ЛитМир - Электронная Библиотека

Если верить написанному, то получалось, что во всех долах, где появлялся Агонис, в момент начала Праздника Чистых Небес, Хроногрессы оказывались уничтоженными. Разумеется, после подобного, дол становился почти непригодным для жизни, превращаясь в обитель порождений вечных, холодных сумерек и домом для тех безумцев, которые рискнут поселиться в этих гиблых землях. Даже Подавители, выходящие на свою кровавую жатву, стараются избегать этой обители проклятых.

Викар украдкой глянул на Яла, но тот был увлечен чтением, а по его лицу ничего нельзя было понять, и парень вернулся к чтению. Как оказалось, Агонис, так же как и герольд Черного Короля, о котором они прочитали парой минут ранее, так же не был чужд интриг. Однако засылая в храмы и города своих шпионов, он больше полагался не на тонкое манипулирование своими марионетками, а жёстким контролем их действий, вплоть до полного подчинения.

О нем писали, как о величайшем мастере клинка, который когда-либо ходил под небом Кеплера, непревзойдённом бойце, владеющем искусством демонов-убийц. Кстати, что касалось последних, как и говорил Торунг, никто не осмеливался называть Агониса их рабом, напротив упоминалось, что порождения изначального зла нередко обращались к нему, как к равному, а то и вообще, откровенно боялись его. Кому же принадлежит душа Повелителя Порталов и с кем он когда-то заключил вечный договор, было известно лишь самим демонам, но они не желали делиться этими знаниями, опасаясь гнева Агониса.

Древний воитель и мастер гептаскриптов, поборник Испепелителей, допущенный до их скрытых цитаделей, ключник Тринадцати Печатей Разрушения. Казалось, писавший эти строки был искренне восхищен объектом своего повествования и если бы не тот факт, что книга хранилась в библиотеки некогда могучего культа, да и сама, в общем-то являлась неслабым артефактом-тюрьмой, то Викар даже возможно засомневался бы в правдивости столь яркого описания Агониса.

Слова «мудреца» оказались правдой, подумал Викар про себя. Он действительно нашел так желаемые им ответы в хранилище вековой мудрости, запретные, но не забытые, пройдя до них по единому пути. Честно говоря, его уже начинали терзать сомнения в правильности решения о посещении Кхидрина, однако нынешний день развеял их полностью, с лихвой окупив потраченной время. Найденные знания не только дали ответы на давно мучившие молодого человека вопросы, но и позволили увидеть дорогу к столь желанной мести.

Внезапно Ялазар встрепенулся и прошипел:

– Наверху кто-то есть. Пора уходить.

Парень коротко кивнул, окинув взглядом библиотеку, залитую светом свечей, потушить которые они к сожалению теперь не успевали. Как впрочем и запечатать после себя двери, скрыв следы своего пребывания здесь.

– Сколько их там? – тихо спросил Викар.

Повелитель костей пожал плечами:

– Не могу понять, толи один, толи тысяча. Заклятие-страж, словно с ума сошло.

– Это Зефир. – подлетая первым к открытой двери, пояснил Торунг. – Магическое создание, сотканное из множества линий различной силы. Они созданы, чтобы незаметно просачиваться сквозь любую магию, не тревожа её.

– Даже не подозревал, что я такой мастер. – проскальзывая следом, буркнул Ял.

Выхватив из рук повелителя костей факел и бросив его обратно в библиотеку, едва не угодив при этом в бегущего последним Вика, чтобы свет не выдал их, когда они начнут подниматься по погруженной во мрак лестнице, серебряноглазый авантюрист разрушил короткое счастье Яла:

– Как раз наоборот, из-за того, что твои чары криво сплетены, Зефир и не смог их преодолеть. Это как зацепиться рукавом за гвоздь, не до конца вбитый в стену. А теперь тихо, прижимаясь к стенам двигаем на выход.

– Нам нужно быстро затеряться в толпе, чтобы покинуть город. – напоследок шепнул Вик.

Тор кивнул, хотя никто уже не видел этого в полной темноте и лишь тихий шелест потревоженного песка подсказывал, что впереди кто-то идет. Повелитель костей, шедший посредине, держал спутников за плечи и то и дело заставлял остановиться, едва чувствовал, как брошенные им наверху обереги посылают тревожный знак.

Когда они оказались на поверхности, оказалось что солнце уже перевалило за полдень и они, пригибаясь, рванулись к задней части храма, вроде как опоясанной невысокой стеной, но при этом плотно примыкавшей к жилым улочкам, где затеряться будет на порядок проще, чем на свободном от домов базаре.

На этот раз уже сам Викар придерживал их небольшой отряд, внимательно следя оком инфернала за кружащим вокруг храма, пока что лишь одним, похожим в тонком мире на золотистого червя, сотканного из песочных вихрей, зефира. В который раз он возблагодарил судьбу за тот удар стража сокровищницы совратителей, что едва не лишил его жизни, но подаривший возможность так ясно видеть магическую реальность. И за Иорлею, спасшую его, а теперь саму нуждающуюся в его помощи.

Когда они, наконец, перемахнули невысокий забор, бросившись в ближайший переулок, молодой человек окончательно решил, что нельзя медлить ни секунды более и пора возвращаться в Храм Бога Вечной Переправы.

Быстро скинув до сих пор укрывавшие их трофейные плащи, сразу же запихав те в походные сумки, все трое, низко склонив головы и стараясь не выходить на широкие улочки, устремились к северным воротам, через которые вчера попали в Кхидрин. В силу того, что полис был переполнен спасающимися от обезумевших порождений эфира и оголодавших хищников, городская стража даже не пыталась соваться на улицы, не ровен час их самих могли «принести в дар» Тирану.

– Глядите под ноги и не наступите на тело Галдариана. – напомнил Торунг, перепрыгивая насыпь с зеленым, ослизлым мхом, попутно поинтересовавшись. – Ну и куда теперь собираетесь направиться?

Ялазар с Викаром напряглись.

– А ты чего, с нами решил увязаться? – подозрительно сощурившись, спросил повелитель костей.

К их удивлению, Мрачный не стал юлить и отпираться:

– Да и не вижу причин вам быть против. Лишним ещё один клинок никогда не будет, а то, что я вам зла не желаю, думаю вы уже убедились.

Прижимаясь к покосившейся, горячей стене кузницы, над крышей которой, будто лёгкие, дышали огромные кожаные меха, Вик выглянул в проулок убеждаясь, что зефир все ещё кружит над руинами, из которых они только что бежали, спросив:

– Не будешь против, если поинтересуемся, зачем тебе это? Заплатить мы тебе не можем, к тому же, путь наш теперь лежит на север, через пустоши, полные зверья и инферналов. Да и ты постоянно пытаешься скрыть о себе правду. Не самая твоя приятная черта, надо сказать. – но немного подумав, добавил. – Хотя возможно и весьма правильная в нашем мире. В чем твой интерес?

Торунга не смутила прямота. Он ответил так же открыто и честно:

– Я бы мог начать валять дурака, выдумывая разные оправдания или даже сказав, что буду ждать, когда охотники за головами настигнут и прирежут вас, а я после перебью их самих и вся награда достанется мне. Вопрос в том, поверите ли вы в это?

Парни переглянулись и отрицательно помотали головами.

– Ну вот, вам ложь не нужна, а правды, уж простите, сказать не могу. Впрочем, как и от вас оной не требую. Собственно я могу пойти за вами вовсе без разрешения. Если откажите, будьте уверены, именно так и поступлю, просто втроем безопасней, по нынешнему времени. Однако если вас это успокоит, меня действительно интересуют только те, кто придут за вашими жизнями из Кавенона, при этом, мне самому ваши головы без надобности.

В этот момент они уже миновали почти весь путь и сейчас выходили из полиса, при этом подметив, ни одного стражника, что стояли на стенах вчера. Лишь агонизирующие в мучениях тела стражей храма Воющих Ведьм оставались неизменны, все так же растянутые крючьями меж столбов. Ял фыркнул:

– Уж не поэтому ли ты помог нам с Клахом, когда дружки зеленожопого решили выпустить нам кишки, в отместку за своего вожака?

Торунг кивнул, пояснив при этом, что сам орк, как и его подельники, его не интересовали, но они могли нарушить его план, ну и по совместительству лишить парней жизни, а этого необходимо было избежать.

217
{"b":"579398","o":1}