ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ван Гог, Мане, Тулуз-Лотрек
Ледяной трон
Сладости без гадости
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Средневековье крупным планом
Принцесса Америки
Диковинные истории
Высшая Школа Библиотекарей. Магия книгоходцев
Женский день

Викар не стал дослушивать разговор, на ходу кивнув Ялу, в ответ на поднятую в приветствии руку и направился к озеру, благо идти до него было всего шагов десять. Наскоро умывшись и вдохнув полной грудью морозный воздух, он взглянул вверх. Там, среди редких облаков прятались, растворяющиеся в утреней небесной синеве, сияющие гиганты, луны Вардемы. Чуть в стороне, держать за землю паутиной из золотых, словно солнечные лучи тросов, виднелась удивительная Калери’Юна. Парень поймал себя на мысли, что издалека небесная каравелла выглядит вовсе не так уж безобидно. Острые контуры, украшенных лепниной и нахлестками красной бронзы бортов, теперь выглядели быстрыми, хищными, будто опытного охотника обрядили в бальное платье. Широкие дуги позолоченных мачт, полумесяцами охватывающими верхнюю палубу и удерживающие распростертые полотна кипельно белых парусов, с этого места казались толстыми бычьими рогами, что не только могут выдержать любой шторм, но в случае необходимости сами могут использоваться, как оружие для тарана.

Вик мотнул головой, отгоняя мысли о странностях, которые он то и дело замечал в окружающих вещах, выбивающихся из общей картины всеобщего благолепия и миролюбия. День сегодня и так предстоял непростой, чтобы ещё тревожиться мыслями о прошлом Вардемы.

Вернувшись обратно, парень обнаружил своего спутника сидящем на том же самом месте, где и вчера, в окружении шести здоровенных кружек, исходящих подозрительной, зеленой пеной и при каждом глотке морщившимся так, будто проглотил соплинга.

– Кстати, сегодня платить тебе. – издали предупредил Вика повелитель костей. – У меня после вчерашнего денег не осталось.

Парень был не против, бросив трактирщику пару золотых, но все же спросил, указывая на две уже опустевшие пинты:

– Ты полагаешь это разумно, учитывая, что сегодня нам предстоит?

– Перед смертью не надышишься, но попытаться напиться-то можно? – хмыкнув, ответил Ял. Он лукавил, смерть его не страшила, скорее сказывалась их вчерашняя беседа.

Викариан не хотел пока вновь заводить тот разговор, а потому, просто присел рядом, ожидая когда его товарищ наконец-то покончит со столь противным ему пойлом и они смогут двинуться дальше. Внезапно, повелитель костей глубоко вздохнул и произнес:

– Ты даже не представляешь, как ты напоминаешь тех, прежних людей, живших до Рубикона. Первый из встреченных мною смертных, да и бессмертных тоже, кто мыслит и действует, как те, кто сражался в Последней Войне. И хотя ты, как и все мы, заражен семенем зла, оно не властно над тобой.

– Ну вообще, тут немалая заслуга Силики. – честно признался Вик, но это кажется не смутило его собеседника:

– Скорее, в этом немалая заслуга твоей матери, сплетшей то невероятное заклятие вокруг вашего дома, что, по-видимому, усыпляло Зверя внутри тебя и благодаря чему, сейчас твое сознание практически не изменено его Порчей. Нечто похожее происходит и у подавителей, когда детей забирают в загоны, заставляя выживать, принцип другой, но результат практически тот же, тварь просто не может воздействовать на разум жертвы. Я не знаю, кем была твоя мать, но то, что произошло с твоей семьей, без сомнения, не было случайностью. Кто-то явно хотел остановить её, остановить тех, кто искал и как видно нашел способ бороться с проклятием Разрушителя.

– Антемос. – процедил Вик.

– Я бы сказал его герольд. – поправил парня Ялазар. – И ответы, полагаю, тоже надо искать у него.

– Мне кажется, ты не меньше моего хочешь до него добраться? – ещё один кусочек мозаики встал на свое место и Вик спрашивал, уже зная ответ. Ялазар же просто молча кивнул, для него парень и его прошлое, оказались ключом к проблеме, которую он так долго пытался решить. Альтернативой той резне, не приносящей никаких успехов, что устраивали Подавители во время своих жатв. – Но зачем тогда оставлять метку на стене моего дома?

Повелитель костей хотел что-то ответить, но не успел. От прохода пролегла тень и он, так и не произнеся ни звука, кивнул на вновь пришедшую. Едва посмотрев в ту же сторону, Викар увидел выбивающиеся из-под неглубокого мехового капюшона пышные, пурпурные локоны волос. Он тут же бросился к Беатрисе, заключая тут в объятия. Они стояли так какое-то время, ничего не говоря и Викар не мог надышаться тем благоуханием фиалкового луга, что пришло вместе с его ненаглядной. Лицо девушки выдавало крайнюю усталость, но она продолжала держаться, хотя на глаза то и дело накатывала влага. Наконец, им все же пришлось пройти к столику, где Ялазар поспешно сгреб в кучку гроздь наполовину опустошённых стаканов и принялись слушать.

То, что Беата пришла без стражи уже радовало, хотя её внешний вид говорил о непростой, бессонной ночи, как оказалось проведенной с Силикой в тяжелых разговорах и мыслях о наступающем дне. Девушка опасалась реакции на те слова, что собиралась сказать и потому, пыталась начать издалека. Однако богиня даже не была удивлена, более того, оказалось что она и сама чувствовала что-то неправильное, неестественное. Она не могла вспомнить заключительную часть вечера и как оказалась перед помостом вознесения. Подобных провалов с ней ранее не случалось и это сильно встревожило её. Когда же разговор зашел о Викаре и том, что он поведал, Силика внезапно поняла откуда возникло странное чувство чуждости внутри и вокруг себя, почти тоже самое она ощутила, впервые встретив его. После этого она слушала молча и внимательно, вникая в каждую деталь и сетуя, что самого Викариана нету рядом, дабы он смог рассказал больше.

Но что больше всего расстроило Беату, отчего на её глаза постоянно норовили навернуться слезы, так это реакция Владычицы Шелковых Дюн, на те способы избавления от Зверя, что предложили парни. Она приняла это со стоическим смирением, а на все замечания, что возможно её старшие сестры смогут помочь, отвечала, что не может поставить под угрозу ещё и их жизни. Беата едва не плакала, рассказывая о согласии её госпожи на план Ялазара, что вызвало у того невольное восхищение. Судя по рассказу Беатрисы, Силика смогла понять насколько опасно то, что теперь жило в ней, раз согласилась встретиться с ними. Причем если они все же решат пойти до конца, не было сомнений, что тем самым подпишут не только ей, но и себе смертный приговор.

– Вы не нашли иного способа исцелить госпожу? – с щемящей надеждой в голосе, спросила Беата, но Вик лишь покачал головой.

Все что он мог рассказать ей, это про их вчерашние поиски убийцы. О том, что они, взломав странную дверь, нашли тот магазин, откуда и появилось чудовище, покинутым, без единого признака бывших хозяев. Девушка прижалась к Вику, слушая короткий рассказ и сжимала его теплую накидку до побелевших костяшек на пальчиках.

– Боюсь, других способов избавится от семени нет. – допивая последний стакан и готовясь подняться из-за стола, подвел черту повелитель костей. – Раз твоя госпожа настолько благородна, что готова пожертвовать жизнью ради своих людей, своего мира, то клянусь тебе, она не будет мучиться.

Беатриса крепко зажмурилась, уткнувшись в грудь Викара, а тот, бросил сердитый взгляд на Яла, при этом прекрасно понимая, что это единственный способ, которым они могут облегчить участь Силики. Внезапно Беатриса открыла глаза и подняв голову, немного нахмурившись, будто бы что-то быстро обдумывая, произнесла:

– Дорогой, постой, ты говорил, что проникая в ту лавку, вы сломали дверь, вытянув из неё силу стихий?

– Да. – коротко ответил Вик.

– А не можешь ли ты так же вытащить это … семя из моей госпожи.

Признаться честно, Викара такая мысль даже не посещала, потому он взглянул на повелителя костей, но тот выглядел не менее озадаченным. Вчера им было не до этого, усталость, погоня и непростой разговор как-то выбили из головы мысли об иных способах избавления от Зверя. И вот стоило упомянуть, что оказывается они могут вытягивать энергию из вещей, как Беатриса тут же предложила гениальное в своей простоте решение, о котором они даже и подумать забыли. Тоже мне сыны мира магии, потомки победителей великого Разрушителя, едва не засмеявшись, про себя съязвил Викар, вслух же сказав:

173
{"b":"579398","o":1}