ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выронив лук, он висел на обеих руках. Он выдохнул дым, от которого у него резало в глазах, но его глаза блестели от слез, так как лошадь встала на дыбы прямо перед стеной огня. Большая часть лагеря была объята огнем, который теперь, когда сменилось направление ветра, продвигался по направлению к реке.

Он пытался обуздать обезумевшее животное, используя оставшиеся поводья. Она повернула, и он пришпорил ее в сторону воды.

Погружение в холодный поток отрезвило его, унося с собой весь его страх и напряжение. Достигнув середины реки, он скинул плащ и колчан, оставив на себе только набедренную повязку и нож, и поплыл, оставив лошадь. Внезапно он понял, что алый колокольчик исчез. Теперь он уже никогда не узнает, пропал ли колокольчик в огне или был погребен на дне реки в слое ила. Он не замечал его пропажи до тех пор, пока вода не вымыла глиняные затычки из его ушей.

Начало рассвета обнажило скалистый выступ, выдающийся на другом берегу реки. Гонимый потоком реки, он обогнул его и поплыл к заводи на подветренной стороне скалы. Рассвет окрасил джунгли, пока он вскарабкался на вершину небольшого утеса.

Изможденный, он уже хотел было растянуться краю скалы, когда вдруг снизу появилась огромная черная рука, и над краем выросла фигура огромного воина кушита.

Арквел инстинктивно отпрянул назад, когда появилась вторая рука, и шипованная булава рухнула на камень менее чем в двух дюймах от его ног. Он отскочил быстрее, чем можно было заметить, и приземлился на ноги только в двух ярдах. Взгляд его зеленых глаз был холоден; он достаточно насмотрелся на Смерть, но, увидев лицо своего врага, схватился за нож с длинным лезвием. По дороге к лагерю ему пришлось бросить свой меч, и теперь этот нож был его единственным оружием.

Одетый только в набедренную повязку, Н’Энго уже стоял на скале, вода ручьями стекала по его тугим мышцам, и его огромная черная фигура резко выделялась на фоне встающего солнца. Он вновь поднял руки и быстрым яростным движением взмахнул булавой.

Но Арквел не стоял на одном месте, на ловких ногах он быстро передвигался по кругу вне предела досягаемости гиганта. Кушит вновь взмахнул булавой, и юноша бросился влево, так что для удара великану пришлось вытянуться вперед. Взвыв от ярости, Н’Энго откинулся назад на пятки.

Когда тяжелая булава просвистела в воздухе, Арквел нырнул головой вперед и встал на ноги за спиной великана еще до того, как он успел повернуться. Н’Энго взревел от восторга, увидев, что юноша отрезал себе путь к побегу, переместившись на внешний край скалы. Ему показалось, что его жертва уклоняется от удара, и он бросился вперед.

Как и планировал юный аргоссец, теперь солнце светило прямо в глаза кушита. На мгновение ослепленного Н’Энго охватило сомнение, и именно в эту долю секунды рука Арквела взметнулась вверх, со всей силы метнув нож в тело врага.

Юноша распластался на краю скалы, так как булава с пронзительным свистом все еще описывала дуги. Когда он упал, при очередном размахе булава пробороздила вдоль него колею: если бы не его быстрота, то его голова была бы разбита как яичная скорлупа.

Издавая булькающие звуки, гигант пошатывался на месте, и Арквел проскочил у него между ног, прежде чем булава выпала из его рук. Кушит схватился за горло, из которого торчал всаженный по самую рукоятку нож. Арквел встал, а Н’Энго отступил на один шаг назад и повернулся — его глаза смотрели взглядом умирающего зверя. Медленно он опустился на колени, вырвав лезвие из шеи, и на землю хлынула кровь. Затем он упал лицом вперед, он был мертв.

Победитель лег недалеко от трупа, облокотившись на локти. Он истекал кровью и был покрыт синяками, хотя поединок длился не более минуты. Он покачал головой, глядя на огромное тело мужчины.

— Да, знаю я тебя, — сказал он трупу, и его голос уже больше не был голосом мальчишки. — Если бы я убежал, ты бы преследовал меня, пока я жив.

Он поставил ногу на тело воина, перевернул его через край утеса и скинул в воду. Выше по течению на противоположном берегу ветер погас, задутый переменным ветром. Начался дождь. Поляну заволокло клубами черного дыма, скрывая от лучей наполовину спрятанного солнца покров смерти и сокровищ.

Арквел Аргосский встал на ноги, его одинокая фигура вырисовывалась в неярком свете. С кряхтением он поднял булаву и бросил в воду. Над его головой плыли облака, он оглянулся на поляну и протянул руки к падающим каплям дождя.

Он начисто вытер свое оружие куском набедренной повязки и вложил клинок в ножны. Повернувшись спиной к реке, он медленно зашагал в дебри джунглей.

4
{"b":"579377","o":1}