ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровь эльфов
Выпечка сладкая и соленая. Пироги, блины, куличи, начинки
Отель / Hotel
Счастливая Россия
Книга Лазаря
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Мне все льзя
Минуты будничного счастья
Горничная-криминалист: дело о сердце оборотня
Содержание  
A
A

Ей значительно полегчало, и теперь она размышляла уже об этой незапланированной, спонтанной поездке, которая должна была якобы помочь страдалице Джейн вернуться в прежнее русло. Безусловно, причина веская, однако срываться с места вот так, без предупреждения, Джулия считала нелогичным и полагала, что для столь рискованного предприятия должны иметься более серьезные основания. Без провианта, без проработанного маршрута, они тронулись в путь, отдавшись на волю случая. Задавать вопросы не имело смысла: Люси уходила от темы, Кристиан ссылался на свою прихотливость, хотя подобного за ним не водилось вовек. Сплошь утайки да недомолвки. Конечно, студентов уверяли, будто поездка им же во благо, что нужно развеяться, разнообразить их пребывание на Крите. Но зачем, в таком случае, тащиться за сотню километров, да еще и петлять при этом, уходя от надуманной погони? Зачем снимать домик в деревне, не оговорив сроки? Почему им запретили заводить знакомства с местными жителями?

«Какая-то глупая игра в прятки, — подумала Венто. — Если они увозят нас, скрываясь от мафии, то, молчат, вероятно, затем, чтобы не травмировать и без того неустойчивую психику Джейн. Но мне-то уж могли сказать, я бы не разболтала… Интересно, удастся ли Франческо выведать у них правду? Он парень настырный. Кто-нибудь — или Кристиан, или Люси — обязательно сдаст».

Однако Франческо, несмотря на свою настойчивость, так ничего и не разузнал. За завтраком Люси специально набивала рот, чтобы не отвечать на его вопросы; Кимура, которому кусок не лез в горло, притворялся глухим. Какая-то певичка истошно вопила на сцене, когда он отодвинулся от столика, сухо произнес: «Не расходиться», — и стремительным шагом направился к дверям.

— Куда это он? — оторопел поначалу Росси. — Ах, да ведь наша Джулия уж пятнадцать минут как отсутствует! — ехидно добавил он.

При этих словах помощницу Актеона как-то странно перекосило. Точно ужаленная, вскочила она со стула, и, бросив мимолетом: «Встретимся на улице», — заторопилась к выходу.

— Эх, нипочем не расколются! — подосадовал Франческо, расслабленно откинувшись на спинку.

— Раскалываются только орехи, да и то если на них хорошенько надавить, — назидательно сказала Джейн, услыхав его последнюю реплику. — А то ж люди! И чего ты от них добиваешься? По-моему, всё предельно ясно: после пожара нам нужна реабилитация, приятные впечатления, вот они и взялись нам эти впечатления обеспечить. Синьор Кимура и Люси настоящие ангелы во плоти!

— Э-э-э, кабы тут всё просто было! Тут далеко и всё непросто, — загадочно молвил Франческо.

Кристиан строго-настрого запретил ученикам гулять в одиночку, а потому был очень зол, не обнаружив Джулии снаружи.

«Если найду, непременно отчитаю, — сказал он себе, внимательно поглядев по сторонам. — Только найти бы…»

Старушки-сплетницы, гревшиеся на лавочке напротив кафе и работавшие вязальными спицами ничуть не хуже, чем языками, попросту обомлели при виде этой статной черной фигуры в длинном, как у клирика, плаще, с четко вычерченным профилем и острым, орлиным взглядом.

— Приезжие, — осуждающе выговорила первая.

— Ни дать ни взять, с другой планеты, — дребезжащим голосом подхватила вторая.

Слева деревенская улица визуально уводила в тупик. Многочисленные белые постройки там утопали в садах и лепились по обрыву, соперничая за лучшее место у моря. Справа же брусчатка вскоре заканчивалась, и за изгородью, вздымаясь и опадая, зеленели волны холмов, в их изумрудной оправе недвижно дремало берилловое озерцо, а на границе между небом и землею, в редеющем тумане, проступала сизая корона горного хребта. Вот, где следовало искать Джулию!

Остановившись на том самом пригорке, где она несколькими минутами ранее любовалась морем, Кимура всем телом ощутил прилив восхитительного тепла и какой-то несказанной радости. Теперь он был уверен, что движется по горячим следам.

Люси догнала его на спуске к пустынному пляжу, чуть не промочив ноги в стекавшем с возвышенности ручейке.

— Он питается только эфиром.
Он думает только о зыбком тумане.
Выдающийся, знаменитый, он выбирает жизнь.
Среди диких папоротников и горных ручьев.[43]

Процитировала она, поравнявшись с Кристианом, и на лице ее обозначилась улыбка. — Променял наше общество на тишину и плеск прибоя?

Кимура собрался было возразить, но она приложила палец к его губам.

— Тсс, ничего не говори. Я знаю, кого ты ищешь, — шепотом сказала она, заглядывая ему в глаза. — Позволь девочке побыть в одиночестве. По-моему, это как раз то, что ей сейчас нужно. А мне хочется побыть с тобой.

Она помолчала в надежде увидеть хоть какие-нибудь признаки перемены, хоть какую-нибудь реакцию, однако реакции не было и в помине: ничто не могло растрогать Кристиана, и он оставался всё таким же бесстрастным и равнодушным.

— Ты выбрал отличное место, мой друг, — переборов неловкость, выговорила Люси.

— Место для чего? — несколько удивленно спросил тот.

— Для нашего с тобой свидания, — по-лисьи заискивающе произнесла она, кладя руки ему на плечи.

— Не забывайся, моя дорогая, — Кимура отступил на шаг. — Ни о каких свиданиях речи не шло и идти не может.

— Но почему?! — вскричала та, побагровев от гнева и безысходности. — Неужели из-за нее?

— Не понимаю, о ком ты. А отношения между нами невозможны по той простой причине, что ты убийца. Именно ты покушалась на моего друга Актеона, и я прекрасно это знал, знал с самого начала, с первой твоей неудачной попытки. Лишь память о том, что мы пережили вместе, удерживала меня от донесения.

— Как? Не может быть, не верю! Это ложь!

— Я очень хорошо изучил тебя в прошлом, чтобы судить о тебе теперешней, — хладнокровно парировал Кристиан.

— Ты лжешь, лжешь! — в припадке ярости вскричала Люси, принявшись колотить кулаками ему в грудь. — За тобою грехов не меньше! Мы все катимся в одну и ту же бездну!

— Прекрати! — процедил он сквозь плотно сжатые зубы. — Уймись! Если тебя увидят в таком состоянии…

— Ты беспокоишься за Франческо и Джейн… и за Джулию? Мне на них на-пле-вать!

Вдруг Кристиан схватил ее за руки, да так крепко, что она взвыла от боли.

— Пусти! — взмолилась Люси.

— Тогда обещай, что будешь вести себя тихо. Никаких скандалов, никаких претензий.

Та с готовностью закивала. В какое кроткое и послушное создание превратилась она всего за один миг! Ее было не узнать.

— Возвращайся в кафе, возьми ребят и ждите меня в машине, — повелительным тоном произнес он. — И чтобы без глупостей!

Он прекрасно осознавал, что его влияние на Люси велико лишь до поры до времени. Стоило ему ослабить бдительность — и он тут же очутился бы на лопатках.

«Как с кошками, — подумал Кимура, прыгая с камней в рыхлый песок. — Они царапаются и кусаются, пока им не показать, кто в доме хозяин».

Он имел серьезные опасения относительно намерений Люси. Что, если она его раскусила? Что, если задумала погубить Джулию? Хотя открытой враждебности по отношению к ней Люси и не проявляла, назвать его тревогу беспричинной было нельзя. Этот напряженный разговор, вынужденная покорность светловолосой ревнивицы, ее манерность и угрожающий тон вполне могли служить признаками той злокачественной метаморфозы, которая рано или поздно должна была с нею произойти.

Кристиан ступил на галечный берег, отделяемый от моря широкой, светло-голубой лагуной, и, по наитию определив направление, зашагал вдоль воды. Джулия сидела на песке, прислонившись спиной к неровной скале, и швыряла камешки в бурлящие волны.

— В саду воздух настолько чист, что от него пьянеешь, — сказала она, не глядя на Кристиана.

— А здесь?

вернуться

43

Поэт эпохи Тан, Ту Фу

59
{"b":"579373","o":1}