ЛитМир - Электронная Библиотека

Пастором дело не ограничилось: семья Ягг тоже решила внести свой вклад в общее дело.

- Анк-морпоркские вина? - нянюшка не верила своим ушам. - Дети мои, послушайте человека, кое-что понимающего в винах. То, что варят в Анк-Морпорке - слабая кислятина, после неё даже можно в этот же день выйти на работу! Ну разве это вино? Вот то, что вам будет нужно - забирайте всё.

С этими словами она выставила молодым целый бочонок своей фирменной укипаловки. Её сыновья Джеймс и Шон организовали музыку: младший принёс свою служебную дудку, а старший собрал находившийся в очередном творческом отпуске народный ансамбль "Моррис". В такой компании однодневный праздник неизбежно растягивался на неделю.

Свадебные наряды тоже нашлись быстро: Церн наспех вытряхнул пауков из своего единственного фрака, а Рамоне нянюшка торжественно презентовала собственное платье, в котором она впервые выходила замуж. Его, правда, пришлось подгонять по фигуре тощей невесты, но с этим отлично справилась жена старшего из братьев Смит - портниха Джоанна. В процессе подгонки даже удалось сшить ещё одно свадебное платье, которое нянюшка торжественно обещала пустить в дело.

Неугомонная Гита Ягг взяла на себя и самую щекотливую вещь во всей предсвадебной подготовке - меню. При участии многочисленных дочерей и внучек она приготовила салаты, в которых чрезвычайно удобно было лежать после укипаловки. Всё, что могло стать закуской к этому главному ланкрскому напитку, стало ею. Кроме того, она собственноручно испекла для молодожёнов персональный торт, предупредив их о том, что делить его ни с кем нельзя, а надо съесть только вдвоём.

- В конце концов, свадьба-то ваша, - напутствовала ведьма молодых людей, - стало быть, и торт ваш. Остальные пусть по салатам лежат да закуску делят, а торт должны есть только вы. Поняли?

- Конечно, нянюшка, - улыбнулась Рамона.

- Ага, нянюшка, - выпалил Церн. - Всё будет как надо.

С таким размахом свадьба Рамоны и Церна неизбежно проходила в королевском дворце Ланкра - одного из двух военнослужащих страны решили женить со всеми почестями. По этому поводу (а быть может, и потому, что фрак окончательно облюбовали пауки) от фрака пришлось отказаться: Церн в итоге был одет в парадную армейскую форму со всеми возможными медалями. Рамона же не спешила показываться ему на глаза. Когда гости уже потихоньку собирались, и жених начал беспокоиться, священник из Сто Гелита объяснил ему:

- Сын мой, согласно свадебной традиции долины Сто, жених не должен видеть невесту до свадьбы. Особенно сильна эта традиция в Охулане: там ни жених, ни невеста не знают, с кем они вступают в брак, пока не встретятся на собственной свадьбе.

- То-то я и гляжу, там особо занудные песни, - съехидничал Церн.

- Сын мой, - обиделся священник, - я бы на твоём месте не стал особо придираться: для вас я проведу самый быстрый и лёгкий вариант церемонии, который пришёл как раз из Охулана. Видишь ли, молодожёны там и так достаточно ошарашены, чтобы их ещё мучить долгими церемониями. А в Сто Гелите, например, свадебная церемония длится трое суток, потому что меньше двухсот песен на свадьбе - плохая примета. Так что, сын мой, не в песнях счастье, а в их количестве. Но тебе, как герою Охулана, я разрешаю их проспать.

Церн вздохнул с облегчением и посмотрел на медаль, которой его наградили в Охулане. Такие же медали были у Шона Ягга и Катрин Ветровоск, для которой предстоящее событие было не просто свадьбой лучших друзей - для неё это был момент истины. Окончив обучение, она должна была получить своё собственное жилище, и от того, как она проявит себя на свадьбе Рамоны и Церна, зависело, где именно она будет дальше жить. Вариантов было два: дом тётушки Вемпер и хижина мадам Аскетти. Первый всегда принадлежал ведьмам начитанным, образованным, более-менее умеющим поддержать порядок. Именно поэтому там всегда лежало около пяти книг, с которых иногда смахивали паутину. Кроме того, за этим домом всегда очень хорошо смотрели, поскольку читать книги в капитальном строении всяко легче и солиднее, чем на развалинах. И этот красивый классический дом в лесу со всеми его книгами и новой соломой на крыше мог бы достаться Катрин.

Альтернативу - дом мадам Аскетти - много лет никто не видел, но ходили слухи, что это воплощение ужаса в строительстве. Кто-то говорил, что древнее жилище держится на честном слове и уже почти разрушено, а кто-то утверждал, что там ещё полвека назад остались одни руины. Но все сходились на одном: жить в той постройке было невозможно. Тем не менее, и она могла достаться Катрин при неблагоприятном стечении обстоятельств.

Помня об этом, молодая ведьма с самого утра наводила марафет: отгладила летнее чёрное платье, выбрала самую высокую шляпу, отчистила годами не чищенные армейские ботинки и причесала даже метлу. Однако тщательнее всего она тренировалась удерживать серьёзное выражение лица дольше двух минут. Через три с лишним часа ей удалось продержаться целых четыре минуты с четвертью - могло бы быть гораздо больше, если бы в этот момент хижину матушки Ветровоск не огласил бы вопль нянюшки Ягг:

- Дорогие мои, нам пора идти, а то опоздаем.

Катрин не выдержала и улыбнулась во всё лицо. За этими тренировками она напрочь забыла порядок входа в королевский замок и, пропуская вперёд матушку с нянюшкой, не огляделась по сторонам в поисках старших в радиусе пары километров. Естественно, рядом тут же оказалась вездесущая Проникация Тик, лично вызвавшаяся наблюдать за Катрин в течение праздника.

- Эсмеральда Ветровоск, - объявил вошедших Шон Ягг, исполнявший в этот раз роль дворецкого. - Гита Ягг. Катрин Ветровоск. Проникация Тик.

- Вообще-то, молодой человек, старших нужно объявлять первыми, - ожидаемо возмутилась мисс Тик.

- Пардон, - выпалил Шон. - Катрин, выйди.

Ученица ведьмы вышла обратно в коридор, там развернулась и снова вошла в зал.

- Проникация Тик, - снова объявил Шон. - Катрин Ветровоск. Изольда Господиеси.

- Вообще-то, юноша, я её учила, - отчеканила последняя.

- Всё понял, - пробормотал несчастный Шон, густо краснея. - Катрин, выйди.

Катрин, изобразив улыбку голодного вампира, снова шагнула в коридор и едва не налетела на Маграт.

- Прошу прощения, - буркнула молодая Ветровоск.

- Ну ты даёшь! - изумилась Маграт. - Тебе уже почти дали дом, а ты даже не помнишь, в каком порядке надо заходить. Если вдруг опять решишь зайти вперёд старших, попроси Шона особо громко тебя не объявлять, а то твоя наставница уже не очень рада.

- Но ты-то тоже вошла не первой, хотя королева, - попыталась оправдаться Катрин.

- Ох, дубина стоеросовая, а ещё ведьма, - всплеснула руками Маграт. - Король и королева как раз и не входят в зал первыми во время праздников и общественных приёмов - первыми входят старшие подданные и ведьмы. Потом уже мы, потом молодёжь и старшие ученицы ведьм. Последними входят младшие ученицы и подростки. Вспомнила?

- Точно! - хлопнула себя по лбу Катрин. Лицо её начало потихоньку проясняться.

- У нас тут принято уважать старших, - назидательным тоном продолжила Маграт. - А вот и Веренс.

С этими словами королевская чета вошла в зал.

- Его величество король Веренс Второй! Её величество королева Маграт Первая! - изо всех сил закричал Шон.

Прежде чем гости встали, чтобы поприветствовать королеву, Катрин заметила лицо матушки, побагровевшее от злости.

- Как с гуся горох! - выругалась ведьма. - Ладно бы ещё был нормальный выбор. Но дом Вемпер и дом Аскетти - да чтобы не поселиться в последнем, я бы съела свою шляпу, а она не в силах запомнить, что должна пропустить почти всех.

- Ах, Эсме, успокойся, - откликнулась нянюшка Ягг, - девочка же не виновата, что откуда-то набежали все эти пенсионеры. Что ж ей, до ночи в дверях стоять?

Катрин в этот момент пыталась охватить взглядом гостей и сообразить, остался ли перед ней кто-то ещё, но тут в коридоре появилась совсем юная ученица одной из ведьм.

28
{"b":"579374","o":1}