ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Оденьтесь, — сказал он. — Вы же простудитесь.

— Но ведь очень жарко.

Он поцеловал ее:

— Надо слушаться, малышка!

Рядом со смятой койкой лежала книга, которую читала Даун. Деланней поднял ее и положил в шкаф. Даун одевалась.

— Все терпеть не могли Арчера, так, Шон?

— Мне кажется, да!

— Только один Ваш прекрасно с ним ладил, — продолжала она, проверяя шов на чулке. — Вы это странным не считаете?

— На борту этого чертова судна много странного, — ответил он. — Ваш был полностью во власти Арчера. Почему вы говорите о привязанности, а не о страхе?

— Ваш говорил только хорошее о своем хозяине, чтобы убедить себя?

— А почему бы и нет? Такое бывает.

Деланней открыл дверь.

— Куда вы, Шон?

Он ничего не ответил, улыбнулся ей и вышел, закрыв дверь. Затем поднялся на палубу и увидел Эдвардса, который расхаживал взад-вперед по полуюту, до камбуза и обратно. В камбузе Трентон с недовольным видом мыл посуду.

— Вы что-нибудь хотите, месье Деланней?

— Скажите-ка, осматривал Эдвардс вещи Ваша?

— Нет.

Деланней показал на маленькую дверь и спросил:

— Это здесь он спал?

— Да, месье. Я думаю, что он еще не сможет вернуться в свой закуток.

— Возможно, Трентон.

— Да, хлебнули мы горячего до слез во время этого чертового перехода!

Деланней вошел в каюту Ваша. Она была крохотной и освещалась маленьким иллюминатором с грязным стеклом. Запах пота, грязных вещей и спиртного отравлял в ней воздух.

Деланней открыл иллюминатор и начал обыск.

Вещей у Ваша оказалось немного. В ящике лежала одежда, пара полуботинок из двухцветной кожи и безделушка из ракушек. Под рваным плащом Деланней нашел две нетронутые бутылки рома с печатью «Марютеи». Осмотрев ящик, Деланней принялся за койку, поднял покрывало и тонкий матрас. Вдруг, резко бросив постельное белье, он потерял равновесие от сильного толчка корабля и ногой толкнул луженый железный таз, который стоял на грязном полу. Поскользнувшись, Шон упал на спину и перевернул покрытый грязным полотенцем кувшин с водой. Почувствовав, что его штаны промокли, он быстро вскочил на ноги, поднял кувшин и услышал, как в нем что-то звякнуло. Просунув руку в кувшин, он вытащил небольшой пузырек из темного стекла и прочел выгравированную надпись: «Настойка арники».

На свету пузырек казался наполовину пустым. Деланней открыл его и понюхал, затем сел на койку. Через открытую дверь было видно, как Трентон возился с тарелками.

Деланней еще раз понюхал жидкость, обмакнул в нее мизинец и осторожно лизнул. Несмотря на сладковатый вкус, Шон тотчас почувствовал легкое жжение на кончике языка. Это была не арника!

Шон закрыл пузырек, положил его в карман и вышел. Он направлялся на полуют, сгорая от нетерпения и желая побыстрее проверить свое открытие.

— Куда вы так спешите, Деланней? — Перед ним стоял Эдвардс с трубкой в зубах.

— Есть ли на борту медицинский справочник?

— Что, мисс Фарлен стало хуже?

— Да нет, она себя прекрасно чувствует и речь не о ней.

— Это мне уже нравится.

— Так где же справочник? — нетерпеливо переспросил Деланней.

— В рулевой рубке на полках справа. Я вас предупреждаю, что издание старое.

— Все равно!

Деланней быстро нашел книжонку с оторванной обложкой и с полосками газеты в качестве закладок. Он судорожно листал оглавление… Хлоргидраты, цианистый калий, катары, конопля, датурадурман. Его палец остановился, и Шон внимательно прочел заметку, узнав, что дурман дает эффект, аналогичный атропину, но ничего не говорилось про цвет и вкус датуры и ее соединений. Деланней выругался и захлопнул книгу.

Оставался еще один способ, жестокий, но верный.

Шон вышел из рубки и направился к Эдвардсу, который с беспокойством смотрел на него.

— Эдвардс, скажите, когда вы собираетесь допросить Ваша?

— Если хотите, сейчас.

— Согласен.

— Что-нибудь случилось?

— Я вам об этом после скажу. Приведите Ваша!

— Ладно.

Эдвардс вынул трубку изо рта и выбил ее о каблук. Он не спешил, а Деланней от нетерпения скреб свой подбородок.

— Аллисон! — позвал Эдвардс.

— Слушаю, месье!

— Сейчас же приведите Ваша!

— Сию секунду, месье!

Эдвардс обернулся к Деланнею и не без сарказма спросил:

— Нашли что-нибудь интересное?

— Еще не знаю. Мне нужно одно доказательство, и я надеюсь его получить от Ваша.

— Доказательство чего?

— Подождите немного.

Эдвардс поднял брови и усмехнулся.

— Есть у вас в рубке ром?

— Остатки бутылки старика, — произнес Эдвардс. — Вы хотите выпить?

— Нет, не я. Не начинайте без меня допрос. Я пойду за мисс Фарлен.

— Вы ее больше не зовете Даун?

Деланней холодно посмотрел на него и сухо ответил:

— Я называю ее Даун, когда мы спим вместе. Вам этого достаточно?

— Да, поздравляю.

— Не с чем!

Деланней быстро отошел, успев заметить Аллисона, толкавшего Ваша перед собой. Шон вбежал в коридор, постучал в дверь Даун и, входя, сказал:

— Вы мне нужны для допроса Ваша.

Она удивленно взглянула на него:

— Да я-то там причем?

— Возможно, вам будет интересно. Все зависит от того, что расскажет Ваш.

— Хорошо.

Она надела плащ и берет, и Деланней вышел следом за ней.

Эдвардс и Ваш ждали в рулевой рубке. Лицо негра по-прежнему ничего не выражало, и от него сильно пахло смолой.

— Вы можете начинать, — сказал Эдвардс, предлагая Даун сесть. — Ведь это же ваша идея.

— Начните вы.

— Прекрасно. Итак, Ваш, решили ли вы заговорить?

Кок медленно поднял голову, хлопая глазами, словно никогда не видел дневного света.

— Не забывайте, что я приму во внимание ваши признания. Если вы убили Гоша, потому что он вас спровоцировал…

— Нет, — перебил его Ваш. — Он меня не провоцировал.

— Почему же вы его убили?

— Я это сделал сознательно.

— Сознательно? — повторил Эдвардс. — Вы много выпили?

— Да ничего я не пил, — ответил Ваш, — ну, может быть, совсем чуть-чуть.

Он опустил голову и глубоко вздохнул.

— Иногда ведь можно немного и выпить, — добавил он.

В его голосе послышалась грусть.

— Ну ведь это от вас зависит, — перебил его Деланней.

— Правда, месье Деланней?

— Сначала скажите, зачем вы убрали Гоша?

Лицо негра стало жестоким, и Даун увидела, как он сжал кулаки.

— Я его убил за то, что он убил Арчера, — сказал Ваш. — Я не мог видеть его живым, когда Арчер был давно мертв.

— А вы видели, как Гош убивал Арчера?

Ваш засмеялся почти весело и ответил:

— Я ничего не видел. Я ведь находился на палубе вместе с другими и поэтому ничего не мог видеть, но я уверен, что это Гош перерезал горло Арчеру.

— Значит, вам об этом кто-то сказал? — спросил Эдвардс.

— Нет. Никто мне ничего не говорил, у меня была своя идея по этому поводу.

Эдвардс обменялся взглядом с Деланнеем.

— Совсем не понятно, — продолжал Деланней. — Во всяком случае, вы убили Гоша и бросили его тело за борт?

— Да, это правда. Но я думал, что никто об этом не узнает.

— К вашему несчастью, мисс Фарлен стояла у иллюминатора, и Гош позвал ее, падая в море.

Ваш расхохотался:

— Гош не мог ее позвать со своей перерезанной глоткой! Я думаю, что он даже не понял, что это я его зарезал.

Даун отбивала пальцами марш по своей коленке. Деланней положил ей руку на плечо, и она успокоилась. Следующий вопрос задал Эдвардс:

— Объясните нам все-таки, почему вы решили, что это Гош убил Арчера?

— Я понял, что он перерезал горло капитану, когда вспомнил, как он полоснул ножом Вана по лицу, — ответил Ваш.

Он многозначительно посмотрел на Эдвардса и конфиденциальным тоном продолжил:

— Это было ясно с самого начала, и не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы об этом догадаться.

Деланней расхохотался:

— Кретин чертов, это ведь Ван ударил ножом Гоша!

18
{"b":"579379","o":1}