думаем, что нам тяжелее, чем другим. Однако каждый из нас несёт ту ношу, которую может понести только он. Тебе легче всего преодолеть именно те трудности, которые выпадают на твою долю.

Зелёное Перо протянула руку вперёд. Перед нами несла свои воды пещерная река. Наша новая знакомая протянула нам зелёное перо птицы рейндбер.

— Садитесь на него. Оно принесёт вас к племени Тэнту.

Мы сели на перо. Мне хотелось задать вопрос Зелёному Перу. Почему, если я тот, кому суждено разрушить Папиш, она не уничтожила меня, а помогла?..

— Самая тяжёлая борьба — это борьба с самим собой, — почувствовал я в душе слова Зелёного Пера, прежде чем успел что-то спросить.

Зелёное Перо дунула, и мы взлетели так неожиданно, что я потерял равновесие и растянулся плашмя на поверхности пера. Мы полетели туда, куда текла река.

Глава 10

Две слезы Ниборелли

— Долго ещё?

Коко со вздохом потянулась. Мне тоже было ужасно скучно. Я зарылся лицом в перо птицы рейндбер. Лоринг зачерпнула воды из реки, чтобы сполоснуть лицо.

— Ну… если интуиция меня не обманывает, мы скоро будем на месте, — сказала она.

Меня разозлили слова Лоринг. Вот уже несколько дней она повторяет одно и то же. Мне уже надоело лежать целыми сутками на пере птицы рейндбер, глядя в небо, или дремать от нечего делать.

— Если бы я умел колдовать, мы могли бы попасть, куда нужно, более лёгким способом, — пробормотал я.

Коко ответила:

— Может, попробуем плапла? Он заставит листья принять форму летучего ковра или орла.

— Коко, ты опять всё забыла? Волшебная сила плапла быстро исчезает. Ты хочешь рухнуть с неба вниз? — улыбнулась Лоринг, взглянув на Коко.

— Если бы мы умели колдовать, то уже были бы в деревне Тэнту.

Я случайно произнес вслух то, о чём думал. Лоринг в шутку плеснула в меня водой:

— Если бы всё можно было решить при помощи колдовства, нас не отправили бы туда. Маро, хватит пустых мечтаний, подумай лучше о чём-нибудь хорошем.

Лоринг ободряюще улыбнулась мне, но я только вздохнул.

Почёсывая левую щеку, Коко проговорила:

— Ну почему нельзя было поколдовать, пока мы не прибыли на место? Почему мы должны двигаться так медленно? Я просто терпеть не могу, когда так скучно!

На слова Коко Лоринг ответила:

— Ты помнишь, что говорил Элвин? Колдовство — всего лишь фокус, оно помогает ненадолго избежать проблем, но не помогает их решить. Самое главное — это наша воля. Вот что сильнее любого колдовства.

Коко тяжело вздохнула в ответ:

— Скучно.

Она подложила руку под голову и закрыла глаза. Мы грелись под теплыми солнечными лучами. Я перевернулся на другой бок и посмотрел на Лоринг. Она зачерпнула обеими руками воду из реки и поднесла к губам.

Лоринг уговаривала нас потерпеть ещё немного, а у самой на лице была страшная усталость. Я пожалел, что мы донимали её своими глупыми жалобами, ведь ей тоже было очень тяжело. Я плеснул в неё водой, так же, как она до этого в меня:

— Лоринг, давай думать о чём-нибудь хорошем!

Лоринг посмотрела на меня и смущённо улыбнулась. Я улыбнулся ей в ответ.

— Ой! Смотрите туда! Кони!

Задремавшая было Коко вскочила, указывая в сторону берега. Кони спускались к воде, чтобы напиться из реки.

Коко взволнованно проговорила:

— У каждого коня посередине лба сверкает драгоценный камень чёрного цвета.

Лоринг подняла голову, посмотрела вперёд и сказала:

— Такой конь был нарисован на потолке у нас дома. Папа говорил, что это символ племени Тэнту. Эти кони называются хайнэ. Правда, красивое название?

Лоринг глубоко вздохнула.

— Значит, мы находимся у деревни Тэнту? Лоринг, а почему у тебя такое выражение лица?

— У каждого коня на лбу камень, видите? Если кто-то хочет вторгнуться в деревню, камни чернеют.

— Да что же это такое! Это мы, получается, хотим к ним вторгнуться? Куда мы ни придём, нам нигде не рады, — надув губы, заворчала Коко.

Я лёг ничком на перо птицы рейндбер, как тогда, когда мы покидали пещеру Пумпа. Лоринг и Коко с испуганными лицами опустились рядом. Перо птицы рейндбер, несущее нас, медленно двигалось вниз по течению. Заметившие нас издалека хайнэ вдруг бросились куда-то бежать.

Мы карабкались по холмистому берегу реки. На вершине холма росло огромное дерево пинкапин. На его ветвях висели плоды размером с небольшие дома. Каждый плод и был домом. В этих плодах селились жители племени Тэнту.

В передней части плодов располагались дверцы, над которыми висели именные таблички. При каждом порыве ветра плоды мелодично звенели.

— Какие красивые домики… Если бы я могла, то тоже жила бы в таком… — прижав руки к груди, воскликнула Лоринг.

Трепет и грусть слышались в её голосе. Лоринг слишком хорошо понимала, как печальна судьба предсказателей, вынужденных всю жизнь скитаться. Лоринг была как никто весела, дружелюбна и рассудительна до того, как узнала, что она — предсказательница. Однако с тех пор, как мы покинули пещеру Пумпа, в её глазах было уныние. Я понимал, что никакие слова не смогут её утешить.

Так же, как мне не хотелось верить в то, что я не из племени Ритито, ей не хотелось признавать, что она предсказательница. Но, как сказала Зелёное Перо, никто из нас, кем бы он ни был, не может просто так избавиться от тяжести собственной ноши. Я попытался собраться с мыслями. Может быть, Элвин прав, и, если пыл наших сердец не охладеет, впереди нас будет ожидать то, что поможет нам изменить свою судьбу. Я убеждал себя, что есть дорога, которая приведёт нас к переменам. Это единственное, что помогало мне поддерживать присутствие духа.

— Лоринг, я уверен, ты будешь жить в доме гораздо более красивом, чем эти, — сказал я, глядя с улыбкой на Лоринг.

Она тоже посмотрела на меня и улыбнулась. Это была печальная улыбка.

— Найдётся какой-нибудь тёплый угол и для тебя, — хихикнула Коко.

Вечно Коко скажет что-нибудь ни к селу ни к городу. В какой бы опасности мы ни оказались, как бы ни было страшно и серьёзно то, что с нами происходило, Коко всегда начинала смеяться, галдеть и шутить. Раньше я обозвал бы её тупицей, но теперь от прежнего высокомерия не осталось и следа. Лоринг сильно переживает, я же бываю занудой, а вот весёлость Коко всегда придаёт нам сил.

— Давайте искать табличку с именем Ниборелли, — предложила Лоринг, глядя на плоды дерева пинкапин.

Мы обошли дерево кругом в поисках нужной нам таблички. Однако такой нигде не было.

— Разве не в племени Тэнту мы должны были искать Ниборелли? Почему же тогда здесь нет таблички с этим именем?

Покачав головой, Коко уселась на землю, опершись спиной о ствол дерева пинкапин. А Лоринг, казалось, глубоко задумалась о чём-то.

— Ведь необязательно жить на земле. Можно жить и под землёй, как племя Шофокюрин, — сказала она, указывая на основание дерева пинкапин.

— Ну конечно! Кто-то живёт под землёй — вот чудеса, если, конечно, этот кто-то не танкафо (танкафо — это такой крот, у которого рот находится там, где должны быть глаза, а глаза — там, где обычно рот), — пошутила в ответ Коко.

Однако я подумал, что Лоринг, возможно, права. И попросил Коко послушать, не различит ли она каких-нибудь звуков под землёй. Коко продолжала настаивать, что внизу никого нет. Мы с Лоринг сердито нахмурились, и Коко ничего не оставалось, кроме как улечься, приложив ухо к земле. Через некоторое время она заговорила:

— Я слышу звуки музыки… хм… а ещё чей-то храп!

Тут Коко громко закричала:

— Лоринг, ты права! Под землёй кто-то живёт! Но мы же не знаем, правда ли, что этот кто-то — Ниборелли?

— Вот встретимся с ним и узнаем, — ответила Лоринг.

Я посмотрел вниз:

— А как же мы туда попадём?

— Ну… даже не знаю, — покачала головой Лоринг.

— Эй! Да это слишком сложно. Пусть лучше этот кто-то выйдет на поверхность! — предложила Коко, жуя печенье аман, которое она только что достала из сумки сотин.

13
{"b":"579312","o":1}