ЛитМир - Электронная Библиотека

Ял укоризненно взглянул на Тора, не давшему ему договорить проникновенную речь. Тот пожал плечами, мол зачем терять время на пустые разговоры, если все самое важное уже сказано и воззрился наверх, явно размышляя, как же теперь добраться до открытого портала. Летать в отличии от девушек они не умели, а быть пойманным ослизлыми щупальцами спящего Короля Мертвых и стать дергающимся трупом, что станет очередным «кустом», в окружавшем их саде ужасов, как-то не хотелось.

Ко всеобщему удивлению, выход из положения нашел Даниэль, который незаметно для остальных принялся обходить огромную тушу по кругу и заметил что там, где текущая из пасти гиганта жидкость не касалась его плоти, та начинала твердеть. Спина создания стала настоящим каменным полотном из статуй, застывших в вечных муках. Центр же этого гротеска занимала поразительно спокойная, с совершено умиротворенным лицом, фигура. Вернее, её поза напоминала лежащего человека, словно пока он спал, из него выросло то чудовище, которое сотворило это преддверие ада.

Взбирались парни быстро, так как никому не хотелось оказаться рядом с демоном, если он все же проснется. К тому же, сам портал постепенно начал снова затягиваться белыми льдинками, напоминавшими куски застывающего жира на поверхности остывающей бараньей похлебки. Ял с Даниэлем, как могли, помогали Викару, пока Тор искал самый легкий путь подъема. В конце концов, тяжело дыша и обливаясь потом, они оказались на самой вершине. Разглядывать детали разрушенного храма времени не осталось, его едва хватило, чтобы по очереди прыгнуть в почти застывшую гладь перехода и словно пройдя сквозь ледяной ураган, вывалиться с другой стороны.

Тяжелый гул, неустанно сопровождавший отряд, пока они пребывали в царстве затопленных огненными реками руин, сменился переливчатым журчанием быстрых горных ручьев. Переход сильно дезориентировал и Викариан буквально выпал из портала и подняв снопы брызг, оказался в неглубокой, прохладной воде. Горячую кожу обволокла приятная свежесть и он осторожно попробовал утолить жажду. За время их короткого путешествия они израсходовали остатки воды, в основном смачивая закрывающие нос и рот повязки, тщетно стараясь защититься от проникавших сквозь малейшую щель миазм. Викариан сорвал со своего лица гнойно-желтый обрывок шкуры, пропитавшийся серой и отбросил его прочь, большими глотками пытаясь напиться, так как вода оказалась чистейшим ключевым источником.

В той или иной степени остальные были заняты тем же. Когда Вик больше не смогу пить, он скинул со своих плеч тяжелую поклажу, оставив ту на берегу, а сам лег в воде на спину и глядя в потолок, позволил течению ласкать его измученное тело. Попутно он стал разглядывать, куда же их занесло на этот раз. Сверху лился мягкий, неяркий свет. Парню очень хотелось думать, что это лучи солнца проникают сквозь змеящиеся трещины в земле, однако он прекрасно понимал, этого не может быть, ведь сейчас на поверхности разгар самой лютой зимы за все столетие и рыхлые тучи, сыплющие снегом, не расходятся ни на мгновение. Да и биение сердца Чаарифа чувствовалось теперь гораздо сильнее. Он медленно обвел помещение уставшим взглядом.

Пещера оказалась размером с ту, в которой они повстречали Схирема, но выглядела более ли менее естественно, наполненная живой растительностью, совсем не похожей на ту, что росла в Кеплере и парой изливающихся из-под потолка водопадов. От последних, брала свое начало ветвящаяся сеть ручейков, в одном из которых сейчас лежал Вик. А ещё молодой человек почти сразу заметил золотистую дорожку, вьющуюся по стене.

– Светлячки! – радостно выдохнул он, даже приподнявшись из воды. Их безмолвные проводники снова были рядом, указывая им путь к цели. Они появлялись из пролома в своде и проходя по стене, сияющий следом втягивались в огромное каменное кольцо, высеченное в противоположной стене.

Только сейчас Вик понял, что помимо живой поросли тут есть ещё и творения рук смертных, хотя большинство из них явно пришло в упадок, покрывшись густым ковром зелени, почти полностью скрывшей те с глаз.

Приглядевшись, парни насчитали не менее двадцати таких колец, полых внутри, но внешняя кромка которых была поделена на сегменты, размером с добрые городские врата. Большая часть из них рассыпалась на части, грудами камней лежала на земле, одно парило в воздухе, поддерживаемое древними, почему-то до сих пор не истаявшими рядом с Хроногрессом, заклятиями и ещё два оказались словно бы вырезанными в скале. К одному из них и вели светлячки проводника. Между этими творениями колдунов-алхимиков пролегало довольно широкое поле, словно место это было городским торжищем или перекрестком дорог, а журчащая вокруг вода была призвана вбирать в себя поднятую пыль, тысячами ног идущих по нему.

Внезапно мирное пение вод вокруг разорвал скрипящий визг гнущегося метала, едва не заставивший Викара подпрыгнуть. Остальные тоже схватились за оружие, глядя туда откуда исходил звук. На них виновато улыбаясь, смотрел Ялазар, пытавшийся двумя руками что-то выдрать из земли.

– Ты чего удумал? – Викар стал выбираться из достаточно освежившего его ручья, попутно одеваясь. Здесь все же было намного прохладней, чем в огненных кавернах дьявольского лесника. Повелитель же костей, не переставая по-дурацки лыбиться, снова повернул какое-то колесо, зажатое у него в ладонях и то с протяжным скрипом оторвалось от обрывка постамента, держащего его.

– Это бронза! Настоящая бронза! И не смотрите на меня так, эта доска уже лежала на земле, держась на одной единственной опоре. – он кивком указал место, с которого только что скрутил, похожую на щит, толщиной в три пальца, пластину, что раньше, по-видимому, стояла на нескольких витиеватых ножках, растущих прямо из земли. Пять из них были вырваны с корнем и лишь на одной, согнутой под весом неподъемной ноши до самой земли, красовался совсем свежий срыв. – Нечего меня осуждать. Кольцо, возле которого эта штука лежала, давно стало грудой камней, хуже никому от того не станет, а с таким куском металла можно жить безбедно не один месяц.

Словно убедив последними словами сам себя, он тут же приладил бронзовый диск между броней и плащом, скорее не столько заботясь о защите, сколько о том, чтобы его сокровище никто больше не увидел. Спорить с ним не стали, да и в словах этих был смысл. Лишь Вик ухмыльнувшись, тихо произнес:

– Вандал.

Они пополнили запасы свежей воды и снова одевшись по-походному, двинулись дальше. Им повезло, возле кольца, к которому вела вереница огней, обнаружился бронзовый диск, точь-в-точь такой же, какой только что скрутил Ялазар. Он находился на небольшом уступе, укрытый куполом, лежащим на тонких колоннах, истрескавшихся от времени. Одного взгляда на него стало понятно, что знаки на нем повторяют символы на внешнем кольце своего громадного собрата, к тому же, рядом с каждым из них находилось небольшое круглое отверстие, словно для ключа. Однако что письмена значат, никто из присутствующих понятия не имел.

– Судя по размерам, это могут быть некие врата. – задумчиво разглядывая барельефы на сегментах перед собой, произнес Тор. – А бронзовый стол перед нами - замок к ним.

– Если есть замок, значит должен быть и ключ. – ответил Вик, доставая осколок Хроногресса. Однако тот оказался сильно больше и никак не желал лезть в небольшое отверстие напротив нужного им символа.

Парень смутился, а Ял задумчиво произнес:

– Думаю, этот проход жители Фариза построили ещё до того, как Хроногресс стал рассыпаться на части. Вряд ли создатели великой машины изначально планировали, что их творение в будущем придется собирать по кусочкам. Тут нужно что-то другое.

– Нас назвали хронистами. – в тон ему добавил Тор. – Звучало так, словно это была некая каста собирателей, но я склонен согласиться, несмотря на слова привратника, думаю изначально они несли в подношение нечто иное, нежели осколки самого Хроногресса. А раз это был отдельный класс неких доверенных слуг, значит их должно было что-то выделять среди прочих, к примеру, ключи, открывающие эти врата. К тому же, Тонкий Мир здесь совсем иной, нежели в остальном Кеплере.

265
{"b":"579398","o":1}