ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так сказал же, ещё в момент нашей первой встречи. Разве забыл, я рассказывал о семенах зла, заражении эфиром, что произрастают из самих людей. Ты назвал это зверем, но лишь потому, что почувствовал его голод, эмоции, что якобы принадлежат не тебе. Потом ты увидел этого паразита, ну вернее тебе показали. На самом деле, все гораздо сложнее и глубже. Эту тварь в себе убить можно, хотя проще её изгнать.

– И где найти тех, кто может помочь с этим?

– Орден Подавителей. Среди нас, то есть среди них, нет ни одного заражённого чем-то подобным. Полностью очиститься от скверны получается лишь у единиц и подобных боевых братьев уже трудно назвать людьми, ибо в них нет действительно ничего, кроме идеи тотального уничтожения всего живого. Однако вот такие простенькие сущности зла, изгоняются еще до второго круга крови, а бывает что и до первого.

– То есть в тебе этой твари нет?

– Конечно. Иначе я не смог бы в должной степени контролировать себя и был бы рабом своих желаний, как совратители или к примеру, Рах. Без обид.

Анархомаг равнодушно пожал плечами, протягивая Ялазару наполненную отваром тео плошку. Тот благодарно кивнул и принял напиток.

– Дар предчувствовать опасность меня устраивает и я не вижу причин стремиться избавиться от него.

Викар не был уверен, что кровожадную тварь, живущую в твоем теле, которая способна в любой момент попытаться захватить контроль над тобой, можно назвать даром.

– И как же изгнать Это? – поинтересовался парень.

– Для начала нужно понять то, что эта часть семени зла росла вместе с тобой, а значит так же как и ты живая, чувствующая, желающая жить. А тот, кто открывает свой разум страстям уязвим. Эмоции, это слабость. Способы как убить её я знаю, но они чересчур долгие, проще всего изгнать. Для этого нужно сделать три вещи. Не кормить семя, не позволять своим желаниям брать вверх и тогда оно начнет чахнуть. Отказаться от использования эфира, то есть магии, не позволять той сущности, что ты назвал Зверем, обращаться к другим таким же как он, раскиданным по просторам Кеплера, так сказать отсечь от стаи. И третье, когда первые два пункта будут выполнены, постоянно ставить себя на грань жизни и смерти. Проклятый дух не может долго существовать без тела носителя, а будучи ослабленным и отрезанным от общей массы подобных ему, он окажется перед реальной угрозой гибели. В таком случае, зверь при первом удобном случае постарается покинуть тебя, опасаясь, что ты убьешь вас обоих.

Открывшееся не сильно обрадовало Викара. Шансов в ближайшее время избавиться от нежелательного спутника, доставшегося ему при рождении, оказалось немного. Рах же, словно прочитав мысли парня, в очередной раз озвучил свою точку зрения:

– Вы ещё юны и не понимаете, насколько полезным может быть «внутренний голос». Я догадывался о чем-то подобном, но то, что ты поведал Вик, воистину бесценная информация.

– Почему?

– Потому что это значит, то что я раньше принимал за бессознательное проявление эманаций силы, на самом деле имеет разум, а значит с ним можно установить контакт. Договориться и может быть …

– Нууу, началось! – застонал Ялазар и перевернулся на другой бок, едва не расплескав отвар.

Улыбка сама по себе появилась на лице Вика. Все таки Рах был неисправим и даже перед порождением зла оставался верен себе. Он начал упорно доказывать, пытавшемуся его не слушать повелителю костей, какие невероятные перспективы открывают подобные знания и как много возможностей упускает тот, из-за своей упертой твердолобости. Спор явно грозил затянутся и вряд ли чья-либо точка зрения в нем могла взять вверх, слишком различны были они. Со стороны это походило на сражение льда и пламени, где ярые речи, не признающего границ и запретов, старого мага, наталкивались на абсолютно непоколебимый бастион воли и веры в свою правоту бывшего подавителя. Двое казалось забыли о существования Вика и тот решил, раз уж его мнение больше никого не интересует, заняться делами более насущными.

И для начала стоило отдать императорские кристаллы, о которых заказчики запамятовали, едва увидев эльфийскую жрицу. Не то, чтобы он горел желанием оставлять уютное место рядом с теплым костром и доброй компанией, но после посещения Кавенона чувствовал себя так, будто искупался в отхожей яме, и эта грязь была вовсе не физической. Хотелось просто избавиться от лишних напоминаний о том городе.

Поиски не оказались долгими, так как вся честная компания пребывала в главном шатре, где жрецы каждый вечер читали свои проповеди и успокаивали мятущиеся души прихожан. По крайне мере так было раньше. Сейчас же, белый камень в центре занимала композиция, из будто бы спаянных воедино кристаллов. Схирем ковылял вокруг, крайне возбужденный и что-то с упоением рассказывал заинтересованно слушавшей его Иорлеи. Здесь все так же сидели люди, сейчас в основном маленькие дети, но они жались по краям или поближе к жрецам, среди которых нашелся и Измаил. Он тоже был явно рад видеть их новую гостью, приобщенной к общему делу, но молча стоял чуть поодаль, давая колдуну возможность вести диалог. Вернее монолог, так как эльфийка лишь изредка кивала или указывала на части конструкции, которые Схирем тут же клятвенно обещал исправить.

Вся троица заметила новоприбывшего, что откинув тяжелый полог, стоял в узком проходе. За его спиной вьюга крутила хоровод и тяжелые грязные хлопья проскальзывали внутрь, тая ещё на лету, будто сама земля здесь отвергала их.

– Викариан! – раскинув руки в радостном приветствии, возопил колдун. – Мальчик мой, рад тебя видеть! Прости нас, что мы не сумели должным образом поприветствовать тебя и этого отвратительного хама, повелевающего магией костей, а заодно поблагодарить за помощь. Но видят боги, не каждый день к нам прибывает жрица перворождённых, чьи познания в магии и мудрость, не в пример больше знаний любого из смертных.

Взгляд Ио был холоден и надменен. Теперь, щеголявшая в прекрасном плаще Ялазара, словно он всегда принадлежал ей, она вела себя, будто королева посреди безымянной челяди. Куда только подевалась та девчонка, еле отбивавшаяся от повелителя костей, а после, покорно сносящая оплеухи за свои слова. Маска была больше не нужна и девушка явила себя такой, какая она есть. Нельзя сказать, чтобы изменения понравились Вику, впрочем и удивлен он не был, чего-то подобного следовало ожидать от тех, кто если верить Атласу Крига, почитал всех остальных созданиями низшего порядка. Впрочем, как видно ни Схирема, ни Измаила, это нисколько не смущало, как и остальных Стражей Вечной Переправы.

– Что-то в Кавеноне её хваленая мудрость не сильно ей помогла, в отличии от наших клинков. – все, кроме самой Ио, скривились будто от зубовной боли, а парень еле сдерживал раздражение её поведением, но все же сумел взять себя в руки. В конце концов она не виновата, что таковы были законы её племени и так воспитывали молодых эльфов. Эта мысль притушила злость и даже позволила взглянуть на Иорлею по-другому.

Впрочем, сюда он пришел не из-за неё, а по совсем иной причине. Шагнув внутрь, он протянул два больших многогранных кристалла. Камни немного светились, наполняя все вокруг силой.

– Спасибо тебе, Викар. – Измаил с благодарностью принял перевитые кристальные колосья и будто извиняясь добавил. – Не сомневайся, мы помним наш уговор и едва наша гостья окончит осматривать сею скромную обитель, я буду готов выполнить свою часть соглашения.

– Не торопись Измаил, мне сегодня все равно хотелось немного отдохнуть, так что делай то, что должен. – жрец благодарно улыбнулся и даже вновь погруженный в обхаживание эльфийки Схирем, на секунду отвлекся, чтобы сказать слова благодарности. Вообще на старика было странно смотреть. У того будто выросли крылья и он казалось вот-вот взлетит от счастья, хотя даже шаги давались ему с трудом. Чем он был так обрадован, оставалось непонятным.

Видя, что окружающие вновь погрузились в разглагольствования о подготовке к грядущему празднеству, Викар кивком попрощался со всеми и вышел вон.

112
{"b":"579398","o":1}