ЛитМир - Электронная Библиотека

– Стойте. – подходя к троице, произнес парень. – Хватит, она достаточно настрадалась.

– Ты часом умом-то не тронулся после встречи с демиургом, она же тебя убить хотела? – удивился Рах. – Или ты не до конца понимаешь, кто пришел за тобой? Она из расы гетиантов, искусственно выведенная, путем магической селекции. Эдакий охотничий пес, чем-то кстати напоминает ищеек, только ищет не по магическому следу, а оперирует запахами. Причем, сначала благодаря невероятному нюху выслеживает жертву, а после, забирается в её голову и находит аромат, связанный с самыми приятными воспоминаниями, воспроизводя его своими собственными феромонами.

– В общем, как только эта тварь тебя нашла, уже не она к тебе, а ты к ней должен был прибежать. Но видать, что-то пошло не так и ей пришлось лезть к тебе в койку самой. – добавил Ял, на время ослабляя хватку.

Все стало на свои места. Викар осознал, то что он посчитал предательством, свершённым его телом, на самом деле было не чем иным, как уловкой, нередко используемой дикими зверьми на охоте. А он попался в этот капкан, потому что был абсолютно уверен в безопасности храма. В итоге, сначала Агонис, потом вот она показали, что не существует защиты, которой нельзя было бы сломать или перехитрить. Но кое-что все же не стыковалось.

– Но зачем же она тогда спасла меня от Агониса?

Все, как один, повернулись к нему с немым вопросом и даже страдающая от боли рыжеволосая незнакомка, и та непонимающе уставилась на него.

– Или ты не знала, что меня вот вот должны были прикончить? – подходя ближе и смотря в её красивые глаза, спросил Вик. В них он увидел ясный ответ. Та, к которой он сейчас обращался, даже не догадывалась, что его метания были много большим, чем обычный ночной кошмар. Она не спасала его. Просто стечение обстоятельств. Слепая удача.

Парень отступил на шаг. И все равно ему претили мучения.

– Есть ли иной способ добыть из неё сведения?

– Она убьет тебя Вик, едва ей представиться такая возможность, – вкрадчиво произнес Рах, – не обманывайся её болью, она бы не стала жалеть тебя.

В последнем уверенности не было, ибо достигнув преграды девушка посмотрела на него и в её взгляде была печаль. Но такие мысли вряд ли бы остановили собравшихся, они бы списали их на усталость или ещё что-то.

– Это не причина уподобиться ей. К тому же, Иорлея уже сказала, что гетиант пришла из Кавенона, а после того, что мы там натворили, нетрудно догадаться причину их заинтересованности в моей смерти. – он немного подумал и добавил. – Ялазар за тобой возможно идет вторая такая же тварь.

Повелитель костей кивнул, вспомнив что первая убийца не обратила на него никакого внимания, а значит охотник, уже за его головой, вскоре может проявить себя.

Вперед выступил до того молчавший Схирем. Вряд ли этот старик руководствовался мыслями о благополучии Вика, скорее уж ему было что-то нужно.

– Возможно, я смогу помочь. – он коснулся дрожащей рукой, слившихся от крови и слез, рыжих волос. – Она расскажет нам все и больше не будет угрожать тебе.

Молодой человек обернулся к нему:

– Продолжай.

– Я могу заставить её говорить, сделав из неё мою марионетку. Она постепенно умрет, но до этого успеет послужить нам.

– А какой у тебя интерес, – не доверять колдуну причин в общем-то не было, но все же человек, который заказывает наемнику убить десяток людей, а их останки принести ему, не был первым в списке тех, кому Вик без сомнений доверил бы свою жизнь. Они стояли близко друг другу и Вик, наклонившись к уху собеседника спросил так, чтобы мог услышать только тот, – зачем ты заказал Шрауму убить и выпотрошить охотников? Зачем тебе их внутренности?

Этот вопрос терзал его слишком долго, а все произошедшее за последние несколько часов, выжало его до остатка, притупив чувство страха и самосохранение.

К его удивлению, Схирем не стал ни отпираться, ни злиться, лишь понуро качнув головой, так же тихо ответил:

– Мы все смертны, мой мальчик и чем дольше живем, тем больше грехов приносим к порогу смерти. Иногда этих грехов так много, что перешагнуть черту, за которыми лежит обитель мертвых, становится страшно даже самым смелым из людей. А я и в молодости то смельчаком не был. Не буду тебе врать, подобные мне, придерживаются мнения, что лишь сильнейшим позволено жить в Кеплере, остальные скот, призванный служить пищей нашим телам и душам. Когда-нибудь найдется тот, кто решит оборвать и мою бренную жизнь, но пока силы не оставили меня, я буду драться, до конца отодвигая момент, когда мои веки смежит вечный сон.

Такая честность огорошила, ждавшего отговорок и словесных вензелей, Вика, он удивлено заморгал, а колдун достал из потертой поясной сумочки небольшую склянку с жидкостью, напоминающей цветом грязно-оранжевую мочу, что пахла и того хуже. Обращался он с колбой очень осторожно. Гетиант едва увидев её, задергалась в бессильных попытках вырываться из каменной хватки кристаллов. Во взгляде её появился ужас и паника, она явно знала что это такое, в отличии от всех остальных присутствующих, с интересом наблюдавших за происходившим.

– Что же касается, почему я готов помочь тебе с ней, то все просто. Эти создания, гетианты, прирождённые сыщики, их нюх просто феноменален. Когда же ваши с ней дела будут окончены и вы узнаете все, что вам нужно, я использую её, чтобы добывать нужные мне реагенты, да всякие ценные вещицы. Ну по крайне мере, пока мой отвар не разложит её тело окончательно и не превратит её органы в песок. В таком виде, она уже разумеется не сможет представлять для тебя никакой опасности.

– Что ж, да будет так. Делай что нужно. – с этими словами Викар подошел к искалеченной девушке. Она не оставила ему выбора, даже не желая просто отвечать на вопросы. Разумеется, такая преданность была похвальна, но только не тогда, когда она направлена против тебя и грозит смертью. – Мне жаль, но ты сама выбрала свою судьбу. С сегодняшнего дня, ты больше никому не причинишь вреда.

Бровки на прекрасном лице, украшенным кровавыми дорожками запёкшейся крови, сошлись в беззвучной мольбе, не отдавать её колдуну, но взгляд Викара был холоден и тверд. Он принял решение, менее жестокое чем мог бы, но возможно более милосердное, чем она того заслуживала. Он не будет палачом, но это был изуверский мир и быстрая смерть, вполне могла считаться в Кеплере актом милосердия.

Творить сие темное действо в храме было нельзя, об этом им напомнил, молча взиравший на все происходящее, Измаил, предложив продолжить ритуал за его пределами. Так они и поступили, благо алмазный кокон мог перемещаться по одной лишь воле Раха и не приходилось таскать его на себе. Жрецы разбили почти такой же шатер на соседней холме, обосновав это тем, что негоже верующим видеть акт темного колдовства.

Ялазар просунул руки, меж переплетающихся в волшебном танце радужных волн, созданных заклятием анархомага, одной схватив девушку за челюсть и с силой надавил пальцами на щеки, открывая ей рот, а второй зажав нос. Она дернулась, но стальная хватка повелителя костей, держала крепко, тогда Схирем начал аккуратно поить едкой отравой, из последних сил извивающуюся и стонущую, девушку. Она пыталась выплюнуть, откашляется, но вместо влаги, из её горла под аккомпанемент все усиливающегося крика и рыданий, вырывалось лишь оранжевое облачко тяжелой, нелетучей пыли.

– Не дыши, – быстро предупредил колдун и Ял, послушав его, отвернулся в сторону, – снадобье не ядовитое если попадет на руку, но вот вдыхать его не рекомендую.

На теле и прекрасном лице проявились вены, едва последняя капля оставила пузырек. В туже секунду девушку стали сотрясать такие конвульсии, что даже всей силы Ялазара не хватило удержать её. Он убрал руки, позволив алхимическому снадобью сделать свое дело.

Глаза несчастной закатились, а шея покрылась темными впадинами. Волосы начали тускнеть, теряя цвет, покрываясь как и кожа на теле трупными пятнами. В момент апогея, начала проявляться та самая жуткая улыбка из десятка огромных клыков, идеально ровных и даже в чем-то красивых. Теперь это был живой труп, при каждом вздохе изо рта которого вырывалось облачко той самой тяжелой, оранжевой, будто ржавчина, пыли.

127
{"b":"579398","o":1}