ЛитМир - Электронная Библиотека

Прежде чем вернуться к своим рассказам, Ялазар просто завалил Гнаса вопросами насчёт странных нравов, когда женщины по своей воле готовы согреть постель любому мужчине, пожелавшему это. Оказалось, что такого понятия, как «шлюха», в Вардеме нет в принципе, впрочем как и понятие измены. Причем последнее, видимо было связано с необычными брачными ритуалами, в которых явно не последнюю роль играла магия, ибо заключались браки лишь под сенью Чары и самой Верховной Богини, хранительницы домашнего очага. Более того, именно в Приюте Странников многие находили своих будущих супругов, в то время, как другие оставляли там свои проблемы и печали. Не стоит и говорить, что повелитель костей сиял от счастья, когда вновь продолжил сочинять байки об их якобы жизни в северных пределах, явно уже предвкушая, куда он направится первым делом, оказавшись в Снежном.

Глубоко за полночь они добрались до следующей деревни, что звалась Солнечная. К этому времени тракт покрылся редкими огоньками фонарей, подвешенных на обода телег, а сон стал смаривать даже двужильного Ялазара. Оказалось, что это и было то место, куда так стремился сегодня доехать Гнас. Старик был очень благодарен попутчикам за то, что те скрасили его путь и с надеждой предложил им остановиться у него на ночь, на что парни с радостью согласились, ибо не спали уже вторые сутки и устали так, что ни о каком продолжении пути сегодня не могло быть и речи.

Когда они въезжали в деревню, та большей частью спала, лишь на окраине, где располагались постоялые дворы, стойла и прочие заведения, приветствовавшие усталых чужестранцев, в окнах горели огни и даже звучала тихая музыка. Викар стал убеждать Ялазара, намеревавшегося немедля посетить так заинтересовавший его Приют Странников, что времени у них не так много и тратить завтра полдня на его поиски по всему поселению неразумно. Однако тот пообещал вернуться засветло, а заодно разузнать насчет Силики, так сказать совместив приятное с полезным и Вик вынужден был сдаться.

Дом ямщика оказался небольшим, каменным строением с широким подворьем и вместительным амбаром. На пороге его уже встречала взволнованная старушка, что увидев гостей, сразу захлопотала об ужине и ночлеге для них. Те же в свою очередь с радостью помогли Гнасу разгрузить поклажу, пару раз крепким словом помянув хитрого Ялазара, успевшего скрыться до того, как они въехали во двор. Через час, когда усталые беседы за быстро разогретым жарким затихли, гостей проводили на второй этаж, где для них хозяйкой дома уже была приготовлена пара кроватей. В ту ночь Викар уснул не раздеваясь, едва его голова коснулась подушки, смыв остатки тревог минувшего дня.

* * *

На следующее утро, подпрыгивая на гораздо менее удобных, чем вчерашние козлы бревнах, Вик размышлял о предстоящем. Нельзя сказать, что новый средство передвижения было пределом мечтаний, но все же это оказалось лучше, чем идти пешком с его-то ногой. К тому же, в столь ранний час, длинная многоколесная телега, толкаемая двумя могучими животными, напоминающими лосей, но с гораздо более толстыми ногами и пушистыми ушами, свисающими чуть ли не до земли, была единственной на всем тракте. Оказалось, что эта повозка принадлежала семье лесорубов, везущих с десяток толстых и длинных стволов на продажу. На этот раз, рядом с возницей сел снова начавший напевать Даниэль, чем не сказано порадовал того.

Как Ял и обещал, он вернулся ещё до того, как солнце встало, при этом на гладко выбритой физиономии, сияла улыбка человека абсолютно довольного жизнью. О деталях его ночных приключений решили не расспрашивать, да и будить хозяев дома, все ещё крепко спавших тоже не стали, тихо собравшись и уйдя. Вик оставил серебряную монету, мысленно поблагодарив бабу Клару и немного загрустив, что вряд ли удастся навестить старушку в этот раз. И вот они, отбивая седалища на необтёсанных бревнах, на пару с повелителем костей, смотрели на выбегающую из-под широкого основания телеги дорогу.

– Что-нибудь узнал о Силике? – более ли менее устроившись, спросил молодой человек, все ещё ерзающего по другую сторону стволов Ялазара.

– Немного, – честно признался тот, – однако мы на верном пути. Надо сказать, эту Силику очень любят, она для местных просто таки воплощение добродетели. Последний раз хозяйку некой послушницы Беатрисы видели именно в Снежном.

Викар вздрогнул, посмотрев на Яла. Он не рассказывал тому про девушку, к которой так стремился. Парень не был уверен, стоит ли сознаваться в своем влечении к ней или лучше попытаться разыграть непонимание, о чем говорит его спутник. Тот же все это время смотрел в сторону, якобы разглядывая пробуждающийся после зимы мир, но и дураку было понятно, он ждет, какая же последует реакция. Наконец Вик решил, что нет смысла скрывать то, что и так станет очевидно, едва он встретит Беату, а потому, просто спросил:

– Как ты узнал?

Ял повернулся. Он улыбался:

– А я уж понадеялся, что ты начнешь юлить и мы сможем повеселиться, но раз уж ты не стал врать, то отвечу тебе честно. Нетрудно понять, о ком идет речь, когда после первого же вопроса о Богине Шелковых Дюн тебе рассказывают не только о ней, но и о её вечно грустной фрейлине, что якобы когда-то влюбилась в жутковатого странника с севера. Однако тот исчез прямо у всех на глазах и вот уже несколько лет никто не может его найти, ни она, ни её повелительница, ни даже старшие сестры этой самой богини. Ты кстати, под описания загадочного сердцееда подходишь идеально. – он задумался, а потом поцокав языком, скривился. – Вернее подходил, пока твою морду не пересек шрам. А левый глаз не превратился в блеклое, слепое бельмо. Красавец, нечего сказать!

Вик и сам знал, что выглядит не так, как раньше, но до этого момента особо не задумывался над этим. Выживание в Кеплере физической красоты не требовало. Однако теперь он приуныл, поняв, что Беатриса может и испугаться его нового облика.

Неожиданно, прямо перед его носом, появилась красивая, костяная перевязь, с втравленной в неё небольшой пластинкой, призванной закрывать раненый глаз. Ялазар, перегнувшись через верхнее бревно, протягивал ему повязку:

– Надень. Мне от сломанной рукояти меча толку немного, а для тебя эта девчушка явно что-то значит, как и ты для неё. Так что советую не пугать её с ходу своей страшной рожей, а дать время немного привыкнуть.

Он ухмыльнулся и Вик ответив ему тем же, с благодарностью принял перевязь. Она была сделана из подвижных чешуек, точь-в-точь таких же, из которых состоял пояс самого повелителя костей, а закрывающая слепой глаз пластина оказалась как раз в пору, да ещё носила на себе некий витиеватый орнамент, будто бы была призванная украшать, а не скрывать страшное увечье.

– Спасибо Ял. – ещё раз поблагодарил парень

– Да без проблем. – беззаботно ответил тот, возвращаясь к созерцанию утреней красоты.

Внезапно до Вика дошел смысл только что услышанного:

– Ты сказал, меня ищут уже несколько лет!?

– Ага, три года вроде.

Получалось, что пока он находился в Вардеме, время в его мире замирало, ну или шло настолько медленно, что не имело большого значения сколько он отсутствовал. Однако когда Вику приходилось скитаться по Кеплеру, то здесь дни летели словно осенние листья, гонимые ветром. Получается, что он оставил Беату так ничего её не объяснив, а сейчас, по прошествии нескольких лет, вдруг возвращается в надежде, что она будет рада его видеть. Наивность такого предположения показалась смешной даже ему самому. Увидев печаль на лице своего товарища и мгновенно поняв, что причиной тому была упомянутая им особа, вернее долгая разлука с ней, Ялазар решил немного приободрить того:

– Не переживай так. Что-то мне подсказывает, что женщины в этом мире готовы ждать своих мужчин, не кидаясь на шею первому встречному, едва муж выходит за порог. Сколько вы с ней уже вместе?

Вик замялся, не зная как ответить:

– Да мы в общем-то не пара. Я встретил её, когда попал сюда в прошлый раз. Знакомы были едва ли больше суток, когда меня выкинуло обратно в Кеплер.

153
{"b":"579398","o":1}