ЛитМир - Электронная Библиотека

– Можешь освободить её Рах, – произнес колдун, – она вся ваша и уверяю, больше ни что не сковывает её язык.

– Что значит, ни что не сковывает? – удивился Викар, пока анархомаг, раскрывал кристаллические волны, превращая их в обычную воду. Парень смотрел на то, во что превратилась девушка через тонкий мир, но не видел ни единого заклятия. Впрочем, он больше двадцати лет не замечал колдовства своей матери, так что теперь к своей наблюдательности он относился с изрядной долей скептицизма.

– То, что она служила кому-то и пресекая твою очередную тираду о человечности, спешу тебя расстроить, ни хрена мы с этим поделать не могли. Не зная кому она была рабом, а так же какие и на чем узлы завязал её хозяин. – быстро встрял в разговор Ялазар понимая, что если Вику сейчас же не объяснить всю тупиковость сложившейся ситуации, то тот опять заведет старую песню о спасении всех и вся. Надо отдать должное, повелитель костей попал в точку и парень не стал спорить с принятым им же самим решением, к тому же, исправить уже ничего было нельзя. Хотя Ял и чувствовал, что произошедшее сильно не понравилось Викару, и он не мог его за это винить, но им нужны были ответы, а сейчас излишняя мягкотелость могла поставить под удар всех.

Преображение наконец закончилось. Теперь перед небольшой группкой людей и эльфийкой, на четвереньках стояло жутковато, худое существо с болезненно-желтой кожей и трясущейся головой. Некоторые части конечностей были вывернуты под неестественным углом, правда это явно не мешало созданию перемещаться, хотя прямо стоять оно и не могло.

– Кто ты и почему пришла за Викаром, – голос Ялазара был исполнен власти и мутант, в который превратилась гетиант ответил ему без промедления:

– Вас заклеймили богохульниками, еретиками! Вы украли сердца самых изощрённых грешников, что мои повелительницы собирали столетиями. Их камни душ. – голос был сухим, словно шёпот песка в раскалённой пустыне. – Что же до моего имени, то меня звали Длау.

– Так говоришь «еретиками», кого ещё кроме Вика обвинили в ереси?

– Тебя апроксис и эльфийскую шлюху.

– Камни душ?! – не удержавшись, на одном вдохе прошептал Схирем, и с его глаз будто слетела пелена, а по лучикам морщинок, заструился изумрудный туман. – Вы не говорили о них.

Повелитель костей не обратил на его слова особого внимания, продолжая допрос:

– Кто ещё идет за нами, сколько вас, кто отдал приказ и как он звучал?

– Двое, – просипело существо, – я и Мра, моя сестра, мы слуги архижрицы Замка Черных Стрел, Олвеи, фрейлины Гвелейны, правительницы Кавенона. По её приказу мы отправились за вашими жизнями.

Повелитель костей тихо выругался, однако продолжил спрашивать:

– Где Мра и что будет, если вы не вернетесь?

– Где моя сестра, мне неведомо. Если мы не вернемся в течении года, за ваши головы объявят награду во всех землях нашего Дола и даже за его пределами. Вы покусились, на принадлежащее Пантеону и его слугам, а значит вам не будет прощения, как и покоя, ни в этой жизни, ни в следующей.

– Ну это мы ещё посмотрим, – зло ответил Ял.

– Нет смысла с ней спорить. – заметил Схирем, переводивший взгляд с повелителя костей на Викара и обратно, – Она всего лишь оболочка, отныне подвластная моей воли и не воспримет ни угрозы, ни сарказма. Вы лучше ответе мне, что собираетесь делать с украденными камнями душ? И кстати Измаил, почему твой бог никак не отреагировал на подобные артефакты?

Жрец нахмурился, видимо прибывая в не меньшем удивлении от открывшегося:

– Я не всеведущ, но раз так произошло, то думаю эти камни были созданы без применения некромантии.

– Камни душ это источники силы и как они были созданы, никакого значения не имеет, если владеющий ими не нарушает законов вашего храма, – явно со знанием дела подсказал анархомаг. Никто не посмел усомниться в его мудрости. – Так что пока вы никому не причинили вред здесь при помощи этих вещиц, не думаю, что Бог Вечной Переправы как-то отреагирует на них.

Викариан тут же вспомнил тех несчастных, что Ялазар убил, пытаясь создать костяного скакуна. Они постоянно ходили по краю, играя со смертью и дергая богов за исподнее. Умным такое поведение назвать было сложно. Но с другой стороны, альтернатива вырисовывалась не лучше. Стоило только взглянуть на оборванных, грязных, измученных людей, орущих молитвы на соседнем холме, чтобы понять, они давно опустили руки, отказавшись от борьбы. Теперь они в последней надежде взывают к богам, которых никогда не видели и возможно в чье существование даже не верят. Было сложно понять, чем же эти сломленные, озлобленные, не желающие бороться даже за себя люди, полагающиеся только на благословение свыше, отличаются от живых мертвецов. Тот же пустой взгляд, те же простейшие желание, тоже безразличие к своей жизни. Выбор из двух зол меньшего, вот и все, что предлагал Кеплер.

За этими мыслями, Викар едва не упустил нить разговора.

– Так зачем вам камни? – не унимался Схирем.

– Продать мы их собираемся, – наконец потеряв терпение рявкнул Ял, – в Дхаме или гномам, пока не решили, а тебе-то что?

– Продайте их мне! – колдун едва не бухнулся на колени, чем немало всех озадачил.

Повелитель костей взглянул на Викара, как бы спрашивая, что он думает по этому поводу, тот пожал плечами и произнес:

– Нам нужны деньги чтобы нанять ищейку.

Ял соглашаясь добавив:

– Хорошая ищейка стоит очень дорого. Ты хоть представляешь, сколько стоят такие камушки?

– Я заплачу по пятьдесят тысяч монет за каждый! – ни секунды не медля заявил колдун и секунду поразмыслив, добавил. – И помогу вам в ваших поисках. Гетиант, даже в нынешнем состоянии сохранил свой нюх и пусть это не осязание магии, как у ищеек, но и он может неплохо послужить вам. Я заплачу вам за камни и отправлюсь вместе с моей новой, кхм, зверушкой куда вам там надо. И не спрашивайте откуда я возьму деньги, это уже мое дело.

Измаил испепелял того взглядом, видимо припоминая, как колдун не так давно торговался из-за какой-то сотни монет, но тем не менее промолчал.

– Нам нужно выследить того, кто убил мою семью. – негромко и глядя в горящие зеленым огнем глаза Схирема, сообщил Викар. – Ты, то есть она, способна на такое?

Тот кивнул:

– Взять след, которому не больше месяца будет не трудно, думаю и с поиском твоего врага проблем не возникнет. Только мне нужно будет через несколько дней вернуться, чтобы поддержать эффект зелья, иначе она рассыплется в прах.

– Тогда условимся так, – опять заговорил парень, – если Длау, ну или то существо, в которое ты её превратил, сумеет помочь нам в поисках, то по возвращению я согласен продать тебе свои два камня, по предложенной тобой цене.

Колдун расплылся в улыбке, после чего посмотрел на Ялазара, как бы спрашивая, насчет судьбы его камней. Тот поскреб свой идеально выбритый, тяжелый подбородок и тоже кивнул, правда указав, что продаст лишь один из артефактов. Это вполне устроило Схирема и он заторопился куда-то. На самом пороге его догнал окрик Вика:

– Выходим сегодня! – после чего молодой человек повернулся к повелителю костей и спросил. – Твой скакун готов?

– Да. – просто ответил тот. – Правда я рассчитывал его на нас двоих, посему придется нашему попутчику довольствоваться не самым удобным местом, но думаю жаловаться не в его интересах. Ты мне лучше вот что скажи, тебя не удивляет, что у этого оборванца внезапно нашлись такие деньги?

Все смотрели на молодого человека, видимо задаваясь тем же вопросом, будто он мог знать что-то такое, о чем остальные не догадывались. Впрочем, так оно и было, однако сам парень прибывал в неуверенности, стоит ли рассказывать о случившемся с охотниками. В конце концов, колдун сейчас стал новой ниточкой, ведущей Викара к его мести, мысли о коей уже переходили в разряд навязчивых идей. Это стало обязательством, которое просто должно было быть исполнено и чем ближе он подходил к цели, тем меньше эмоций у него оставалось, словно выгорая изнутри. Наверное так и должно быть, и месть наконец потушит огонь, причиняющий ему боль от потери, оставив на его месте лишь пустое пепелище его души. До сих пор именно цель, охота на убийцу заставляла его двигаться дальше, не позволяя отдаться горечи потери полностью, что несомненно произойдет, когда он отделит голову от тела этого ублюдка, но об этом думать пока не хотелось. В конце концов, выиграет он или проиграет, родных это не вернет.

128
{"b":"579398","o":1}