ЛитМир - Электронная Библиотека

– Измаил … живой, квапла меня задери. – зарычал Ялазар, потянувшись за последним оставшимся мечом, так как первый он сломал о носителя горна, а второй куда-то делся во время падения, однако Викариан накрыл его руку ладонью:

– Не надо. – он смотрел на жреца, бродившего среди гор мертвецов тех, кого тщился защитить, но не смог и видел, что вряд ли ему можно причинить горя больше, чем уже выпало. Остатки его паствы либо разбегались в ужасе, либо уже были мертвы. Добавлять ещё один труп к этому пиру смерти молодому человеку не хотелось.

Нехотя, борясь с желанием свернуть предателю шею, повелитель костей все же отпустил рукоять, к тому же, над остатками храма вновь сиял мягким светом полупрозрачный купол, возвещавший о возвращении силы в это место.

– Всё-таки странно, куда делся вестник предвечного и кто же тут тёмной магией не побоялся воспользоваться? Если конечно этот ваш некромант не причем, но в таком случае, полагаю его бы первым и постигла кара за такое богохульство.

Никто не смог ему ответить. Вик озирался, осторожно ступая меж мертвыми и умирающими, внимательно вглядывался в постепенно рассеивающийся дым:

– Не знаю Тор, но нам нужно найти Раха, у меня к нему много вопросов, к тому же, он мог быть ранен, когда демон уничтожил круг жрецов.

– Рах мертв. – послышался глухой кашель и из пелены пепла появилась фигура, обряженная в рваные тряпицы, черная, словно вышедшая из домны. – Огромный камень, прорвавший облака, упал в то место, где он творил свою ворожбу.

Парни тут же повернулись к нетвердо идущему в их сторону и в удивлении раскрыли рты. Перед ними, обгоревший и лишившийся волос, с огромным синяком в области груди, словно туда ударили тараном, шагал Даниэль. Он еле держался на ногах, но был относительно цел.

– Может и так. – осторожно согласился Викар, остановившись и внимательно присматриваясь к тому, кого он уж точно не ожидал встретить среди уцелевших. – А ты сам-то как выжил? Я собственными глазами видел, как после заклятия, что обрушило на холм исчадие Повелителя Порталов, место, где вы с братьями стояли, просто перестало существовать.

Он кивнул в сторону уничтоженной вершины, там до сих пор алел кратер - след от страшного удара. Но в ответ Даниэль лишь развел трясущимися руками и с непонимающим, напуганным взглядом ответил:

– Н-не знаю. Честно. Я вообще ничего не помню, лишь огонь, тьму, да смутные образы, обрывки каких-то видений. А потом я почувствовал чудовищную боль, очнувшись в десятке шагов от того места, где стоял, оглушённый, почти ослепший, а надомной возвышался один из стражей нашего владыки. Он что-то говорил. Слух покинул меня, но земля дрожала в такт словам Великого. Может это глупо, но мне показалось, что он почему-то обращается ко мне, по крайне мере, пока он не обрушил свое оружие на демона. Готов поклясться, его звездный лик взирал прямо в мою душу. – он указал на синяк и содрогнулся от воспоминаний.

Однако стоило Вику вглядеться эту странную рану, нанесенную простым взором посланника предвечного, как и его самого передернуло, а по спине пробежал неприятный холодок. Под синюшной кожей, сквозь которую просвечивались опухшие ткани, отчетливо виднелся рисунок. Вернее это был оттиск знака одного из Семи Королей, что они видели в Кхидрине

– Откуда это у тебя? – молодой человек пальцем проследил за изломом ясно различимых черных линий печати, но жрец лишь пожал плечами.

– Говорю же, не знаю. Я вообще не понимаю, что произошло. Думал, что уже попал на берега Вечной Переправы, но чем дольше я лежал, тем яснее понимал, что мой пути на этой земле ещё не окончен. Постепенно вернувшиеся слух со зрением явили мне творившийся повсюду кошмар.

Его ноги наконец не выдержали и он сел прямо там, где стоял, в ту же минуту, словно из неоткуда, появился Измаил, торопливо накинувший на плечи собрата свой плащ. Пока воздух ещё был горяч от прошедшего боя, но скоро зима возьмет свое и лучше было не оставаться нагим, когда её ледяные клыки вновь вонзятся в землю. Даниэль благодарно кивнул, аккуратно укутавшись в сшитый из лоскутов отрез и с удивлением воззрился на парней, когда Ялазар зло плюнул под ноги проходившему мимо новому настоятелю.

– Выродок. – сквозь зубы прошипел повелитель костей, не спуская с Измаила пылающих ненавистью глаз.

Викар с Мрачным постарались оказаться поближе к говорившему, дабы остановить того, если вдруг ему удумается таки прибить жреца, но тот, сжав кулаки, просто стоял, не сводя взгляда с объекта своей ненависти. Последний же, в свою очередь, без страха или раскаяния, посмотрел на повелителя костей и лишь печаль от стольких смертей вокруг отразилась в потускневших глазах. Его голос звучал тихо и надломлено:

– Ты вправе осуждать меня, но случись подобное вновь, я бы поступил так же. Вы сами сказали, я должен сделать все, чтобы защитить тех, кто пришел искать у меня защиты. Я так и поступил.

Ноги Измаила оторвались от земли, когда взбешенный Ял одной рукой схватил его за грудки и поднял в воздух, словно тот ничего не весил:

– Хочешь, я избавлю тебя от необходимости впредь принимать такие «тяжелые решения»? – последнее Ял выделил язвительным тоном, уже отведя кулак второй руки и не повисни на ней Тор с Виком, непременно бы ударил.

– Нет! Тут нельзя проливать кровь, духи хранители снова в силе. – не отпуская товарища, напомнил Вик. – Прольешь его кровь на святой земле и тебе конец.

На секунду все застыли, словно нарисованные персонажи картины и если бы не тянущийся к небесам дым пожарищ, то могло бы показаться, будто остановилось само время. Не было слышно ни громких фраз, ни пафосных речей, лишь тихое покряхтывайте Даниэля, робко кутавшегося в чужой плащ, да тяжелое дыхание Ялазара. Наконец, последний отпустил свою жертву, бросив Измаила на землю, едва удержавшись, чтобы не засадить тому ботинком под ребра.

– После того, как воины Агониса покончили бы с нами, они бы пустили бы в расход и вас.

– Демоны - ненадежные союзники. – согласился Торунг, обходя их и направляясь куда-то в сторону. – Ими движет лишь личная выгода, а уж про их смертную челядь и говорить не стоит. Эти упиваются каждой каплей полученной власти.

Присмотревшись, Вик заметил в той стороне, куда пошагал Мрачный, распростертое тело, покрытое синими татуировками, того самого мужчины, который помогал Раху в его ритуалах. Вернее его верхняя часть, с выглядывавшим обрывком хребта. Подойдя к нему, Тор наклонился и одним движением вырвал из уже почти застывшей магмы оплавленный череп. С такого расстояния было трудно понять, что он делает с мертвецом, но складывалось впечатление, словно тот роется у него в мозгах, в буквальном смысле. От этого зрелища даже Ялазар на секунду забыл о своей злости.

– Что ты там делаешь!? – тут же взвился Измаил, поднимаясь. – Убери свои руки от усопшего просителя, он пришел сюда, дабы обрести защиту у Бога Вечной Переправы, а не …

Договорить он не смог, так как закованный в костяную броню кулак впечатался ему в челюсть, снова сбив с ног, а повелитель костей прорычал:

– Ты потерял право указывать, что можно делать, а что нет, в тот момент, когда обрек всех этих людей на смерть своим предательством. – он обвел рукой вокруг, как бы намекая, что произошедшее - вина Измаила, хотя это было не совсем так.

– У меня не было выбора. – все ещё не сводя взгляда с копающегося внутри черепа и кажется что-то оттуда достающего Тора, ответил жрец.

– О чем это они? – прошептал Даниэль, смотря на своего настоятеля широкими, ничего не понимающими, глазами.

Викар вкратце пересказал, что случилось после того, как удар огромного демона уничтожил половину храма и лишил Даниэля чувств, неведомым образом не убив того, а после, потянул Ялазара за наплечник, призывая оставить предателя и двигаться дальше, напоследок не оборачиваясь, бросив:

– Дурак ты, Измаил.

Он не испытывал больше гнева, лишь грусть от человеческой глупости, приведшей к катастрофе. Обида, сжигавшая его сердце, погасла, уступив место мыслям о том, что теперь предстояло сделать, прежде чем двигаться дальше. Ял пошел следом, а вскоре к ним присоединился и Торунг.

235
{"b":"579398","o":1}