ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О, нет-нет, всё в порядке, — тихо проговорила та и быстро перевела взгляд на ханси[3], где неуклюже расплылся ее иероглиф «путь».

— Поэтому очень важно соблюдать расстояние на бумаге, чтобы правильно передать свою мысль, — продолжал он. — Написанный текст должен доставлять наслаждение как автору, так и зрителю. Без первого не будет последнего. Решающую роль при этом играет сила мазка, твердость руки и внутренний настрой. Легким движением кисти великие мастера древности создавали шедевры, достойные восхищения многих и многих поколений. И если ты хочешь чего-то достичь в этом искусстве, приготовься к долгому, упорному труду.

Его слова текли рекой и, по всей видимости, текли впустую — Джулия витала в облаках.

— Не будешь ли ты так любезна растереть тушь? Старая уже непригодна, — распорядился Кимура в надежде хоть немного ее расшевелить: специальные камни для приготовления туши находились в другом конце помещения.

Проронив приглушенное «Да, сэнсэй», девушка лениво поплелась в указанном направлении, глубоко сожалея, что не может прямо сейчас завалиться спать. Пока она маялась с камнями, Кристиан над чем-то озабоченно размышлял, подперев голову и постукивая деревянным концом кисточки по столешнице.

— Вот что, — сказал он, наконец, — я попрошу Аризу Кей заварить тебе целебных трав, не то ты совсем растаешь.

Все четверо собрались на кухне белой пагоды, отведать стряпни японки. Франческо уплетал пирог за обе щеки, лукаво поглядывая на однокурсницу, которая не проявляла ровным счетом никакого энтузиазма, ковыряя ложкой свой десерт. Ему не терпелось выговориться, но с набитым ртом разглагольствовать опасно: чего доброго подавишься. Кроме того, Аризу Кей не спускала с него глаз, ожидая, что он захочет добавки. А информация, которую Франческо жаждал сообщить, была строго конфиденциальна, поэтому он благоразумно молчал. Молчал до поры до времени, пока хранительница с синьором Кимура не удалились в кладовую. Тут-то он и подсел к подруге, стараясь говорить как можно тише.

— Я такое узнал! — дожевывая лакомство, объявил он, и Джулия моментально оживилась. — Это касается нашей узкоглазой.

— Выкладывай, — сказала она, сгорая от любопытства.

— В общем, прогулка по саду не прошла даром. Я обнаружил поразительную вещь! Имеешь понятие о бутылочных деревьях?

— Угу, только произрастают они в Австралии.

— А вот не тут-то было! — воспрянул Франческо, довольный, что может кого-то ошеломить. — Эти баобабы и у японки завелись! А цветут — цветут что твои вишни! Веришь ли?

— Отчего ж не верить? — отозвалась та. — Вот бы и мне на них хоть глазком взглянуть…

— Идут! — коротко шепнул Франческо и пересел на свой табурет.

На пороге появилась разрумянившаяся Аризу Кей в сопровождении человека-в-черном. Ее прическа была растрепана и вся утыкана какими-то травинками да сухими веточками — как будто коростель свил там гнездо.

— Мы нашли листья, которые вернут тебе бодрость духа, Джулия, — отдуваясь, проговорила она. — Сейчас заварю.

Девушка критически оглядела своего «добродетеля», прислонившегося к раздвижной двери, и надула губы.

— Только они, по-моему, оказывают усыпляющее действие, — засомневалась Аризу Кей. — Ну, ничего. Здоровый сон еще никому не навредил.

«Ага! Усыпляют! — подумал Франческо. — Эх, хорошо бы и мне этого снадобья отлили…»

А у Джулии тем временем уже зрел гениальный план.

Спустя тридцать минут после глотка чудодейственного эликсира она забылась сном праведника, и ее уложили в гамак, подвешенный к двум старым вишням.

— Будем надеяться, что она проснется к тому моменту, как зайдет солнце, — пробормотал Кристиан. Уединившись, по обыкновению, на безлюдном пляже, он провел там остаток дня. Японку вдруг осенила какая-то идея, и она поволокла Франческо в библиотеку, не внимая его слабым протестам.

«Не удастся тебе побездельничать, милый друг», — сказала она и заставила его рассортировывать тома по алфавиту. Отчаянно зевая, он провел досуг за этим малоприятным занятием. Сама же Аризу Кей как в воду канула в своих насаждениях, выйдя к гамаку лишь затемно. Деревья в фонарном свете отбрасывали длинные, изогнутые тени, и в лице Джулии при таком освещении не было ни кровинки.

— Умерла? — испуганно спросил Франческо, наклонившись к гамаку.

— Сплюнь, — посоветовал Кимура. — Просто наша хранительница чуточку ошиблась в сроках. Скорее всего, действие трав еще не закончилось…

— А вам уже уходить, — подхватила Аризу Кей.

Кристиан был не на шутку встревожен.

— Что скажут в Академии, если увидят ее в таком состоянии?! — ужаснулся Франческо. — Да еще у кого-нибудь из нас на руках… Я ее точно не понесу, — тут же предупредил он.

— Они не увидят, — нашелся Кристиан. — Ведь не увидят же, а, Аризу?

Японка недоверчиво глянула на гостей.

— Вы на что намекаете? Оставить ее здесь на ночь?!

— А почему бы и нет? — обезоруживающе улыбнулся Франческо. — Ну, пожа-алуйста! На лекциях я лично сообщу профессору, что она приболела.

— Так мы избежим ненужных нам сплетен, — поставил точку Кристиан.

Аризу Кей помялась-помялась, да и уступила. В конце концов, «спящая красавица» не доставит ей хлопот.

Девушка не шевельнулась, пока Франческо рылся в ее сумке в поисках ветви-телепортатора, не проронила ни звука, когда Кристиан потрепал ее по волосам, и вскоре услышала, как прошелестели по траве и затихли мелкие шажки японки. Цветки сакуры над головой источали сладкий аромат, кое-где всё еще свистели соловьи, теплый ветерок носился меж стволов и разбойничал в кронах, стряхивая пыльцу Джулии на блузку. Она приоткрыла глаза. Как разительно меняется сад с наступлением ночи! Тускнеют и перерождаются краски, смолкает жужжание насекомых, лишь светляки маячат в полутьме да бледный диск луны глядится в ручей. Желтые фонарные шары на длинных тонких ножках… зачем только Аризу придумала разместить их в саду? Это усложняет задачу Джулии — она ведь намерилась разузнать, что скрывает хранительница под завесой ночи.

Гамак качнулся и скрипнул. Только не выдать себя, только не выдать! Осторожно, на цыпочках, девушка пересекла аллею и углубилась в малознакомую, более темную часть сада. «Франческо говорил про какие-то бутылочные деревья, а я даже не удосужилась поинтересоваться, где они растут!». Вдруг она различила голоса. Голоса! Неужели японка завела себе новых приятелей? Вот так-так! Двойная жизнь?

«Я разоблачу тебя, — пробираясь по зарослям, думала Джулия. — Время снимать маски». До нее донесся звонкий смех, а потом — «Бултых!» — кто-то плюхнулся в воду.

— Ах, до чего же хорошо! — крикнул тот, кто барахтался в ручье. Голос был высокий, даже писклявый. — Аризу-сан, а когда к нам присоединится Вазант?

— Он еще не готов, — кротко отвечала японка. — Пойди, дружок, обсушись у костра.

Прищурившись, Джулия застыла на краю светлой поляны. В центре действительно полыхало пламя, а вокруг, на земле, сидело не менее дюжины человек… детей!

Заметив ее, хранительница испытала некоторое разочарование, но отнюдь не страх, нет.

— Я не предполагала, что ты станешь за мной шпионить, — сказала она, приблизившись к студентке. — Но, раз ты здесь, проходи, устраивайся. Мы пьем горячий шоколад.

Та нахмурилась и сжала кулаки. Ее итальянский вспыльчивый характер давал о себе знать.

— Что за спектакль ты устроила? Откуда все эти дети?!

Смуглый мальчуган у костра — она видела его исхудалую фигурку — напряженно внимал их разговору, и вид у него был как у дикого зверька, готового в любой момент ускользнуть в свою норку. На нее смотрели с подозрением, она была здесь чужая.

Аризу Кей потупилась и едва слышно произнесла:

— Они беженцы. Сад — их временное пристанище.

Глава 3. Истинное предназначение сакуры

— … И знаешь, что мне захотелось сделать?

вернуться

3

Специальная тонкая бумага для каллиграфии

6
{"b":"579373","o":1}