ЛитМир - Электронная Библиотека

Катрин пожалела, что поблизости нет нянюшки Ягг - уж она-то знала всё о том, что заразно, а что нет. Тем не менее, посох из комнаты Церна перекочевал обратно в двухместные апартаменты девушек - молодая ведьма сама вынесла его, дабы не смущать больше местных блюстителей порядка. К тому же, именно посох сейчас был нужен больше всего: молодые люди собрались навестить покупателя столь необходимой подставки и, едва управившись с завтраком, вышли на тропу войны.

- Я тут с утра поспрашивал регистраторшу, - рассказывал по пути Церн, - и она объяснила мне на пальцах, что министерство обороны находится на центральной площади рядом с памятником. Когда я спросил её, чё там за памятник, она посмотрела на меня, как на глупого, и заявила, что его видно из любой точки города. Если я правильно её понял, то нам надо идти во-о-он на ту фигуру.

Путники присмотрелись: памятник действительно было видно отовсюду, а пройти к нему из любой точки Борогравии можно было практически по прямой. Все мало-мальски значимые дороги в этой стране сходились к гигантскому бронзовому изваянию на таком же гигантском гранитном постаменте. Ни дать, ни взять - историческая личность. По мере приближения к нему молодые люди впадали в ступор, всё больше и больше поражаясь тому размаху, с которым местные жители увековечили своего героя. Оказавшись рядом с ним, они остановились, как вкопанные, и не смогли двинуться дальше или хотя бы оглядеться.

- Энто чё за тип? - Церн отошёл от оцепенения первым.

- Сейчас посмотрим, - беззаботно отозвалась Рамона и подошла к постаменту, надеясь разглядеть надпись на нём.

- Дляъ забугорнен приехайтен... Интересно, что бы это значило? - развела она руками.

- Для интуристов, чё тут непонятного! - пояснил Церн, проследив взглядом за строчкой, идущей через весь постамент, и отойдя к её концу. - Генерал Вильфред... ладно, пропускаю всю эту муру... Райзенауэр, основатель Борогравии.

Действительно, причудливые имена мелкими буквами тянулись одно за другим, и чтение их заняло бы полдня. Рамона с восхищением смотрела на Церна.

- Ты борогравский знаешь? - выдавила она наконец.

- Так... в школе учил, - смутился Церн.

Генерал Райзенауэр был вылитой смесью бульдога с носорогом: такого зверского лица и маленьких глаз никто из ребят прежде не видел, а длинный крючковатый нос указывал, не иначе, на городские ворота. Что же до министерства обороны, то на него указывала шпора на левом генеральском сапоге.

- Проблемы будут, - заключила Рамона, едва увидев нужное здание.

- Разберёмся, - ответил Церн, тоже бросив взгляд на министерство.

Здание министерства обороны представляло собой замок в миниатюре, выстроенный больше для помпезности, нежели для обороны. На его центральной башне был установлен флюгер в виде сабли, а массивную дубовую дверь, окованную полосками металла, охранял закованный в латы стражник с алебардой. Одним словом, зрелище было серьёзным, и начать в столь нелёгком деле иностранные гости решили с дипломатии.

- Здравия желаю, - Катрин чуть поклонилась стражнику, - нам нужно срочно увидеть господина Родденбергера.

- Кто такие? Пошли вон, - лениво ответил латник. Было видно: дипломатией тут сыт не будешь, поскольку этот детина был явно не специалистом в области международных отношений.

- Сэр, мы прибыли издалека, - предприняла ещё одну попытку Катрин, - речь идёт о жизни человека, и только господин Родденбергер может помочь. Нам нужна подставка от кристалла долголетия...

- А больше вам ничего не нужно? - рассмеялся солдат. - Вон пошли, у нас попрошаек не любят.

- А я говорю, пошёл и проводил нас к Родденбергеру, - внезапно рявкнула Катрин, оказавшись вплотную к стражнику, - пожалуйста!

Неизвестно, что сработало: то ли волшебное слово, то ли фирменный прищур Ветровосков (а то и фирменный тон!), то ли боевой посох, внезапно сдавивший горло солдата, - но тот резко изменил мнение.

- Хорошо, хорошо, - прохрипел он, - как вас представить?

- Я Катрин Ветровоск, - представилась Катрин, - а это Церн Смит и Рамона Подпруга.

Стражник вдруг резко просиял и пригласил всех следовать за ним. По пути на него нахлынули воспоминания.

- Ах, точно! Мисс Ветровоск! Я обязан был Вас узнать! У нас был воин из Вашего рода - знатный воин был, Эрвином звали, как нашего министра обороны. Так вот он...

- Простите, - прервала его Катрин, - я не могу его знать.

- Да его все знают! - отмахнулся военный. - Это же Эрвин, он знаменит уже тем, что в честном бою одолел дикого кракозябра. Если Вы впервые в Борогравии, Вы явно ничего не знаете о диких кракозябрах...

- И знать не хочу, - парировала Катрин.

- Но тогда Вы не поймёте, с каким трудом Эрвин Ветровоск его прикончил!

- Не стоит вдаваться в подробности, - на остатках терпения процедила Катрин, - я всё равно не знаю этого человека.

- Но Вы же Ветровоск! - всплеснул руками стражник.

- Не по крови.

- Но как же? - удивился дотошный солдат. - Конечно, если Вы живёте с мужчиной этого рода...

- Да вот как раз с женщиной, - съязвил Церн.

За спиной сдавленно хихикнула Рамона. Катрин зажмурилась и ударила ладонью по лбу: откуда, в самом деле, борогравский замковый стражник может знать, что в Ланкре ученица ведьмы живёт под одной крышей с наставницей? Он, небось, и не знает, в какой стороне тот Ланкр вообще находится, и живёт счастливо без этого. Это же не дикие кракозябры.

Взяв себя в руки и показав Церну кулак, Катрин решительно отрезала:

- И вообще, стану я тут профессиональные секреты разглашать!

Но было уже поздно: солдат тихо ойкнул и остановился, его лицо сделалось пунцовым, и, казалось, даже волосы на голове зашевелились.

- В чём дело? - недовольно пробурчала Рамона, едва не влетев в стражника на ходу.

- Но я думал... - начал было оправдываться тот, но на сей раз его перебил Церн:

- Ты знай себе веди, думать потом будешь!

Солдат прошёл ещё с десяток шагов и упёрся в массивную резную дверь. На ней были изображены звёзды, луки и стрелы, револьверы, мчащиеся в бой воины со знамёнами, поверженные враги и прочие батальные сцены. Нетрудно было догадаться, что эта дверь принадлежит явно не министерству культуры, тем более, что на уровне глаз располагалась крупная золочёная табличка с надписью "Эрвин Вольфганг Бастиан Ферстер фон Родденбергер, министр обороны Борогравии".

- Стойте здесь, сейчас я вас представлю, - заявил стражник и торопливо исчез в дверном проёме, пряча всё ещё красную физиономию, о которую можно было зажигать фонари.

Через несколько минут он вышел, пробормотал "Можете идти" и поспешно удалился, пока не услышал ещё что-нибудь.

- Может, ты его... это? - задумчиво предложила Рамона.

- Что "это"? - усмехнулась Катрин. - Ты же знаешь, что я не умею Заимствовать людей.

- Тю! - фыркнул Церн. - Рэм, энто точно, она у нас больше по птицам.

- А ты? - Рамона с надеждой взглянула на Церна.

- Военный с военным всегда договорится, - заверил тот, заходя в кабинет Родденбергера.

В следующие несколько минут из-за закрытой двери доносилось только "Ой!" и "Ай!", затем оттуда вышел сияющий Церн с серебряной подставкой.

- Вот, - гордо произнёс он.

- Молодец! - восхитилась Рамона.

- Да, на всём Диске не найти ударной силы лучше, чем наш Церн, - похвалила Катрин.

Ланкрцы вернулись в гостиницу в приподнятом настроении, собираясь переночевать в Борогравии, а ранним утром вылететь домой. Рамона была так воодушевлена дипломатическими способностями Церна, что сбегала в ближайший магазин и принесла кулёк конфет. Когда она вновь появилась в номере, на её лице сияла торжествующая улыбка.

- Что это? - удивилась Катрин.

- Конфеты! - выпалила Рамона. - Подарю Церну, он же у нас такой молодец!

Ветровоск кивнула головой и отвернулась, представляя себе Церна, грызущего карамельки. Рамона же отправилась прямо в номер юноши, чтобы сделать ему презент немедленно.

23
{"b":"579374","o":1}