ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Буду экспериментировать, — степенно сказала она и в тот же вечер без спросу оккупировала ванную комнату. Роза хотела принять душ, Мирей приспичило покрасить волосы, поэтому они долго и упорно стучались в закрытую дверь, правда, без особого успеха. Лиза разбавляла вино водой.

«В каком соотношении, — гадала она, — нужно смешивать эти субстанции? Какова должна быть концентрация вина, чтобы выявилось четвертое измерение? И каковы шансы, что, нырнув в ванну, я перенесусь туда?»

— Я подозревала, что умопомрачение передается воздушно-капельным путем, — угрюмо произнесла Мирей, опершись о дверь. — Сначала буянила Кианг. Теперь вот Лиза. Как бы следующей не оказалась ты…

— Я? Это почему? — вздрогнула Роза.

— Видишь ли, просто моя психика устойчивее, — ухмыльнулась француженка.

* * *

Донеро проводил инспекцию Зачарованного нефа: пересчитал музыкальные инструменты в оркестровой яме, заглянул в самые потаенные, темные уголки за кулисами и направился прямиком к бару, где енот ретиво сгребал конфетти миниатюрными граблями. Он бросил на географа укоризненный взгляд, потоптался на месте и вновь принялся за работу.

— Не споткнитесь там, сэр, — мрачно предупредил он. — Одна из «этих» напилась моего вина, так что теперь ее даже с фанфарами не разбудишь.

Донеро издал неопределенный звук, поправил шарф и, приподняв подбородок, несколько минут разглядывал Кианг. Рядом с нею стояла полупустая бутылка.

— То самое вино, верно? — спросил он, нагибаясь к спящей.

— Вот именно! — отозвался енот. — Раритетное и очень, очень…

— Действенное? — подсказал географ.

— Ценное! — фыркнул зверек. — Его и на краю света не отыщешь! А они взяли и всё унесли. У, ворюги!

— Но как оно попало в неф? Откуда оно взялось?

— Когда неф находился на реставрации, (вы в те годы исследовали пустыню Калахари) бар и кладовую соорудили в первую очередь, — поведал енот, отложив грабли. — И вот тогда к нам пришел человек. Мужчина в черном плаще до колена и с абсолютно неподвижным лицом. Он принес пакет с дюжиной бутылок, которые нужно было пристроить. Я, понятное дело, согласился, однако человек потребовал, чтобы берег я этот пакет пуще собственного хвоста и никого, ни при каких условиях вином не угощал, потому что даже в малых дозах оно вызывает привыкание. Новая тайна, подумал я, и, пообещав хранить молчание, тотчас по его уходе стал экспериментировать, — он бегло огляделся по сторонам и шепотом продолжал: — Выяснилось, что напиток обладает удивительным свойством: при добавлении лишь нескольких капель любая прозрачная жидкость окрашивается в густо-малиновый цвет, и с жидкостью этой начинают происходить странные вещи…

— А человек? Ты его еще когда-нибудь видел? — допытывался Донеро, облокотившись о стойку.

— Да какое там видел?! Я же вечно в баре прозябаю! Кабы не голуби, помер бы со скуки!

Донеро погрузился в раздумья. Он знал всего одного человека с непроницаемым лицом, который в придачу носил черный плащ.

* * *

Кристиан и Аризу Кей пили чай на пригорке, за красной пагодой, и играли в сёги[38], лукаво поглядывая друг на друга. Сторонний наблюдатель мог бы заключить, что знакомы они с незапамятных времен, и оказался бы прав.

— Мой серебряный генерал стреножит твоего коня в два счета! — смеялась хранительница. — Вот так. И так.

Щурясь под лучами закатного солнца, она отклонилась на спинку стула.

— Потеря коня ничто по сравнению с потерей ладьи! — парировал Кристиан.

— Ах ты, мастер комбинаций!

— Меня устроит просто мастер. Благодарю, — хитро улыбнулся Кимура. В обществе Аризу Кей он позволял себе расслабиться, и уж тогда от него можно было ожидать любых проделок.

— Скажи-ка, мастер, как Джейн с Франческо отнеслись к «винному порталу»? Это, хм… Это ведь не совсем обычный портал. Капля вина не техническое устройство, ее и в карман не положишь, да и осязать ее проблематично…

— Сдается мне, они вообще ничего не поняли, — ответил Кристиан. — Не успели понять. Всё произошло за считанные секунды.

— Эй, тебе мат, дружище! — воскликнула Аризу Кей, победоносно передвинув фигурку копья на клетку перед королем.

— Заговорила мне зубы! — с притворной обидой сказал Кимура. — Я так не играю! — И в отместку он опрокинул шахматную доску японке на кимоно. Фигурки полетели в траву.

— Безобразничаешь, точно мальчишка! Вот иди теперь и собирай. Я одежду пачкать не стану.

Кристиан неохотно полез под стол, когда на горизонте появилась Джулия. Электрические разряды на фоне черных туч, торнадо в грязно-оранжевом небе, песчаная буря в отдалении — они и то производили бы меньшее впечатление, чем ее блистающий среди деревьев силуэт.

— Внимание, — объявила Аризу Кей. — Приготовься давать показания, потому что у твоей ученицы вид как у мирового судьи.

От неожиданности человек-в-черном даже ударился головой о столешницу.

— Если это была шутка, то очень неудачная. Изволь больше так не делать.

— Да не шучу я, сам посмотри: вышагивает, что твой генерал. А сияет, сияет-то почище шаровой молнии!

Когда Джулия поравнялась с пагодой, у Кристиана мелькнула мысль о бегстве, но он тотчас же совладал с собой, восстановив свое прежнее, невозмутимое состояние.

— Будем надеяться, что твой сад не сгорит из-за нее дотла, — обронил он.

— Всё-таки странно, что недуг овладел ею вновь, — проговорила Аризу Кей, нагнувшись за фигурками сёги. — Конечно, еще три дня в постели — и она будет как огурчик, но уж лучше бы не горячиться ей понапрасну.

— Не горячиться? М-да… Кстати, поторопись, если не хочешь, чтобы твои шахматы оплавились. Скоро здесь будет жарко, — сказал Кристиан, ослабляя воротник плаща.

Когда Джулия предстала перед ним и, тыча ему в грудь светящимся пальцем, потребовала объяснений, японка сунула игральную доску под мышку и благоразумно испарилась.

— Что за лазейка, спрашиваю я вас? — напирала Венто. — Каким путем вы проникли в сад? И почему мои друзья не могут ничего толком рассказать?

Тот молчал, устремив на нее холодный взор. Она была охвачена огнем.

— Отвечайте! Отвечайте! — неистовствовала Джулия. — По вашей вине сад может погибнуть! — Она трясла Кристиана за плечи, и ее жар опалял его.

— Послушай, ты не должна так напрягаться. Ты нездорова, — сказал он наконец.

— Нет, это вы послушайте! — она перешла на угрожающий шепот. — Вы, предатель, изменник, вы поставили под удар Академию, а теперь подбираетесь к Аризу Кей. Но ничего у вас не выйдет! Я никогда вам не верила и впредь не поверю!

Поддавшись ярости, он резко отвел от себя ее руки и сжал их, как ему показалось, с нечеловеческой силой. Однако, обжегшись, он тут же отпустил Джулию, тогда как она, похоже, совсем не почувствовала его железной хватки. Ее глаза пылали гневом, гневом, который делал ее столь же прекрасной, сколь и недосягаемой.

— Ты судишь обо мне превратно, — сказал Кристиан, едва сдерживая эмоции. — Аризу Кей мне как сестра, а ты… — внезапно он оборвал речь, и взгляды их скрестились, словно рапиры на дуэли.

— Иди, собирайся, мы отправляемся на Крит, — выдержав паузу, добавил он, после чего отвернулся, оправил плащ и стал выжидать.

«Будь я мужчиной, — озлобленно подумала Джулия, — мы бы уже стрелялись».

«Будь ты мужчиной, я бы дал тебе пинка», — усмехнулся про себя Кимура.

Они поняли друг друга без слов.

Кристиан долго смотрел ей вслед, замечая, как мало-помалу угасает ее сияние.

— Ей нужно контролировать себя, — сказала хранительница, возникнув с ним рядом. — Иначе на Крите у нее будут проблемы.

— У нас у всех тогда будут проблемы, — невесело отозвался тот.

— Ты зря умолчал о вине, — вздохнула Аризу Кей.

— К чему ей знать о нашем с тобой давнем союзе? Ведь вместе с вином из мехов моих воспоминаний вытечет и сей неизбежный факт. Пускай считает первооткрывательницей себя, пусть думает, будто знакомством с тобою я обязан ей. Ее опасно лишать розовых очков, по крайней мере, сейчас. В конце концов, правда не так уж и важна…

вернуться

38

Японские шахматы

50
{"b":"579373","o":1}