ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не против Ял, если мы оставим тайны появления частицы твоей прежней жизни в этих залах на потом, когда сделаем то, ради чего сюда пришли?

Тот лишь улыбнулся:

– Меня не волнует прошлое, я пережил его и возвращаться к нему не собираюсь, главное, что бы эта, как ты сказал «частица моей прежней жизни», тут оказалась единственной, иначе нас могут ждать крайне неприятные сюрпризы. – повелитель костей оставался верен себе. Как всегда, за маской весельчака, мысли его были холодны и прагматичны, касаясь не прошлого, но предстоящего.

От грохота ударов стража уже начинала болеть голова, потому отряд поспешил в невысокий проход, к которому вела дорожка из светлячков. Разглядеть как следует помещение, что они покидали, так и не получилось, света оказалось недостаточно, а большую часть комнаты занимали темные каменные клыки, пробившие пол. Но вскоре, миновав небольшой спуск, пришлось некоторое время прикрывать глаза руками от яркого света.

Когда же, наконец, перестало слепить, парни обнаружили себя стоящими на тропе, выложенной досками светлого дерева, проложенной посреди самого настоящего подземного леса. Деревья тут оказались не в пример тоньше и изящней своих изуродованных эфиром собратьев, растущих на поверхности и гибкие ветви осыпала зеленая молодая листва, словно сейчас было начало лета, а не середина одной из самых лютых зим за целое столетие.

Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь изумрудные своды, золотыми копьями света вонзаясь во влажную землю у корней, играя бликами в прозрачных водах звенящих ручьев. А какой тут был чарующий запах, пахло молодой жизнью и умиротворением. Даниэль, до того как кто-либо успел ему помешать, в благоговении прикоснулся к бурой коре ближайшего растения. Ничего не произошло и испуганный своим неожиданным, даже для самого себя поступком, жрец облегченно выдохнул. Ялазар неодобрительно глянул на него, молча покачав головой, а после устремил взгляд вперед.

Вдоль всей дороги были видны осколки фонаря проводника. Их сияние тут было незаметно, но зато темная сталь тел выделялась на светлом фоне. Справа и слева, насколько хватало глаз, расстилался густой лес и чем дальше от тропы, тем более разнообразным он становился, у корней обзаведясь раскидистыми грибницами, и высокой травой.

Несмотря на восхищение, наполнившее сердце Викариана, ибо красота былого Кеплера буквально пленяла, на лице повелителя костей он заметил гримасу подозрительности. Осторожность сквозила и в движениях Торунга, не спешившего двинутся вперед, даже несмотря на то, что с Даниэлем ничего вроде бы плохого не произошло.

Постаравшись отрешиться от мелодичного шелеста листвы и мягкого аромата, наполнявшего воздух, молодой человек обратился к оку инфернала, дабы узреть скрытое от смертного взора. Тонкий Мир раскрылся перед ним нежной зеленью природных стихий, наполнявших все вокруг, сквозь которую вилась сияющая серебряная тропа, скрытая за досками светлого дерева, на которых они сейчас стояли. Аура осколка Хроногресса лишала ближайшее пространство силы, приглушая свет чар, открывая за ним небольшие плоские камешки, наподобие тех, что он видел на улицах некоторых городов, только тут они были переполнены силой. Точно такие же плитки, легко различимые ореолом платиновой короны, посреди малахитовых водопадов, оказались раскиданы по всему лесу, насколько хватало глаз. Вик поделился увиденным, но его слова не добавили спокойствия товарищам, лишь Даниэль оставался до странности безмятежен, ненароком ляпнув:

– Здесь намного лучше, чем на поверхности. Я был бы не против остаться тут навсегда.

– И сдохнуть от голода. – мрачно буркнул Ялазар, которого сильно смущал этот кусочек рукотворного рая, раскинувшийся в глубинах промёрзшей земли древних могильников. – Разве что ты сможешь питаться корой, да поганками.

Даниэль ничего не ответил на едкое замечание повелителя костей. Вик же с подозрением посмотрел на жреца, не захватили ли разум того чары этого места, но тот стоял рядом и купол антимагии надежно хранил его от любого колдовского воздействия. Это были слова истинного желания, а не нашептанные извне. Все еще не уверенный, что парни не попадут в очередную ловушку, он вздохнул и двинулся вперед:

– Можно конечно вернуться, а там свернуть на путь, возле которого лежали рабские колодки, но признаться честно, здесь мне все же нравится больше. А раз мы не провидцы и не знаем, где будут поджидать неприятности, то просто не вижу смысла иди иной тропой. К тому же, мудрец Кхидрина сказал, будто путь един, так что думаю, лучше все же следовать за светлячками. В конце концов, их хозяин помог нам добраться сюда, указав как раз верный путь. К тому же, Схирем тут проходил, я чувствую.

На самом деле, Викар не то чтобы видел след колдуна, но острые флюиды боли, неприятно покалывающие кожу и разум, так похожие на ауру Плачущей Богини, он ощущал все время, пока они шли по неширокому проходу и даже здесь их ещё не до конца заглушила сила подземного леса. Правда, чем дальше они продвигались, тем слабее он ощущал проклятую ауру.

Спустя некоторое время, укутанные в тихое пение листвы и спокойствие окружающей чащи, парни немного расслабились, а ещё немного погодя, усталость, накопившаяся за весь прошедший длинный и нелегкий день, дала о себе знать. В конце концов, они окончательно выбились из сил и остановились передохнуть. Путешественники внезапно поняли, что мир вокруг них наполнился тенями, а свет солнца, пробивающийся сквозь высокие ветви, окрасился багрянцем.

– Это что, вечер? – удивился Даниэль.

– Похоже на то. – откликнулся Вик, уже с трудом стоявший на ногах. Тело, за прошедшие месяцы привыкшее к испытаниям, больше не болело и хотя веки наливались свинцовой тяжестью, молодой человек был счастлив, что чувствует не себя разбитой развалиной, как нередко случалось в самом начале его путешествия. – Думаю нужно заночевать на тропе. Вы не против, если я постою в карауле первым?

Никто против не высказался. Костра разводить не стали, перебившись вяленым мясом и сырой водой. К счастью, тут оказалось довольно тепло и за все время не показался ни один хищник. Единственное, что выдавало в окружавшем лесу некую неправильность, это полное отсутствие каких-либо звуков, кроме шепота тех, что напевал ветер, играя в высоких кронах. Словно в этот оазис жизни за прошедшее тысячелетие так и не смогло найти дорогу ни единое создание, коих, надо сказать, всегда вдосталь обитало под землей.

* * *

На следующий день, выспавшиеся и сытые, парни продолжили путь, однако по прошествии пары часов, окидывая окружающее их пространство свежим, не усталым взглядом, они стали подмечать, что некоторые части леса, один в один, похожи на те, что они уже миновали, а дорога впереди и не думала заканчиваться. Одинаковыми оказались не деревья, а едва видневшиеся по бокам от тропы грибы, похожие на поганки, бледные ножки которых были усеяны фосфоресцирующими волдырями. Причем, никто кроме Ялазара, изгнавшего некогда из себя Семя Порчи, не замечал этого.

Попытку вернуться сейчас, когда они уж столько прошли, они не стали даже предпринимать. Если некие чары постоянно продлевали лес впереди, что мешало им делать тоже самое, поверни отряд назад. Это была не самая сложная, но довольно действенная ловушка, видимо оставленная здесь для тех, кто все ж таки сумеет миновать первую комнату с её бессмертным хранителем, а значит опять лишь повелитель костей смог бы окончить этот путь. Впрочем, подобный вариант решили оставить на самый крайний случай, не желая разделяться. К несчастью, в данном случае осколок Хроногресса, защищавший от магии только небольшую область рядом с собой, не мог помочь справиться с заклятием, которое раскинулось столь широко.

– А что, если дело в самих странных грибницах? Они пожалуй единственные выглядят в этом лесу, как частица нынешнего Кеплера. – заметил Ял, указав на то, что конусовидные серые шляпки, с растекшимися по ним выцветшими пурпурными пятнами, выбиваются из окружающего образа красоты молодого летнего леса.

251
{"b":"579398","o":1}