ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Quel avantageux![63] Загляденье! Как он ловко владеет шпагой!

Джулия фыркнула, но ничего не ответила.

— Ты это… Прости меня за сентенции. Я думала, у вас как у большинства… Ну, любовь, — виновато проговорила Мирей. — Думала, что знаю жизнь, и всё опошляла.

— Да я и не обижаюсь, — отмахнулась Джулия, которая беседы по душам переваривала еще хуже, чем дуэли.

— Красиво дерется! — снова сказала Мирей. — Глаз не оторвать!

— Я не люблю, когда из-за меня проливают кровь, — сухо заметила Джулия. — Ни кровь, ни пот, ни другие физиологические жидкости.

— А я очень даже! — восторженно пискнула та. — Вот бы мой Жан так за меня сразился! Через две недели приезжает, — прибавила она, зардевшись.

— Никаких проблем! Я вам его уступаю, хоть на веки вечные! — съязвила Венто.

— Кого?!

— Моего кузена. Если уцелеет, конечно. Насовсем забирайте и деритесь с ним до умопомрачения! Только тут уж без нас.

— А вы что, куда-то собрались?! — удивилась Мирей.

Вот надо было Джулии ляпнуть!

Назавтра она всех известила о том, что улетает.

— Я проконсультировалась с Донеро, — говорила она, — и теперь я специалист по воздушным шарам!

Ее двоюродного братца дуэль вымотала совершенно. Он отдувался, прыгал с кочки на кочку, импровизировал, но под конец не выдержал и, обозвав Кристиана выхолощенным аристократом, бросил рапиру к его ногам.

— Неужто и правда улетаешь? — тоненьким голоском спросила Джейн. На глазах у нее выступили слезы.

— Повидаю мир… — мечтательно проговорила та.

— Крита тебе, выходит, мало, — буркнул Франческо. — Эдак ты никогда не угомонишься — станешь постоянно с места на место перепархивать. Как бы синьору Кимура не надоело…

Кристиан отдавал последние указания своему заместителю по кафедре, по несколько раз выверяя исследовательские проекты и уточняя координаты поставщиков. Затем кто-то из студентов видел его черную, величественную фигуру, которая со скоростью света пересекла парк и направилась ко входу в директорский корпус.

Донеро пожелал ему приятного пути и полюбопытствовал, будут ли они с Джулией пользоваться телепортатором.

— Нет, я считаю, путешествие ускорять незачем, — сказал Кимура.

— Да-да, согласен с вами! — подхватил географ. — Мгновения прекрасны! Каждое мгновение что капля золота. Так, говорите, отпуск на остаток лета?

— Если будет позволено, я бы отхватил еще кусочек осени, — прокашлялся Кимура.

— Ах, вот оно что! Бархатный сезон! Конечно, конечно! А не посвятите своего старого друга в план маршрута?

— Для меня это полная тайна, — признался человек-в-черном. — Картой и компасом распоряжается Джулия. Как и моей жизнью.

— Сильно сказано! — подмигнул Донеро.

— Да нет, вы неправильно поняли! — рассмеялся тот. — Она будет управлять шаром!

Когда Франческо, наконец, постиг, что Джулия имела в виду под словами «специалист по воздухоплаванию», глаза его вылезли из орбит.

— Ты нашего учителя в могилу сведешь!

— А вот и нет! Из меня навигатор вполне даже сносный!

— Но вы уж там поосторожней, — вставила Джейн, содрогаясь при мысли, что она могла бы оказаться с подругой в одной корзине.

— Не скучай! — ввернула неутомимая и вечно деятельная Роза, водя кисточкой по холсту.

Погода стояла теплая, солнечная; шныряли туда-сюда стайки птичек, клокотала в фонтане вода… Роза была в ударе: купидоны из окружившего фонтан скульптурного ансамбля выходили у нее на редкость складными. Только вот разве лица. С лицами творилось что-то неладное: первому — амуру с лютней — достались шевелюра и ухмылка Франческо, второму — строгая мина Мирей, третий заполучил кудряшки и личико Джулии. А когда Лиза случайно увидала, что сотворила художница с четвертым, то залилась краской и потребовала всё немедленно стереть.

— Оттянитесь, как следует, — хихикнула Кианг, заглядывая к Розе в холст.

— Да, но смотрите, не перегните палку. И с напитками поумеренней, — менторским тоном сказала Мирей. Ох уж эта Мирей! Ничем из нее морализма не выбьешь!

— Что-то затянулся наш обмен напутствиями, — заметила Джулия, поправляя свою длинную, до пят юбку из темно-зеленого крепдешина. Она сшила эту юбку и жакет — тон в тон — специально для путешествия и ужасно гордилась шляпкой, опоясанной широкой бежевой лентой и превосходно гармонирующей с остальным нарядом. Такие шляпки носили модницы Викторианской эпохи; нечто подобное наверняка надевала Мэри Монтэгю[64], пускаясь в круиз вдоль берегов Африки, намереваясь завоевать Азию или покорить Европу. Как и Мэри, Джулия решила составлять путевые заметки. Через три или четыре месяца она вернется, чтобы покорить Академию.

Подобрав подол, она несколько неуклюже забралась в корзину.

— Руби канат! — скомандовала Венто топчущемуся на месте Рафаэлю, который до сих пор не соизволил вымолвить ни слова. Его попросили, а вернее, он сам напросился охранять шар, чем был весьма доволен, так как дежурить у книги предсказаний ему стало по-настоящему невыносимо. Стереги ее денно и нощно, в мрачной каморке с зарешеченным окном. На дворе лето, а ты стереги! В лучшем случае тебе разрешат погреться на солнышке, рядом с громадной черной дверью. Точно улитка, ты, делая шаг, неизменно остаешься при панцире. Приятного мало. Куда больше привлекала Рафаэля перспектива обходить дозором площадку сорок на сорок, карауля безмолвного гиганта высотою под тридцать метров.

— Рубить? — переспросил он. — Но ведь тогда шар взлетит!

— Ох, ну, разумеется, взлетит! — передразнила его Джулия. — А мне того и надо!

— Но как же синьор Кимура? — воскликнула Елизавета. — Вы разве не вместе отправляетесь?

Кристиан как раз спускался по ступенькам директорского корпуса, когда взгляд его случайно задержался на светлой верхушке купола. Аэростат как-то подозрительно покачивался и подрагивал. Не иначе, Джулия уже на взлетной площадке. Как бы чего не вышло!

Привычный к ее эскападам, Кимура, тем не менее, забеспокоился. Они ведь договаривались лететь вдвоем!

Со всех ног бросился он к полигону. На всякий случай Кристиан держал наготове ключ, но и ворота, и калитка оказались незапертыми.

На полигоне его поджидал неприятный сюрприз. Джулия уже почти избавилась от груза, и шар плавно поднимался в небо. Сбрасывая мешки с песком, девушка заливалась смехом, а в перерывах между приступами хохота снабжала друзей «дельными» советами:

— Ты, Франческо, гоголем не ходи! — кричала она сверху. Обрубок каната, по счастью, всё еще волочился по земле. — Да острот поменьше! Мужчину красит молчание.

В ответ ей, однако, сыпались прежние остроты, причем в двойном объеме, ибо Джейн, заступаясь за своего избранника, разошлась по-настоящему.

— А тебе, Кианг, лишний раз лучше не наводить тень на плетень да не распускать языка! Сплетни рождаются быстрее, чем дует ветер!

Тут Джулия заметила Кристиана, который явно был не в духе и что-то выкрикивал на бегу. Сделавшись от стыда пунцовой, она пригнулась, так что теперь из-за борта виднелась одна только ее шляпка. Взгляд метнулся к оставшемуся в углу гондолы грузу. А что если и его тоже сбросить? Кристиан ее, конечно, нагонит. На каком-нибудь летательном аппарате из коллекции Сатурниона Деви…

— Стой, Джулия! Стой! — донеслось до нее, и она вздрогнула, осторожно выглянув из корзины.

«Даже при всём желании, — подумала она, — я не смогла бы остановиться. Нет, сэнсэй. Если ветер подул, его уже ничем не сдержать».

* * *

Аризу Кей подозвала Клеопатру, когда та удила в ручье рыбу. Поспешно смотав самодельную удочку, африканка вскочила с колен.

— Что это? Какая-то грядка? — она вопросительно взглянула на хранительницу. Обширный участок чернозема с только-только проклюнувшимися ростками. — Если нужно помочь, я к твоим услугам.

вернуться

63

Какой представительный! (фр.)

вернуться

64

Мэри Уортли Монтегю — английская писательница и путешественница. Известна научно ценными «Турецкими письмами», первым произведением светской женщины о мусульманском Востоке.

110
{"b":"579373","o":1}