ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Летать или бояться
Есть, молиться, любить
Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья
Клан «Дятлы» выходит в большой мир
Приключения Серёжи Царапкина
Animal brooch. Стильные брошки. Вяжем крючком
Профессионалы
Погадай на жениха, ведьма!
Военный свет

Покачиваясь встав, молодой человек побрел вперед, уже не сильно переживая если наступал на кого-нибудь, окружавшие редко реагировали на боль. А один, внезапно очнувшись и застонав, тут же пополз по направлению к выходу, скрюченными пальцами взрывая мокрую от пота, мочи и боги знает чего ещё, землю пола. Он пытался спастись, выбраться из кошмара, от которого Вик его ненароком пробудил. Подозрения насчет этого места, кажется, были верны и вскоре парень увидел сосредоточение силы, а по совместительству, вместилище канала, соединившего Кеплер и Вечный Океан.

В помещении не было окон и единственный низкий вход укрывало с десяток непроницаемых полотнищ. Холод стоял такой, что буквально обжигал кожу, а может это был ледяной жар, в любом случае, глаза пришлось закрыть и дальше двигаться только лишь ориентируясь магическим зрением. Однако даже оно, рядом с источником сырого эфира, стало подводить, искривляясь, порождая сонмы образов и видений. Портал находился в голове обнажённого, худого старика с волосами, заплетенными в толстую косу, длинной не менее десяти шагов, лежащую у его ног. Пальцы с острыми, длинными когтями держали у груди фолиант, кожа обложки которого, казалось, срослась с плотью самого мудреца. Его глаза отекли и два опухших, фиолетовых века оставили лишь тонкую щель, в то время, как нос и губы усохли, словно у начавшего разлагаться мертвеца. Влияние эфира убивало его, но в то же время, наделяло силой, недоступной ранее. Сам ли он сотворил с собой такое или стал жертвой чьего-то эксперимента, было непонятно, впрочем, терять время на выяснения не стоило. С каждой секундой, проведённой тут, Викариан чувствовал, как Вечный Океан касается его собственной души и тела, а он хорошо знал, чем подобное может кончиться.

Аккуратно переступая через лианы переплетающихся тел тех, кто не сумел выбраться отсюда, прежде чем сила этого места взяла верх над ними, парень подошел поближе и присел на корточки так, чтобы глаза старика оказались с его собственными на одном уровне. Рядом он заметил глиняные дощечки с подношениями и треснувшие чаши с монетами. К некоторым из них тянулись руки тех безумцев, что посчитали возможным украсть у хозяина дома дары, принесённые ему. «Дураки, заслужившие свою судьбу», – на удивление безразлично, про себя подумал Вик, поймав себя на том, что нисколько не сочувствует им. Все лишние эмоции покинули его, оставив лишь чистое сознание, безжалостное и рациональное.

– Я пришел, чтобы задать вопросы. – голос молодого человека сейчас до жути напоминал голос Торунга, такой же холодный и бесстрастный.

Голова мудреца мелко тряслась, разглядеть это можно было только в тонком мире, а может быть то было эхо магии, рвущейся через открытый портал, создающее призрачные лица-двойники. Короткая, поразительно ухоженная борода разошлась, когда беззубый рот разомкнулся, а сухие слова, словно песня самой пустыни, наполнили ледяную комнату, обдав лицо Викара таким жаром, что у него потрескались тут же высохшие губы.

– Ты ищешь света, пестуя пустую надежду преуменьшить опасности во тьме, но свет лишь изгоняет мрак, а не уничтожает страхи, что таятся в нем.

Каждое слово отдавалось вспышкой энергии, исторгаемой слепящим мальстримом. Миражи нерождённых мыслей, принадлежащих созданиям, обитавшим далеко за пределами Кеплера, просачивались сквозь него. Они несли мудрость и яд.

– Со страхами я как-нибудь справлюсь, но для начала, их хотя бы стоит увидеть.

– Неразумно, юный Викариан. Тьма, не есть зло и иногда то, что она скрывает, много страшнее и хуже, если узреть это воплоти. – не было понятно, имеет ли он в виду судьбу вопрошавшего или свой собственный дом, в котором лежали груды тел, данным давно измененные непостоянными течениями магии.

Парень даже не удивился, когда его назвали по имени. Кем бы ни было это существо, ни некроманты, ни чумные пастыри, никто иной, приходящий сюда со своими вопросами, не осмеливались тронуть его. Да и какой бы дурак решился поднять руку на того, кто напрямую связан с силой Вечного Океана, а возможно даже является его частью.

Здесь не стоило задерживаться надолго, а потому Викар поспешил начать задавать вопросы:

– Меня привели сюда поиски правды о моей семье. О том, кем были мои отец и мать, и от кого бежали. – он ненадолго задумался, некоторые догадки стали появляться у него ещё вчера, когда он только увидел тела над стеной полиса, однако пустые домыслы его не устраивали. – Можешь ли ты ответить на эти вопросы?

Не сразу старик нарушил тишину, задумавшись, а его астральные копии, продолжавшие мелко трястись, заозирались. Часть магических «лиц» мудреца обратилось внутрь его самого, словно смотря в глубины портала. Тот ожил, заиграв эфирной росой, выступившей на его краях.

– Ты уже знаешь ответ, но жаждешь услышать больше. Впрочем, если ты и впрямь готов заплатить любую цену, то тебе придется разделить судьбу тех, кто ныне страдает растянутый на крюках. Нарушить закон тирана, рискнуть всем ради своей цели и войти в дом к тем, кто не пожелал принять его власть.

– Храм Воющих Ведьм? – спросил Вик. Именно его охраняли те, кто носил мечи, так похожие на клинок его отца и теперь расплачивающиеся за свою верность вечными муками.

Последовал медленный кивок одного из эфирных отражений, хотя физическое тело старика даже не шелохнулось.

– Почему же это место до сих пор не уничтожено? Зачем новому владыке сохранять память о тех, кто выступил против него?

– Потому, что там было сказано слово богов и даже Галдариан не осмелится осквернить такое место. По крайне мере, пока.

Незримый хор разлил в ледяном воздухе заунывную литанию, раскалённой болью отзывающуюся в груди и голове парня. Закипающая кровь потекла по невидимым в темноте стенам и лишь блеклые контуры, видимые в тонком мире, выдавали происходившие изменения окружающей реальности. Слова о том, что некоторые вещи лучше не видеть, подтвердились. Викариану стоило немалых трудов взять себя в руки и задать следующий вопрос:

– Грядет Праздник Чистых Небес. Сколько у нас времени до его начала? – на самом деле вопрос был непраздным. Что-то подсказывало ему, это незаурядное событие тянет за собой слишком многое и было бы неплохо узнать, когда стоит ожидать начала. – Какую роль во всем этом играют раб демонов Агонис и герольд Черного Короля?

Как он и опасался, разум старца представлял собой мозаику из правды и иллюзий, отчего ответы его могли становиться сильно запутанными. И, по-видимому, чем дольше он обращался к Вечному Океану, тем больше блуждали его мысли, превращая ответ в новую загадку:

– Когда последний свет добра угаснет в зареве огня, настанет час держать свой путь в обитель зла, что кроется за ширмой просветления. Спустись туда, где новой жизни колыбель. Там скрылось зло. Семь мертвых королей недвижно ожидают дара, меняющего песнь небес. Позабыты они, похоронены, но не врагами, слугами своими. Неси им свободу, неси им противление, неси им судьбу иль забвение. Алый росчерк, черный росчерк. Кто из них слуга зла, во славу света поднявший руки за маской тысячелетней лжи, кто слуга света под личиной твари тьмы, так долго блуждавший в паутине тайн, скрытый тенями древних? Узнаешь там, где лежат те, что несут в себе мудрость веков. Запретны, но не потеряны. Путь един.

Викариан понятия не имел, что это может значить, однако ответ явно был дан и острые ногти впились в мягкую, словно ещё живую, кожу книги, оставляя на той раны, источающие пурпурный ихор. Что ж, об этом он сможет подумать и обсудить с Ялом, когда выберется отсюда. Если конечно не забудет.

Сквозь тонкие контуры своего тела парень видел, как завитки потусторонних энергий проникают в него, присасываясь к венам, оседают на костях. Времени на разговор оставалось все меньше, но был ещё один вопрос, который давно не давал покоя. И хотя ответ на него, вроде бы, был получен ещё в Вардеме, все равно оставалось чувство незаконченности, словно нечто важное все же оказалось утаено.

– Благодарю тебя за мудрость. Позволь узнать ещё кое-что, а именно о причинах, подвергших Ялазара разделить со мной путь? Не могу сказать, будто не доверяю ему, но Кеплер не то место, где тебе станут помогать просто так. К тому же, уж повелитель костей явно не из альтруистов.

209
{"b":"579398","o":1}