ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нужно сделать два вдоха, а потом уже произносить заклинание. Кроме того, говорить нужно негромко, соблюдая ритм. Любое заклинание, прочитанное поспешно, приведёт к неприятностям.

Следуя совету Ниборелли, мы с Лоринг сделали два вдоха, сказали волшебные слова и медленно опустились на пол.

Коко уже сидела рядом с Ниборелли и ела суп торито. Мы с Лоринг стояли рядом, глядя на Коко. Она-то вечно не понимает, что происходит, — а нам еда не лезла в горло. Мы с Лоринг только головами качали.

— Ухты, сума сойти! Как же вкусно! — рассыпалась в похвалах Коко.

— Правда, вкусно?

Ниборелли польстили слова Коко. Он зачерпнул ещё супа и налил Коко добавки. Коко съела тарелок шесть, как будто несколько дней до этого у неё во рту не было маковой росинки. Мы с Лоринг наблюдали за ней с открытыми от удивления ртами.

— Правда, это очень, очень вкусно. Кстати, мои родители тоже отлично готовили этот суп. Наверно, лучше, чем кто бы то ни было в племени Ритито. Но ваш суп, господин Ниборелли, в пять раз вкуснее. Как же здорово, какая я счастливая сегодня! И всё благодаря вам, господин Ниборелли!

— Это правда? Ты счастлива благодаря мне? — переспросил удивлённо Ниборелли.

Коко кивнула:

— Ага! Я всегда такая счастливая, когда ем этот суп. Но одной его есть невкусно. А вот вместе — пальчики оближешь!

— Коко, сейчас не время рассиживаться и есть супы! У нас дело! — упрекнул я её.

Я просто не мог больше всего этого терпеть. Коко, кажется, вспомнила наконец, зачем мы сюда пришли. Она встала со стула и подошла к нам. Ниборелли молча доедал суп.

Я хотел было сделать и ему замечание, но Лоринг жестом остановила меня. Покачав головой, она усадила нас за стол. Потом села сама и взяла ложку. Я не понимал, что она делает. Лоринг только что строго смотрела на Коко, так почему же теперь сама повторяет за ней?

— Как вкусно пахнет! Я с удовольствием попробую ваш суп, — улыбнулась Лоринг, глядя на Ниборелли.

Лоринг с аппетитом принялась за суп. Она выразительно посмотрела на меня, как бы желая сказать, чтобы я скорее присоединился к трапезе. Мне оставалось только сделать то, о чём она жестами просила меня. Суп торито и вправду был хорош. Я и Лоринг с удовольствием съели по тарелке супа. Ниборелли молча наблюдал за нами.

— Господин Ниборелли, а почему вы живёте под деревом пинкапин? Ведь на земле лучше, чем под землёй. Вверху свежий воздух, чистое небо. Вам здесь не душно? — спросила Коко, оглядывая жилище Ниборелли.

Совершенно спокойный до этого момента, Ниборелли начал вдруг хмуриться. Он пересел из-за стола в кресло-качалку.

— Потому что я могу быть свободным. Я могу жить как хочу. Могу хоть до рассвета шуметь, и никто мне ничего не скажет.

Ниборелли закурил трубку из панциря улитки. Говорят, если курить такую трубку с лекарственными травами, то настроение улучшается.

— Здесь я могу пользоваться любыми заклинаниями, какими захочу. Я единственный волшебник в племени Тэнту. Здесь больше нет таких, как я. Те, что живут наверху, другие. Я особенный, — с гордостью говорил Ниборелли.

— Это правда, вы особенный. И от этого вам ещё более одиноко, — произнесла Лоринг.

Ниборелли занервничал.

— Что ты такое говоришь! Да я живу веселее всех, — ответил он с деланной бодростью.

Ниборелли поднялся с кресла и открыл дверь. Солнечные лучи, пробивавшиеся сверху, осветили его лицо. Ниборелли потёр глаза, будто солнечный свет ослепил его.

— Давненько я не видел солнца… Я уже начал забывать, что оно такое тёплое, — тихо пробормотал Ниборелли.

Лоринг подошла к нему.

— Я тоже знаю, как одиноко бывает тем, кто не такой, как все…

Лоринг положила руку на плечо Ниборелли. Он дёрнул плечом:

— Со мной всё хорошо. Я не одинок. Об этом можно подумать потом.

— На словах всё хорошо, а на деле? Разве это хорошо — жить, страдая, и притворяться, что всё нормально? Вам не с кем разделить свои печали и свои радости, остаётся только откладывать эти мысли на потом. Вы делаете вид, что вам хорошо и одному, но ведь это всё оттого, что вам одиноко.

Ниборелли занервничал, слушая Лоринг. Его глаза бегали туда-сюда.

Помолчав немного, Ниборелли сказал:

— Я всегда разговариваю сам с собой. Когда ем или ложусь спать — всегда. «Ниборелли, как тебе это блюдо, нравится?» — «Да нет, не очень». — «А что тебе приготовить завтра?» — «Ну, что хочешь. А теперь давай спать». — «Спокойной ночи, Ниборелли». — «И тебе спокойной ночи, Ниборелли…» Так можно жить. Если не думать о том, что рядом нет ни души, то и об одиночестве как-то забываешь.

Ниборелли грустно улыбнулся.

— Каким бы вкусным ни было блюдо, невозможно узнать его вкус, если не с кем его разделить, — произнесла Лоринг, глядя в глаза Ниборелли.

Только теперь я понял, почему Лоринг так себя вела. До сих пор Ниборелли всегда ел один. Никогда никого не было рядом, поэтому он так обрадовался, когда Коко начала хвалить его стряпню.

— Все меня боялись. Вдруг я неправильно наколдую что-нибудь и причиню кому-то вред. Поэтому я решил, что лучше не попадаться другим на глаза. Если меня не видно, то всем спокойнее.

С грустным лицом Ниборелли снова уселся в кресло-качалку.

— Я предсказательница. Сейчас я ещё маленькая, поэтому не слишком сильна в предвидении будущего, но со временем мои способности будут развиваться. Я всю жизнь обречена скитаться. Но я не хочу так жить. Нет! Я не буду так жить! Я не собираюсь становиться изгоем. Не собираюсь прятаться.

У Лоринг на глазах были слёзы. Казалось, она, как никто, понимала одиночество Ниборелли. Я подошёл к ним.

— Я жил, веря, что принадлежу к племени Ритито. Но теперь я даже не знаю, кто я. А ещё я могу принести вред Папиш. Да… Даже так может случиться. Но я уверен: всегда можно сделать выбор. Вот и жители племени Ансан — ведь раньше они не были злыми духами. Я буду стараться управлять своей жизнью сам. И там, в конце пути, я найду способ изменить свою судьбу. Но если я не пройду свой путь, то ничего не получится.

Вслед за мной заговорила Коко:

— Я Коко. Меня все звали чемпионкой по забывчивости. Мне было так горько, когда меня дразнили, но я быстро забывала об этом. Однако, чтобы не забыть действительно важные вещи, я всё записываю ручкой раурадер. Может быть, кому-то это покажется смешным, но это самое большее, что я могу сделать для себя самой. Если я не буду прикладывать никаких усилий, то в моей жизни никогда ничего не изменится.

Коко улыбнулась Ниборелли. Он заулыбался в ответ:

— А я никогда не старался изменить свою судьбу, как вы говорите. Я всегда предпочитал думать, что проблемы есть только у других. Так мне было легче.

Ниборелли грустно посмотрел на нас. Потом провёл рукой по кругу и произнёс заклинание:

— Кафранфютвайконсеп!

Как только Ниборелли сказал эти слова, его дом начал медленно сжиматься. Мы все поспешили на выход. Плод всё сильнее сжимался, пока, наконец, не стал размером с зёрнышко. Ниборелли поднял его и проглотил. Всё его тело раскалилось докрасна.

— Хайнэ!

Стоило Ниборелли это сказать, как с холма к нам прискакал белогривый конь хайнэ. Ниборелли вынул драгоценный камень, сверкавший у коня во лбу. Конь превратился в туманное облако, которое тут же рассеялось. Держа в руке камень, Ниборелли оглядел каждого из нас:

— Я всегда мечтал, чтобы кто-нибудь назвал меня по имени. Если есть кто-то, кто произносит вслух твоё имя, то больше и желать нечего.

Ниборелли улыбнулся нам. На драгоценный камень упали две слезинки.

— Ой! — воскликнула Лоринг.

Как только слёзы Ниборелли коснулись поверхности камня, он весь заискрился разными цветами. Ниборелли положил камень на ладонь Лоринг:

— Нож эчмон, мои слезы и дыхание Шасоя помогут навсегда уничтожить злых духов. Дыхание Шасоя вы найдёте в племени Агапа. Шасой — третий фирэтэнон на Папиш. Его вам будет найти ещё труднее, чем меня. Но вы должны постараться. Однако помните: найти дыхание Шасоя — это ещё не всё. Чтобы воспользоваться этими тремя волшебными вещами, вам необходим будет человек, в тело которого можно будет заключить духов. Вы знаете об этом?

15
{"b":"579312","o":1}