ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чёрные точки, которые составляли левую руку тени, поднялись вверх:

— Шатин, это обман. Как этому можно поверить? До сих пор никому не удалось вернуть нам тело.

В эту секунду кулак Изваяния Правды разжался. Раздался громкий скрип, будто открылась тяжеленная дверь.

— Я Изваяние Правды!

Из раскрытой ладони Изваяния хлынул ослепительный свет. Вмиг левая рука чёрной тени исчезла. Я вспомнил слова бабушки Фурнье, которая говорила, что Изваяние Правды может наказать лишь тех, кто лжёт.

— Хорошо, мы пощадим пеперьонов.

Из глаза лился чёрный свет. Ладонь Изваяния Правды снова сжалась в кулак.

Чёрные точки закричали в один голос:

— Мы должны успеть получить тело и вернуться в крепость Рукасон до того, как остановится сердце Элвина!

У меня перехватило дыхание, когда я услышал эти слова.

— Сер… сердце Элвина… что… что это… О чём это вы?

Я дрожал и не мог связно говорить. Красный глаз уставился на меня сверху вниз. Чёрные точки издевательски захохотали. Составлявшие человеческую фигуру точки кинулись врассыпную, и оказалось, что под ними скрывается сердце. На сердце был символ фирэтэнонов 

Тайна Флоры - i_004.png
(людей, которые умеют разговаривать без слов). Было очевидно, что это сердце Элвина.

— С сердцем фирэтэнона мы можем в течение ста дней передвигаться, даже не имея тела. Но когда пройдет этот срок, нам придется остановиться. Если через сто дней мы найдем того, кто отдаст нам своё тело, мы вернем Элвину его сердце. А если Элвин оживёт, то и племя Ритито может воскреснуть. Помните. Сто дней. До полудня сотого дня мы должны войти в крепость Рукасон.

Красный глаз замолчал. Чёрные точки отступили немного назад и полетели на восток.

Когда чёрная тень исчезла, Коко тяжело вздохнула. Я был в смятении. Способ вернуть Элвину сердце существовал. Но можно ли верить словом Шатина, который сказал, что наше племя воскреснет, если Элвин получит свое сердце обратно?

— Пеперьоны! — тихо произнесло Изваяние. Даже когда голос Изваяния звучал не в полную силу, в нём чувствовалось величие.

Лоринг и Коко опустились перед Изваянием на колени, я вслед за ними.

— Как можно вернуть сердце Элвину? Исполнит ли Шатин своё обещание? — спросила Лоринг.

— А как ты думаешь?

Лоринг без промедления отвечала:

— Я думаю, что Шатин сделает, что обещал, как только получит тело. Но племя Ансан коварно. Если они получат тело, то, несомненно, с ещё большей силой обрушатся на кольцо Флоры. А если кольцо Флоры будет сломано, то какая польза от того, что мы вернём Элвину его сердце? Папиш исчезнет, и все племена погибнут.

— Вы заключили с Шатином договор, и по закону Папиш должны выполнить всё, что обещали, — прозвучал твёрдый голос Изваяния.

Да, законы Папиш предписывают держать слово — но ведь ясно, что мы таким образом дадим племени Ансан ещё бóльшую силу. Как сказала Лоринг, если мы выполним своё обещание, это уничтожит Папиш. Тогда почему Изваяние думает только о договоре? Коко постучала кулачком по груди, будто задыхаясь от нахлынувших переживаний.

— Идите к племени Мимаран. У них вы найдете зёленое перо. Оно укажет вам путь. Идите, глядя только вперёд. Иначе останется лишь сожалеть.

Свет, исходивший от Изваяния, погас.

— Что мы сможем сделать? — воскликнул я, но Изваяние Правды больше не отвечало.

Коко, посмотрев на меня, спросила:

— А что ты думаешь делать?

Я замотал головой. В такой спешке я ничего не мог решить.

— Делать нечего. У нас нет выбора, кроме как поступить по слову Изваяния. Давайте думать в первую очередь о том, как исполнить его совет. Ясно, что есть какая-то возможность сохранить кольцо Флоры и воскресить племя Ритито. Ведь Изваяние Правды не может быть на тёмной стороне? — спокойно сказала Лоринг.

— Ну да. Правильно. Такого не может быть, — кивала Коко, слушая слова Лоринг.

Изваяние Правды не могло послать нас на дорогу тьмы. Я взглянул на дверь из тумана, которая вела к племени Мимаран.

— Идём, у нас мало времени.

Лоринг пошла впереди. Сгущались сумерки. Обессиленная птица риши села мне на плечо. Я погладил её крылья. «Моё сердце будет с тобой…» Перед глазами возник образ Элвина, произносящего эти слова. Потом мне вспомнилась бабушка Фурнье. В ушах звучали её наставления беречь время. Я почувствовал, что предстоящие сто дней пролетят, как одна секунда.

Глава 8

Найти зелёное перо

Что проку в слезах? Ведь их выпьет земля.
Тьма лишь новую тьму порождает,
И мрак сгущается.
Что проку в слезах? Ведь их ветер развеет.
Грусть твоя скоро сменится новой,
А боль за большею болью забудется.

За туманной дверью лежала тропинка, окружённая деревьями оллик. Стволы оллик всех цветов радуги загибались по кругу, образуя над тропинкой арку. Мы пошли по тропинке. Отовсюду слышалось пение. На душе посветлело. Мы слушали, и постепенно напряжение отступало, мы успокаивались.

— Это неллипины, — взглянув вверх на деревья оллик, сказала Лоринг.

— Что это? — переспросила Коко, протягивая нам с Лоринг булочки, которые она достала из сумки сотин. Мы не могли медлить ни секунды, поэтому приходилось утолять голод прямо на ходу.

— Это предки племени Мимаран. Когда жители племени Мимаран умирают, они становятся неллипинами и охраняют деревню. Они живут в лесу племени Мимаран. Неллипины невидимы. Мы можем лишь услышать их голоса. Они поют песни, утешающие души. Сейчас они поют, чтобы поддержать нас с вами.

Лоринг взяла у Коко молоко митмаллен и передала мне. По мере того, как мы приближались к деревне племени Мимаран, пение неллипинов стихало.

— Где же нам искать зелёное перо? — проговорила Коко.

Мы с Лоринг удивлённо взглянули на Коко. Поразительно — она не забыла, что говорило Изваяние Правды! Коко смущённо пожала плечами:

— Этого ведь нельзя забывать. Мы во что бы то ни стало должны вернуть жизнь племени Ритито. На мою память положиться нельзя, поэтому я буду всё записывать. Всё самое важное.

На одежде Коко были записи, сделанные ручкой раурадер. Как все жители племени Ритито, Коко носила в себе огонёк страсти, который помогал преодолеть всё, что выпадало на её долю, и победить. Раньше я всегда с пренебрежением относился к ней, «чемпионке по забывчивости», но теперь мне было стыдно вспоминать об этом.

— Почему птица риши не летает? — Лоринг погладила птицу, сидевшую на моём плече.

— В вечернее время она теряет свою силу.

— Тсс! Сюда кто-то идет! — прошептала Коко.

Мы спрятались за деревьями. Коко была права — с противоположной стороны тропинки кто-то шёл нам навстречу. Мы смотрели туда, откуда доносились звуки, — из леса друг за другом выходили пожилые женщины. С ними были дети. Они шли, держа женщин за руки и со страхом озираясь по сторонам.

— Вон та женщина волшебница — это точно! — прошептала Лоринг.

— Откуда ты знаешь? — спросила Коко, выглядывая из-за деревьев.

— Волшебники племени Мимаран носят на лбу золотые украшения.

Коко, недоверчиво склонив набок голову, снова спросила:

— Кто это сказал?

— Кто-кто, бабушка Фурнье. Ты уже забыла, что мы учили на уроках истории? — раздражённо ответил я.

Коко смущённо улыбалась, почёсывая затылок:

— Что с того, что это волшебница? Нам не нужно прятаться. Ведь волшебники не насылают чары на всех подряд! Я сейчас выйду и спрошу у них, где нам искать зелёное перо.

Коко выбежала из кустов на середину тропинки. Лоринг попыталась удержать её, но не успела.

— Здравствуйте, уважаемая волшебница! Я пеперьон из племени Ритито, — поприветствовала колдунью Коко. Мы с Лоринг собирались уже выйти из леса вслед за Коко.

9
{"b":"579312","o":1}