ЛитМир - Электронная Библиотека

Изредка удавалось заметить скелетоподобных существ, неведомого рода, закованных в десятки кандалов, что едва позволяли двигать немощное тело. Они, прижавшись к стене, трясущимися руками доливали в плошки горючего жира. Для этого они набирали из привязанного к шее меха полную горсть жижи и аккуратно выливали в пламень. Иногда существа не успевали убрать ладонь и рука вспыхивала, впрочем, они тут же зажимали её между опалённых ляжек, туша огонь. В глазах этих существ не было ничего, кроме тупой покорности судьбе и полного безразличия ко всему.

И таких слуг, которых, казалось, никто кроме Викариана не замечает, тут были десятки. Это вызывало оторопеть, но едва молодой человек хотел заговорить об этом, как слова застряли у него в горле, а взгляд впился в место, куда их вывел в очередной раз разветвившийся проход.

Они оказались на дороге, ведущей по кромке карьера, шириной шагов в сто, штопором вгрызавшегося глубоко в землю. Постепенно он сужался и вдоль всей его длины вилась добротная, каменная лестница с покатым желобом, плотно примыкавшим к стене. На самих же стенах, через равные промежутки, были прикованы сотни женщин, той самой расы, что Ялазар милосердно обезглавил, когда они перебили банду серолицего. То и дело раздавался влажный звук упавшего в желоб яйца, тут же укатывавшегося к уже ожидающим внизу сборщикам. Они грузили эмбрионы, заключённые в белесую оболочку, на широкие сани и вчетвером тащили те сквозь неразличимые сверху глубинные проходы. Женщины кричали, плакали и стонали, испытывая адские муки. Неспешно же шествующие по лестнице стражи, наслаждались разливающимися вокруг страданиями, лыбились в похотливом запале, избивали и насиловали пленниц.

– Твари! – помимо воли вырвалось у Викара. От ненависти к тем, кто сотворил такое, у него перехватывало дыхание, а по телу побежала дрожь переполнявшей его ярости. Он уже слышал от повелителя костей о подобных фермах, но одно дело слышать и совсем другое видеть самому.

– Остынь, – Ялазар крепко ухватил парня за плечо и рывком отвернул от края, а после, посмотрев тому прямо в глаза, произнёс, – тут около сорока таких шахт, в каждой, до сотни рабынь и уверяю тебя, это капля в море по сравнению с тем, что творится по всему миру. Не забывай, наша цель - не героически бросаться спасать тех, кто давно смирился со своей судьбой, а не допустить, чтобы тоже самое стало с Вардемой.

Последние слова, словно ушат холодной воды, окатили Вика. Гнев никуда не делся, как и желание прекратить кошмар за его спиной, но все же он постепенно успокаивался.

– Идем-ка дальше, нам нужно найти откуда пришел серолицый, а заодно узнать, не направляется ли кто завтра на юг. Без попутчиков нам туда добраться будет сложно.

Он начал оглядываться, пытаясь понять куда идти дальше, не отпуская Вика, но уже не беспокоясь, что тот может натворить глупостей. Здесь было гораздо менее оживленно, чем в горловине входа или на поверхности, но все равно, кто-то в одеждах надсмотрщика умудрился толкнуть Вика в плечо, злобно рыкнув:

– С дороги, сука! Ты у меня сейчас сам яйца откладывать начнешь!

Это стало последней каплей. Ял даже не успел ничего сделать, когда Викар с остервенением накинулся на подонка. Он не видел, кого бьет и чем, под руки попадались палки, камни, какие-то цепи, а он просто хлестал, бил, душил, рвал чужую плоть, не замечая ничего вокруг. Его разум будто бы выключился, предоставив телу действовать самому. Лишь горячие брызги, пачкавшие его кулаки и лицо подсказывали, что он все ещё в сознании и продолжает молотить ублюдка. Он что-то кричал или рычал, слух с трудом выхватывал воющие, полные бешеной ярости, нечленораздельные звуки. Зверь в душе парня ликовал, выпуская из себя волну скопившейся ненависти и наполняя сердце желанием убивать. Его оковы пали и долгожданная свобода, пусть и подаренная на время, заставляла тварь пень, заходясь в злобном счастье.

Никто не пытался помешать Вику или помочь тому, кого он сейчас убивал, молотя острым, измазанным в крови камнем по затылку. Тот пытался закрыться руками, но едва он прикрывал одну часть головы, как камень обрушивался с другой стороны, пробивая висок, ломая череп и выбивая зубы. Викар даже не представлял, что способен на такое и лишь когда его руки налились усталостью, а тело под ним сжалось скулящим комком, он почувствовал, как его подхватили сзади и рывком поставили на ноги, при этом вырвав из руки камень и откинув тот в сторону. Ялазар привалил хрипящего и едва не роняющего пену Вика к стене, а сам наклонился к избитому надсмотрщику, что-то спросить. Слух ещё не вернулся к молодому человеку и тот слышал лишь гулкие удары крови в висках, и довольное урчание насладившегося боем Зверя.

Узнав все, что ему было нужно, повелитель костей схватил товарища за ворот и быстро потащил куда-то.

Они молча шли по узким, извилистым коридорам, а с Викара градом лился пот вперемешку с чужой кровью. Единственный глаз щипало от соли и едкого дыма, отчего тот начинал слезиться и парень переставал видеть даже то, что было у него под ногами. Наконец, они оказались перед завешенным выцветшими, подпалёнными с краев, полотнищами проходом. Вик смахнул влагу с лица, присмотрелся. Над входом была грубо намалевана здоровенная морда, грызущая чей-то череп.

– Бражный дом Хрустящий Череп, редкостная помойка, но кажется, о нем нам Баал говорил, а благодаря внезапно проснувшейся в тебе кровожадности, избитый тобой до полусмерти местный с радостью согласился нам помочь. Хорошо, что ты наконец понял, кулаки являются прекрасным методом убеждения. – весело, будто ничего только что и не произошло, сообщил Ялазар, хлопнув спутника по плечу.

– Почему меня никто не остановил? – сухим от жажды и утомления голосом спросил Викариан.

– Когда ты убивал того дегенерата? А зачем им тебя останавливать, ты же не из них дух выбивал, бесплатное развлечение для толпы, к тому же, его дружки-насильники шлялись внизу и ничего не видели. Я тебя успел оттащить как раз тогда, когда один из них выходил из мясной шахты.

Откинув тряпицы, они зашли в удивительно просторное помещение, разделенное как бы на несколько частей. Вся левая сторона оказалась отдана широкому полумесяцу с песчаной ямой-ареной, с круглыми, зарешеченными отверстиями в полу, видимо выходящими на рабские клети под помещением. Правда сейчас та часть бражного дома пустовала, да и вообще выглядела так, будто там прошел ураган. Стены арены обрушились. Колья с крючьями, ограждавшие зрителей от бойцов оказались выломаны и раскиданы, часть вообще застряла в потолке. Бурые пятна повсюду в заведении заставляли предположить, что возможно разруха на поверхности может быть связана с побегом гладиаторов, в том числе и отсюда.

Сколько же зрителей тут потеряли головы, подумал Вик, обводя оставшуюся часть заведения взглядом. Впрочем, судя по всему произошедшее не отпугнуло посетителей и десятки глаз сейчас изучающе уставились на вошедших парней.

– Ты только посмотри, какие люди! – Ялазар толкнул Вика локтем, указывая в сторону здоровенной бочки, выпиравшей из ближней к ним стены. – Вернее полуогры.

Там, у разливного крана, толщиной с кулак, стояли те самые здоровяки, что чуть не смяли парня при входе в коготь. Рядом же валялись и груды цепей, которыми некогда была скованна колона рабов. Те, по-видимому, теперь томились в клетках под полом. Паланкина не было, зато во всей красе предстал хозяин заведения. Жирная, покрытая гнойниками и фурункулами туша на толстых, коротких ножках-пеньках, вокруг которых ползали, вылизывая волосатые пальцы, несколько местных пьянчуг. Широкая морда скалилась безгубой, клыкастой пастью, одной рукой держа шипастые, впивающиеся в шею двум довольно милым рабыням, ошейники, второй же, принимал деньги и открывал вентиль бочки. Из раструба тут же начинала сочиться зеленая, комковатая моча, иного определения для этой гадости Вик подобрать не мог, наполняя кружки до краев и щедро орошая пол под толстяком. Извивающиеся под необъятным пузом хозяина тела тут же начинали благодарно бормотать, слизывая языками капли хмельной отравы, а тот довольно урчал и прижимался чреслами к стонущим от отвращения рабыням.

193
{"b":"579398","o":1}