ЛитМир - Электронная Библиотека

Русская субмарина капитан! – доложил шепотом матрос Рихарду. – Что будем делать?

Командир задумался, снял фуражку и вытер платком холодный пот со лба. Он был отличным воином, тактиком и моряком. Но русские – это сыны морского дьявола. Они прекрасно научены, выносливы и хитры. Если завязывать с этими волками бой, то далеко не факт, что мы выйдем из него победителями.

Мой капитан! – выдернул моряк из раздумий Рихарда.

Что там у нас? – спросил командир. – Дай–ка взгляну.

В перископе была следующая картина – русская субмарина дрейфовала на волнах. Рубка была открыта, трое матросов возились на борту. Двигатели работали, но не в полную мощь. Враг был повернут к нам кормой - в общем, мы вовремя затихли.

Сам Бог преподнес нам русских на блюдечке! – злорадствовал командир подлодки.

Рихард еще раз все продумал и проанализировал. «UB–65» была расположена как раз торпедным аппаратом к русской субмарине - идеальное положение для выстрела.

Будем атаковать! – донеслось до меня сверху.

Я вздрогнул. Ох, как мне не хотелось, чтобы мы разменивались торпедами или хоть как–то обращали внимание друг на друга. Господи! Давайте просто погрузимся на недостижимую глубину и пойдем своим курсом дальше. Ну, пожалуйста!

Паника потихоньку начала просыпаться во мне. Но было слишком поздно. Командир отдал приказ, и весь экипаж засуетился, словно маленькие муравьи в муравейнике. Я закрыл глаза и стал молить Бога.

Курс ноль-семь-шесть, расстояние тысяча триста ярдов, тридцать секунд до точки выстрела, – доложил матрос.

Прекрасно! Носовые аппараты к бою! – скомандовал Рихард.

Есть торпедные аппараты к бою! – продублировал матрос.

Превосходно! – промелькнуло у меня в голове. – Что может быть лучше, чем получить пару– тройку сочных торпед от славных русских парней, – бесился я.

Огонь! – крикнул Палач. Казалось, эта команда донеслась до каждого уголка нашей субмарины, повторяясь огонь – гонь – онь – онь… Шум в моей голове! Затем тишина. Вдруг раздался крик со стороны торпедного аппарата! Спустя минуту подлодку толкнуло. Огромные воздушные пузыри вырвались наружу - торпеда пошла, начала ускоряться, словно дельфин, набирая скорость с каждым пройденным метром.

Десять секунд, мой капитан, – доложил матрос. Рихард кивнул.

Что там за чертовщина? Почему не сразу выстрелили? – начал гневаться командир. – Кристиан! Немедленно в торпедный отсек, проверь, что там у них!

Есть! – резко ответил молодой моряк, и пригнув голову, побежал выполнять приказ.

Мимо! – на выдохе произнёс моряк, смотревший в перископ.

Как мимо? Черт! Доли секунды не хватило, идиоты! Почему сразу не было выстрела? – свирепствовал командир.

Он оттолкнул своего зама и быстрым шагом заковылял в сторону торпедного отсека:

Срочно погружаемся, убрать перископ! – уходя, скомандовал Рихард.

Подлодка стала погружаться. Рихард был прав, до цели не хватило буквально чуть–чуть. Русские, словно чуя беду, стали готовиться к погружению и продвигались на малом ходу вперед. Это и спасло им жизни, наша торпеда прошла в трех метрах от кормы русской субмарины. Моряки подняли тревогу, но мы уже были глубоко под водой. У торпедного аппарата слышались возня и крики - Рихард дубасил матроса–торпедника, что есть силы, обрушивая на него всю мощь своей тросточки.

Бедняга не смог объяснить командиру, что за секунду до выстрела прямо перед ним всплыл призрак лейтенанта со скрещенными на груди руками. Появился в зеленом свечении и исчез в правом борту «UB–65». Естественно, матрос молча получал и знал, что правда о призраке лейтенанта приведет капитана в бешенство. Избив матроса, Рихард быстро отправился к себе в каюту и заперся там. Позже торпедник рассказал заму капитана, Ханку Лорейну, настоящую причину промаха торпеды. В отличие от бешеного командира субмарины, его правая рука был более спокойным и рассудительным человеком. Выслушав моряка, Лорейн сделал выводы – пора священнику браться за дело.

Ужин принес Оли и сразу же извинился, что не смог зайти утром, так как было слишком много суеты. Теперь, к моему огорчению, он станет появляться реже, пока все не уладится. В бухту, где мы останавливались пополнить провизию, уже передали сигнал о побеге Педерсона. Его объявили в дезертиры и военные преступники, и уже искали. Что–то мне подсказывало, что навряд ли они его найдут.

Также я рассказал Оливеру про свои видения.

Почему мы промахнулись? – поинтересовался я.

Ты не поверишь…

Снова эти призраки? – спросил я.

Именно так англичанин, именно так. Они стали появляться все чаще. Боюсь, что вскоре все закончится не так, как хотелось бы нам с тобой, – нахмурил брови Оливер.

Спокойной ночи, Милс, – пожелал он и вышел, плотно закрутив за собой маховик.

Что нас ждет завтра – не знает никто, даже Господь Бог. Наверное, одному лишь призраку лейтенанта известна моя участь на этой проклятой субмарине. Я растянулся на кушетке, закинул руки за голову и уснул. Русские не успели среагировать на наш залп. Можно сказать, что мы родились в рубашке.

апреля день

На удивление, сегодняшний день оказался вполне спокойным. Мне даже не верилось это. Ни криков, ни мордобоев, ни призраков - это очень настораживало. Затишье перед бурей – не покидала меня страшная мысль.

Мне поручили важное задание – приборку на палубе, если можно так выразиться. Задача состояла в том, чтобы помочь матросам вымыть и вычистить весь коридор до блеска. Работа шла полным ходом, и у меня отчасти поднялось настроение. Знаете, это как заслуженный выходной. Вроде бы ты работаешь всю неделю, тратишь нервы и свое здоровье на эти ужасы, а теперь тебе положен выходной! Просто отдыхай и наслаждайся морскими круизами туристической компании «UB–65» – думалось мне со шваброй в руках и с дурацкой улыбкой на лице. Оли натирал переборки в метре от меня, и нам даже удалось немного пообщаться. В конце коридора появился Райнер, тот самый худощавый маньяк. Он снова украдкой бросал на нас опасные взгляды. Было как–то не по себе и

неприятно. Оли не выдержал первым, нервы его дали заднюю, и он двинулся к худому моряку, склонившемуся над ведром с мыльным раствором.

Ну, держись сукин сын! – грозно прошипел он, закатывая рукава своей робы.

Я отставил швабру в сторону и приготовился сам не зная к чему. Оли схватил сосунка за грудки и резким движениям прижал к стенке.

Какого дьявола ты постоянно пялишься в нашу сторону, урод? Ты что, гомик? Тебе нравятся мальчики в форме, да? Отвечай! – не унимался Оли.

Райнер ничуть не испугался:

Не надо меня пугать, я пуганным родился! Вы ведь ничего не знаете, глупцы! – зло усмехнулся он. – Мы все здесь умрем! Все до одного! Субмарина будет убивать, пока на борту не останется ни одной живой души! Тебя это тоже касается англичанин, – бросил он в мою сторону.

Что ты несешь, недоумок! – лицо Оливера побагровело.

Я серьезно! – не унимался Райнер, - просто есть одна маленькая история, которую я хочу вам поведать, – таинственно произнес моряк, вводя нас в сомнение. Мы с Оливером глупо переглянулись.

Что ты знаешь? Говори! – Оли тряхнул его так, что у Райнера искры посыпались из глаз.

Отпусти, Оливер! Сейчас вы многое узнаете и, думаю, вам это мало понравится.

Я тебя слушаю! - Оли разжал кулаки.

Все началось очень давно, еще до постройки «UB–65», - начал Райнер. - С самого детства жизнь втягивала меня в различные интрижки криминального характера. Отец был мелким бандитом, проигрался в карты и однажды просто пропал. Как-то раз к нам матерью явился констебль и сообщил, что отца нашли на берегу нашего маленького Герлица – так назывался мой городок. Страж порядка посочувствовал нам и ушел. Самое обычное кровоизлияние в мозг – лопнул сосуд в голове. Версия полиции была таковой, но на мой взгляд – все это полная чушь. Мы с матерью знали настоящую причину смерти отца – огромный долг в карты, от которого просто так не уйдешь. Проиграл – плати! И отец заплатил, сполна. Мать моя горевала недолго, и вскоре у нее появился ухажер, какой–то здоровый мужик, с которым мое общение не складывалось.

8
{"b":"579317","o":1}