ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все взрослые несчастны
Некоторые не попадут в ад
Варвара-краса и Тёмный властелин
Рок Зоны. Адское турне
Случай из практики. Осколки бури
Где моя сестра?
Кукушка
Золушка и Дракон
Непостоянные величины

– Цена за такую помощь великовата. – встрял Ял, толкнув мыском ботинка тело ветхого аколита, распадающееся на лоскуты.

Да и сам Викар уже не был так уверен, хочет ли он, чтобы древняя машина заработала. По крайне мере, не раньше, чем он сможет расспросить анархомага о том, что же такого узнали мудрецы Кхидрина из фолианта Века Ночи.

– Я не говорю, что вам придется служить. – тем временем продолжал Схирем, все ещё пытаясь разговорами склонить нарушивших его планы на свою сторону, раз уж не получилось просто убить их. – Если вам не нравится благословение богини, не мне вас судить, я сам когда-то терзался сомнениями, поняв что это испытание истиной веры, лишь по прошествии десятилетий агонии. Но это твой выбор.

– Мы не оставим тебе Иорлею и точка. Освободи её. – оборвал его молодой человек, не желая больше ничего слушать.

– Тогда мы все обречены. За нами падет и храм, а ведь всего-то стоило пожертвовать одной жизнью, дабы спасти несколько сотен, странно что мне, служителю той, которую вы почитаете за порождение зла, приходиться вам это объяснять. Или может вы уже не такие праведные и примерили на себя право судить, кому жить, а кем можно пожертвовать? Коли так, то учтите, если Агонис все ж сумеет остановить Ульфа, то Долины Натриара погрузятся в вечную ночь, как это уже бывало с иными долами.

– Освободи. – уже тише и с появившимися нотками угрозы в голосе, повторил Викариан.

Схирем понял, что проиграл. Он устало склонил голову, сделав небрежный жест рукой. Позади молодого человека послышался измученный стон, когда алмазные клинки медленно, словно нехотя, покинули тело своей жертвы. Алмазная пасть разомкнулась и израненная Иорлея скользнула на руки едва успевшему подхватить её повелителю костей. Тот, словно старый паук, запеленал её поплотнее, перевязывая и прикрывая от зимнего холода сочащиеся кровью раны.

Всплеск энергии окатил полянку чуть раньше, чем чудовищный удар выбил землю из-под ног и парни, не удержавшись, рухнули в снег. Порыв ураганного ветра ворвался на прогалину, бросая пригоршни липкой крошки в лицо, разом потушив все факелы, стоявшие вокруг, однако темнее почему-то не стало. В голове Викара пронеслась паническая мысль, неужели колдун все же застал их врасплох, прикинувшись побеждённым, но лишь ожидая, когда сможет одним махом покончить с ними. Однако боли он не чувствовал, по крайне мере, не больше, чем от обычного падения, а обернувшись к Схирему увидел, что хотя тот и остался стоять, взгляд его был направлен вовсе не в их сторону, а куда-то на север, сквозь переплетения ветвей.

Белесая жижа вокруг них легко различимо вибрировала, будто вода озера во время землетрясения, словно за первым подземным ударом катился второй вал. Даже сквозь густые, укрытые зимним убранством, кроны легко различалось огненное сияние, взметнувшееся к небесам, а вместе с ним в тучи, оставляя жирные круги в их гнилых животах, врезались куски поднятой в воздух земли.

– Что это? – с трудом поднимаясь на ноги, так как плоть Кеплера под ними ходила ходуном, ошарашено спросил Викариан.

Колдун медленно повернулся к нему и тот непроизвольно сглотнул ком, появившийся в горле. Сквозь зеленоватое сияние глаз Схирема читался неподдельный страх:

– Агонис. – ответил он, проведя рукой по воздуху, силой Вечного Океана раздвигая паутину ветвей. Вдали, там где находился Храм Бога Вечной Переправы, окутанный черной пеной пепла, ниспадал огненный прибой. – Он уже здесь.

С такого расстояния было не разглядеть что же произошло, но скальные когти, украшавшие вершину храмового холма, пока оставались видны, хотя их вот-вот грозило накрыть инфернальным цунами. Ветвистое мерцание защитного купола, которая обычно защищал живших на святой земле, теперь походило на умирающую молнию, становясь все слабее и тоньше. Обережные чары принимали на себя большую часть той страшной силы, что обрушилась на храм и стало ясно, что второго такого удара ему не пережить.

Все молча смотрели на произошедшее и каждый думал о своем. Вика мучил вопрос, как же можно справиться с подобной мощью, что кажется с легкостью способна повергать во прах целые замки, а то и небольшие полисы. Схирем, закованный в свой жутковатый, сочащийся сукровицей доспех, дрожал, вцепившись в свой посох. Он вновь принялся разыгрывать из себя немощного старика, во что, правда, уже никто из присутствующих не верил. Ял, державший на руках бесчувственную Иорлею смотрел холодно, как смотрят бывалые ветераны на поле предстоящей битвы, ища слабости врага с которым им вскоре предстоит сойтись в смертельной сече. Шраум внимательно наблюдала за реакцией своего нанимателя, явно не горя желанием лезть на рожон. Лица же Тора видно не было, но судя по его поведению и тому, что он все еще, на всякий случай, не опускал лука, целясь в колдуна, его произошедшее впечатлило не сильно.

– Если ты до сих пор надеешься победить Раба Демонов, то ты либо дурак, либо я тебя сильно недооценивал. – наконец нарушил тишину Схирем, в чьем голосе слышалась нескрываемая издевка. – Впрочем, как и ты недооцениваешь Ульфа, что славится своим искусством поиска осколков Хроногресса и потому та милая безделушка, что защитила тебя от моих заклятий, в схватке с ним тебе не поможет. У него, скорее всего, тоже есть нечто подобное.

Ему никто не ответил. Колдун и не ждал этого. Убедившись, что никто не планирует ему помешать, ибо все были поглощены созерцанием затухающего пламени, он коротко вернул жизнь в останки голема и ветхого аколита. Изуродованные тела поползли к кристальному дереву, заставив парней отойти в сторону и аккуратно подхватив то, двинулись за удаляющимся Схиремом, явно не намеревавшимся оставлять ценный алтарь здесь. Следом двинулась Шраум, до сих пор не произнесшая ни слова. Та явно осваивалась с женским телом все лучше, отчего покачивающиеся из стороны в сторону аппетитные бедра ненароком приковали внимание всей троицы.

– И да, если вдруг мое предположение о твоем скудоумии окажется досадной истиной, то попробуй хотя бы привлечь внимание Бога Вечной Переправы, может хоть демиург сумеет исправить последствия твоей патологической тупости. – Схирем произнес это уже находясь на самом краю полянки. Выходя за круг потухших факелов. Он все же не удержался и добавил. – Благородство хорошо только для самих «благородных», а вот для обычных людей, как показывает жизнь, геройство подобных тебе выходит боком. Вы рушите их жизни, а так же кропотливую работу тех, кто мог бы им помочь, просто потому, что вам наши способы решения проблем не по вкусу.

Вряд ли он надеялся, будто парни передумают, потому даже не стал дожидаться, что ему ответят. Скорее это был жест бессильной злости из-за нарушенных планов. Однако задетые чувства слуги Плачущей Богини, как и его едкое замечание, было меньшим из того, о чем сейчас беспокоился Вик и тот лишь тихо буркнул, скорее сам себе:

– Что-то слабо верится в его беспокойство о простых смертных. Единственное, что мне непонятно, зачем ему подсказывать нам путь, как можно справиться с Повелителем Порталов? – молодой человек не отрывался от пелены затухающего вдали пепла, сквозь которую стали проступать детали случившегося, которые он предпочел бы не видеть.

– Он боится, что Агонис помешает запустить Хроногресс. – едва слышный шепот раздался из кокона меховых шкур. Ио пришла в себя.

Вик тут же достал из мешочка листок меланы и аккуратно положил его на язык едва не теряющей сознание девушке. Теперь вчетвером они устроились за широким стволом дерева, совсем рядом от места, где Схирем раздвинул густую чащу, чтобы можно было наблюдать за происходящим на храмовой горе, но при этом не страдать от зимнего ветра. Ялазар не выпускал из рук меховую колыбель с эльфийкой, а Тор, прислушавшись к чему-то, наконец опустил лук и вновь зажег пару стоявших неподалеку факелов.

Чудодейственное растение довольно скоро вернуло дочери звезд часть сил, однако Викар чувствовал ещё чьё-то незримое присутствие, очень похожее на то, что он ощущал в своем видении, том самом, которое указало ему путь сюда. Девушка же, прикрыв глаза и прижавшись головой к тяжелому наплечнику Яла, заговорила вновь:

224
{"b":"579398","o":1}