ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны послышались вялые попытки подняться и голос Мрачного, приглушенный маской:

– Это … что сейчас было? Магия крови?

– Угу. – лежа с закрытыми глазами и чувствуя как от страшной битвы, разворачивающейся неподалеку, под ним трясется земля, ответил Викар, хотя та теперь звучала намного тише. Треск молний, раскалывающих скалу, утих, а звуки напоминали удары палкой по водной глади.

Рядом раздался шлепок и в то же мгновение молодого человека окатил жар, сразу превратив кашицу чужой крови на его лице в противно пахнущую корку. Дохнуло паленой щетиной и глухой хлопок возвестил о том, что совсем рядом лопнул пузырь воздуха, скованный тягучей лавой. Он открыл глаза и увидел, как совсем рядом с ним, заливаясь дымным пламенем, буквально тек вниз по склону отсечённый кусок здоровенного демона. Тот сейчас уже мало напоминал ту монолитную, казавшуюся несокрушимой, фигуру провозвестника конца света. Теперь это была мешанина черных каменных осколков, огненных рек, заменивших чудовищу мышцы, да бурлящих гейзеров-ран. Словно головы гидры, вытянутые черепа заключённых в клетку, рвались наружу, клацали зубами стараясь укусить разъяренного посланника Бога Вечной Переправы, с невероятной скоростью продолжавшего обрушивать матовое лезвие своего клинка на тело врага. С каждым ударом исход битвы становился все очевидней, а скрепы огромной руны, заключенной в брюхе демона, в напрасной попытке остановить распад того, светились все сильнее.

Это было страшное, но в то же время завораживающее зрелище. Слуга Агониса, понимая к чему все идет и всю тщетность попыток противостоять грубой силой, беспалыми остатками одной из лап закрыл магическую конструкцию, до сих пор позволявшую ему существовать и отведя вторую чуть в сторону, стал быстро накапливать энергию для последнего, самого сильного магического удара. Викар чувствовал, как дрожит Тонкий Мир, готовый вот-вот лопнуть, открыв разрыв прямиком в варп, а это погубит все живое на многие дни или даже недели пути окрест. Задуманное не укрылось от небесноликого гиганта и венец трех лун вспыхнул серебром, когда огромные руки с скоростью молнии провернули меч, сначала отсекший лапу с копившейся в ней силой, а после, насквозь пронзая порождение ада точно в том месте, где пламенела руна.

Волна боли, перемешанная с ненавистью, окатила ойкумену, закружив в воздухе рассерженным роем уже не снег, но капли ледяного дождя. Заклятие, что только только начало формироваться, внезапно потеряло стабильность, тут же обернувшись против собственного создателя, начав буквально втягивать того в себя, ломая конечности, выпивая его огненную кровь. За какие-то мгновения демона полностью поглотила красно черная воронка, так и не сформировавшегося портала, оставляя на его месте бешено вращающийся мальстрим нерастраченной энергии.

– Вот что называется, втянуться в работу. – кое-как продрав глаза, усмехнулся Ялазар и сухая крошка треснувшей кровавой маски, скрывавшей его лицо, посыпалась на землю.

– Самое время шутить. – устало отозвался Викар, с трудом поднимаясь на ноги и кивком благодаря Торунга за протянутую руку.

Сквозь узкую дыхательную щель маски Мрачного вырвалось облачко красноватого песка, когда он с трудом произнес:

– Тратить реликт мастеров крови на такую мелочь. Напрасно.

В его голосе не было осуждения, однако все же чувствовалась досада и когда молодой человек отпустил руку лучника, у Вика в ладони остался маленький непрозрачный фиал. Видимо тот самый, с которым не расставался Торунг в конце сражения. Парень вопросительно посмотрел в серебряные глаза, видневшиеся за узкими прорезями лицевого щитка.

– Встряхни несколько раз, продави печать-пробку и бросай во врага. Алхимическая бомба, вполне способна уничтожить небольшой отряд. – пояснил он. – Вещи подобные той, что ты уничтожил, крайне редки и их действительно стоит сберечь на самый крайний случай. А наварить зелий я смогу в любом количестве.

Вик спрятал колбочку в тот же мешочек, где лежал осколок Хроногресса, ему не хотелось лишиться жизни, если вдруг она случайно разобьется. Натужно выдохнув, они с Тором принялись поднимать Ялазара, которого от съеденной меланы кажется начало клонить в сон.

– Ты не предупредил, что у тебя есть нечто подобное, да и маги Агониса нам не позволили бы снова провернуть фокус, что мы использовали в начале.

– Для этого есть лук, они бы даже не успели ничего понять. – беззлобно ответил Мрачный, видимо намекая, что фиал можно было закрепить на наконечник стрелы. – В этом плане алхимия много лучше любого колдовства, ибо является сутью чистой эссенцией эфира, облечённой в определённую форму. При этом не зависит ни от рек стихий, ни от вещиц, подобных твоей, что полностью нейтрализуют любую иную магию.

Он хотел ещё что-то добавить, продолжая оттаскивать повелителя костей, едва шевелящего ногами, от разбившегося ручья лавы, но в этот момент свет дня померк и новое солнце взошло в том месте, где только что вращался мальстрим, поглотивший демона.

Сила, так и не успевшая вернуться обратно в Вечный Океан, тут же разлилась в материальной мире круша и разрывая на части все, что оказалось рядом с ней. Вместе со ураганным ветром, обрушившимся на еле идущих парней и швырнувших тех с вершины холма, на которую они с таким трудом взобрались, полетели изломанные ошметки адской твари.

Вика откинула так далеко, что не будь на склоне небольшой рощи, принявшей в свои переплетенные объятия всю израненную троицу, он непременно переломал бы себе все кости. Потому, сломанная в полете головой ветка старого дерева, размозжившая нос и губы, казалась на этом фоне мелкой неприятностью.

Лежа вверх ногами, Викариан смотрел сквозь опустившиеся в середине дня сумерки на поредевшие облака, с которых лил необычный дождь из крупных, размером с дом, огненных капель. Они падали вокруг и от них занималась пламенем сама земля. Холмы стали похожи на обломки зубов, кровоточащих рыжей кровью, а посреди всей этой вакханалии восходили друг из друга три луны, украшавшие чело гиганта. Губы того беззвучно шевелились, а в голове Викара стоял страшный звон и он не слышал ничего, кроме шелеста, похожего на шум водопада, то проваливаясь во тьму забытья, то вновь всплывая на поверхность.

Наконец, чьи-то руки подхватили его за плечи и оттащили в глубь пещерки, спрятанной каменным наростом, привалив к тяжело дышавшему беловолосому гиганту. Только после этого Торунг позволил себе стянуть с мокрого лица маску и утереть пот. Как тому удалось не пострадать, учитывая, что их сбросило с самой вершины, было совершенно неясно. Однако лишь благодаря ему, все они сейчас пережидать огненный ливень в относительной безопасности.

Только спустя пару часов, когда рукотворный катаклизм прекратился, а Вик с Ялом уже более ли менее пришли в себя, отряд решил двинуться в обратный путь к храмовому холму. Всю дорогу их сопровождало злобное шипение умирающих снежинок, падающих на уже почерневшую, но ещё горячую корку того, что осталось от демона, да невероятное зловоние от которого легкие раздирал болезненный кашель. Местность вокруг них напоминала преддверие ада. В волнах омертвевшей сухой земли то вздымающихся к мрачным обрывкам облаков, то вновь опадая оврагами, угадывался прошедший тут шторм. Под ногами хрустели кости, да обрывки кожаных кирас, а Ял с грустью вздыхая, невесело подметил, что даже от тех, кого они убили ещё в самом начале сражения, теперь остались лишь угольки и нечем было поживиться. Это оказалось действительно обидно, так как вооружение и броня слуг Агониса были на порядок лучше, не чета их собственным. К тому же, судя по всему о тех деньгах, что Вик получил от Схирема за камни душ, припрятанных в ныне почти уничтоженном храме, теперь можно тоже забыть.

Ну хотя бы в отсутствии снега, ранее поднимавшегося едва ли не по грудь. Идти было легко. Очень скоро разорванная мякоть вершины, теперь закованная в коросту остывшей магмы, показалась в постепенно рассеявшемся дыму. Посланник Бога Вечной Переправы исчез, но куда и как, никто из отряда не видел. Лишь груды опалённых, разорванных, сваренных заживо тел, в пылающей крови земли, устилали склоны. А среди них, будто потерявший хозяина пес, растеряно, с горестно понурыми плечами, бродила одинокая фигура с витиеватым посохом настоятеля.

234
{"b":"579398","o":1}