ЛитМир - Электронная Библиотека

Ял усмехнулся:

– Держу пари, ты бы хотел быть таким избранным.

Авгур ничего не ответил, но было видно, что как и для любого служителя Пантеона, подобные реликвии для него были чем-то много большим, чем просто великими артефактами древности. Это была суть всего, что составляла его жизнь, ибо напрямую касалось тех тайн и сил, которым он служил. И Вику стало по-настоящему интересно, что же могло заставить Баала отказаться от того, за что иные ревнители веры убили бы любого не колеблясь, какие секреты таились в глубине его темных, словно угольная смола, глаз.

По дороге обратно авгур рассказал, что рядом с тем павильоном, где его люди нашил себе временное убежище, в толще отвесной стены Провала Обреченных есть тайных ход, ведущий прямиком в Рабский Рынок. Он полностью безопасен, хотя все равно стоит соблюдать осторожность. Это была полезная информация, так как воспользоваться Бонером, пока Небесная Гора не успокоится, возможным не представлялось.

Прощались они без лишних эмоций и слов. Каждый из них сыграл свою роль, помогая в осуществлении планов друг друга. Перед самым уходом, Баал сообщил, что напавших на них бандитов, они наняли в Хрустящем Черепе, бражном доме, в уже упомянутом ранее Рабском Рынке. После чего развернулся и уплыл обратно к мрачному монолиту, нависающему над бездонной пропастью.

Парни остались одни перед входом в узкий, изобилующий острыми уступами, торчащими из стен, проходом.

– Если начнется землетрясение, нас разотрет в порошок. – зачем-то сообщил Ял и выдохнув, шагнул внутрь, напоследок бросив. – Подсвети.

Вик закатал рукав и, аккуратно двигаясь вслед за повелителем костей, поднял руку со вновь начавшим слабо сиять артефактом.

Внутри узкого лаза, змеей вившегося в промерзлых недрах, оказалось довольно сухо, хотя среди грубо вытесанных камней часто попадалась темная наледь, говорящая, что до наступления зимы тут сочились подземные воды. Несмотря на желание как можно быстрее миновать темный проход, мрак в котором браслет Вика был почти не в силах разогнать, усталость, накопившаяся за долгий день, начинала брать вверх.

В итоге, после того, как идущий первым Ялазар в очередной раз ударился головой о низкий выступ, до крови разбив лоб, а после и вовсе сверзился на резко бросившемся под ноги спуске, было решено, что пора сделать привал.

* * *

Магия все ещё скорее вредила, чем помогала, опаляя неистовыми потоками бушующих течений любого, кто пытался сплести заклятие, а если тому все же удавалось сотворить магическую формулу, то варп наполнял её такой силой, что выходило все что угодно, кроме того, что изначально задумывал маг. Викару пришло на ум, что Рах должно быть сейчас просто счастлив, с его-то тягой к безумным, нестабильным конструкциям и разного рода экспериментам с эфиром.

В конце концов, отчаявшись создать кости-стражи, должные оповестить их при приближении нежданных гостей, Ялазар бросил бесплодные попытки колдовать и предложил нести вахту по очереди, напомнив Вику, чтобы тот не вздумал уснуть, как это произошло в Кавеноне. В тот раз положение спас посох, теперь же, если их схватят спящими, помощи ждать было неоткуда. Молодой человек согласно кивнул, настояв чтобы повелитель костей отдохнул первым, ибо за прошедший день пострадал гораздо меньше и ему не так требовался отдых.

– Ты главное не проворонь, если кто вдруг появится. – уже засыпая и видя, как его спутник потянул из-за плечного мешка Атлас Крига, Ял посоветовал. – Лучше попробуй потренироваться в управлении тонким миром. Заклятия тебе не сплести, но зато твой разум не притупится, а мысли не скует дрема. Очень помогает.

После чего он широко зевнул и стерев проступившую из раны на лбу кровь, уснул мертвым сном. Надо сказать, его последний совет оказался великолепен. Викариан, стоило ему окунуться в тонкий мир, манипулируя течениями, действительно позабыл усталость, словно отрешившись от нее. Не только разум, но и тело стали бодрее.

В основном, парень просто наблюдал за течениями магии, они были прекрасны в своей дикой красоте, а око инфернала позволяло разглядеть даже астральную пену, бахромой вьющуюся вдоль постоянно меняющихся русел энергий. Иногда он сплетал совсем легкие петли, которые использовал только чтобы осветить окружающий его мир, на мгновение, выхватив из непроглядного мрака серый камень стен. Красоты тут не было, лишь унылое безмолвие, да вжавшиеся в стену ледяные подтеки. Никто, кроме какой-то покрытой слизью беззубой, слепой твари, тут же получившей кинжалом в свое желеобразное, рыхлое рыло и скрывшееся в узкой расщелине, не потревожил странников, пока те отдыхали.

Прошло немало времени, когда Ял проснулся и позволил уже самому Вику поспать, а после отдыха, плотно поев предусмотрительно подготовленной для них Беатрисой снедью, они отправились дальше.

Ход был все так же извилист и узок, нередко вызывая вопрос, как такая махина, как Баал, а уж тем паче мародер, сумели тут протиснуться. Ответом на это становились совсем свежие сколы и горки отбитых с камней, говорящие, что совсем недавно тут кто целенаправленно расчищал путь для своей громоздкой туши.

Пару раз путь выводил на развилки, о которых авгур, видимо, забыл упомянуть. Там приходилось потратить немало времени на поиски следов, чтобы понять, куда двигаться дальше. Но все это были мелочи, так как лаз, несмотря на изредка мелькавшие вдоль стен тени, действительно оказался безопасным. По крайне мере, Викар нервничал и оглядывался гораздо реже, чем обычно это приходилось делать на поверхности. Удивительно, но такое прекрасное место для стаи каких-нибудь дьяволков или цетов, созданий наподобие кобальтов, зачастую обитающих вот в таких вот проходах или самых древних, подземных руинах, оказалось никем не занято.

Иногда им попадались места стоянок Баала с его людьми, на одной из которых парни даже решили задержаться, так как все стены пол и потолок были исписаны странными письменами. Те оказались словно бы выплавленными в камне и от них, в тонком мире, исходило такое же яркое сияние, как и от паренька, которого с такой яростью бросился защищать ловчий. Удивительно, но несмотря на ураган беснующийся в варпе, где сотни волн и течений переплетались клубком шипящий, жалящих друг друга змей, начертанное в этом месте заклятие продолжало оставаться устойчивым и несокрушимым, словно гномий жадеит под ударами молота.

Немного поразмыслив, парни решили, что стоит попытаться скопировать написанное, мало ли где столь необычная конструкция может пригодиться, да и анархомагу, когда они его снова встретят, будет небезынтересно, о чем же мог писать аватара одного из Пантеона. Не говоря уже об Измаиле и Ио. К сожалению, ни чернил, ни пергамента у парней с собой не было, а Атлас Крига Вик портить отказался наотрез. К счастью, оставался плащ из старых, грубо сшитых шкур, на котором вполне можно было нацарапать заостренной костью кальку с написанного вокруг них. Пришлось сильно мельчить, уменьшая размер копируемых рун, иначе магическая вязь банально не уместилась бы на старой, задубевшей коже. Но даже так, с каждым новым выведенным символом, Ялазар с Викаром чувствовали, как поношенный, дырявый плащ начинает наполняться силой, питаясь напрямую энергиями окружавших его стихий. Их знаний не хватало, дабы понять, что же такое они создают в почти полной темноте, едва разгоняемой мерцающей лучиной браслета, однако не было сомнений, воплощение бога на земле вряд ли стало бы тратить свое время на создание ненужных безделушек. Потому парни, утирая внезапно выступивший на обмороженных лицах пот, аккуратно и тщательно выцарапывали все новые и новые знаки.

Им почти удалось задуманное, из шести частей заклятия они перенесли пять, отчего старая, побитая молью шерсть с внешней стороны плаща встала дыбом, словно иглы у ежа, но видимо в конце, они все же допустили ошибку, так как после выведение последней руны ничего не произошло.

Они потратили на это уйму времени и Ял, с разочарованием, швырнул импровизированный пергамент обратно в сумку. Вик разделял негодование своего спутника, но в тоже время заметил, что большая часть все равно была скопирована правильно, а значит, плащ можно либо продать, либо отдать тем, кто сможет исправить допущенную ими в конце ошибку. Это немного успокоило повелителя костей, тот даже улыбнулся, вновь принявшись жевать кусок мяса, принесенный ими из Вардемы.

190
{"b":"579398","o":1}