ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-под кустистых бровей за происходящим внимательно следил сам хозяин дома. Внезапно юноше стало очень интересно, почему утром старец посоветовал ему не идти с предыдущей группой охотников. Этот человек, явно был очень мудр и вряд ли его поступи диктовались простым желанием. Ему подчинялись такие силы, о которых Викар мог лишь смутно догадываться.

Под испепеляющими взглядами он направился по периметру комнаты к хозяину дома. Три старца, что как и сам отшельник за все это время даже и не подумали сменить свое местоположение. В левой руке они держали небольшой трехлапый инструмент, издававший скрипы и свисты. К пальцам правой же руки, выставленной над землей, крепились едва заметные нити, на которые были насажены и изъедены коррозией железные шарики-погремушки. Звуки, которые получались, нельзя было ни с чем сравнить, более того, в их пересвист и звон вплеталось вибрирующее эхо, которому вообще было неоткуда взяться.

Памятуя неуклюжее начало разговора со Шраумом, Вик решил избрать другую тактику. Слегка поклонившись, он учтиво поприветствовал хозяина рода. Тот ответил едва заметным кивком, дозволяя молодому человеку задать интересующий его вопрос. Однако сначала стоило выяснить, как хотя бы зовут гостеприимного отшельника.

– Владыка рода, не сочти за дерзость, я хотел бы узнать ваше имя, чтобы обращаться к вам, как должно.

Однако, эта просьба лишь тронула лицо старика улыбкой и тот покачал головой. Губы не приоткрылись и ни один звук не вырвался из горла старца, вместо этого легкий перезвон древних погремушек вплелся в скрипучую вязь голоса корней и веток. Легкий диссонанс постепенно превращался в слова имеющие смысл, будто стихии ветра и леса дали ответ Викару, а не старик сидящий сейчас перед ним.

– Младой муж, имя слишком опасное знание для того, кто не может сохранить его в тайне. Оно может дать власть над живыми и мертвыми и многие мои недруги с радостью придадут тебя пыткам, если у них будет хоть единый повод подумать, будто ты ведаешь, как меня зовут. Не ищи этого знания парень, это мой тебе добрый совет.

Что ж, если за такие знания могут и убить, то совет получался действительно неплохим, хотя вопрос как же обращаться к хозяину рода так и остался открытым. Поэтому Викар попробовал не зацикливаться на этом, решив, что раз уж удалось завязать разговор, то надо использовать эту удачу по полной. По крайне мере, на этот раз никто не попытался сначала вбить его силой в могилу, а потом выдернуть из тела душу, как в прошлый раз.

– Сегодня утром стая уходила в направлении храма, почему же вы дали совет не идти вместе с ними?

Старик немного задумался, его взгляд стал более отрешенным:

– Я не хотел, чтобы твой путь закончился так быстро, юный человек. Тот дар, что тебе ниспослала судьба, – он едва заметно шевельнул кистью, указывая на скрытый под рукавом артефакт, – может многое, и в руках недостойных, станет проклятием пущим, чем некогда были Небесные Горы. Однако ты, Вик, другой: рожденный в мире обреченных, но пока не принявший его и не ставший его частью. Тебе ещё не раз предстоит отстоять свое право обладать этим чудом и шансов, не буду скрывать, у тебя немного, но почти все великие, когда-то начинали с малого.

«Ну что ж», – подумал Викар, ответ он получил, а заодно и знание что количество желающих лишить его жизни увеличилось. Раньше это бы непременно его расстроило, сейчас, вопрос ставился о вещи, которая открывала дверь в мир грез и неожиданно для себя он понял, что не готов так просто расстаться с этим чудом, даже если на кон будет поставлена его собственная жизнь. Судя по словам отшельника, пойди он с той стаей, то непременно погиб бы. К сожалению, тут же возник новый вопрос:

– Но если эта вещь так ценна, почему вы сами не захотели воспользоваться возможностью и не попытались забрать её себе. Ведь получается, вы не самый худший кандидат на обладание её?

Шарики-погремушки дзынькнули, будто собеседник усмехнулся:

– Я слишком стар и мое тело давно не способно покидать пределы этого рода, а телу астральному, материальные предметы, будто жернов на шею утопающему. Этот дряхлый костяк уязвим и рано или поздно найдутся те, для кого ни я, ни мои слуги не станут достойным противником. Вот тогда это чудо попадет в руки недостойных. Ты же молод, твой путь хоть и полон опасностей, но я вижу, что они не пугают тебя и ты готов идти до конца, а раз так, то и сила твоя будет постепенно расти. Рано или поздно ты сможешь намного превзойти не только меня, но и своего Истинного недруга.

Последнее слово Отшельник выделил, будто намекая, что тот, кого Вик ныне полагает за виновника гибели его семьи, Черный Король, вовсе и не является тем настоящим врагом.

– Что значит, Истинный недруг? Я Видел метку короля …

Скрип чуть усилился, прерывая череду вопросов и ветер, вновь тронув бубенцы в руках старцев, дал ответ:

– В лесу опасней всего тот зверь, о котором ты не подозреваешь, а вовсе не тот, что громче всех рычит. Но не спеши искать сокрытого сейчас. Ступив на путь сей сегодня, ты рискуешь найти множество иных недругов, ибо никто в нашем мире не умеет заводить их так хорошо и быстро, как прямодушные и чисты помыслами люди.

– Я бы не сказал, что я так уж наивен, но благодарю за совет, – Викару было не по себе, ему не хотелось становиться похожим на таких, как Шраум или Схирем, что-то внутри него восставало против этого.

– Не надо ломать себя и меняться в угоду кому-либо, будь собой, но учись, набирайся опыта и когда будешь готов, выступай в путь. Лишь слабый во всех видит врагов. К сожалению, Кеплер это мир слабых, которые завладели огромной силой … и разрушили его. Но ты, пока не такой.

Загадки были частью жизни и Викар привык разгадывать их, запечатленные во фресках и барельефах подземных катакомб, но слова старца все же были слишком важны и в тоже время туманны.

– Не сочтите за дерзость, хозяин, но не могли бы вы чуть пояснить, что это значит.

Ветер издал усталый, но терпеливый вздох.

– Вчера, сквозь шепот нерождённых, я услышал то, о чем казалось, забыл столетия назад. Оно пробудилось и взывало ко мне с той стороны, откуда ты пришел. Тогда я обратил свой взор сквозь материальное, дабы узнать, что за странные силы пробудили это нечто. И увидел тебя. Ты шел, а следом за тобой пробуждались призраки, что казалось давно почили в вечном сне, сомкнув веки многие столетия назад. Но ты и тот, кто ищет тебя, вновь пробудили спящих.

–Я никого не пробуждал, у меня нет никакой силы. Моя матушка немного учила меня магии, но я не шибко прилежный ученик оказался.

– Некоторые колдуны никогда не прикасались к книгам, однако им подвластны такие силы, о которых иным магам не приходится и мечтать. Я не оракул и потому не могу поведать тебе, что это за могущество скрыто в твоей крови и как тебе зачерпнуть из этого источника, я лишь говорю то, что вижу. Твой потенциал огромен, а твое сердце и душа все ещё способны на сострадание и самопожертвование. Потому я тебе и помог, Викариан.

Наступила тишина. Старец позволил юноше переварить сказанное, копания у костра притихла, явно вслушиваясь в происходящий разговор и даже раненый, избавленный от мук, теперь лишь тихо посапывал во сне. «С одной стороны», – размышлял парень, – «понять что у тебя есть некая загадочная сила, всегда приятно, но теперь осталось понять, как её использовать и вообще откуда она берется. А то не дай бог ещё подымет кучу мертвяков, пока буду спать».

– Так что же получается, что это я что ли пробудил тех … тех, – Вик усиленно пытался подобрать слова, – монстров у реки?

Отшельник кивнул.

– А та девушка, в алом платье? Это тоже я? То есть из-за меня появилась?

– Да, именно её присутствие я почувствовал тогда.

– Откуда вы её знаете?

Вик задал вопрос и уже начал обдумывать следующий, но внезапно понял, что настроение старца изменилось, и в скрипе корней послышалось шипение. Вид хозяина рода стал сумрачный и отстраненный, а золотистый бесенок, выглянув из-за подлокотника трона, быстро замотал головой, намекая на смену темы. Дева у берега явно была знакома старику и воспоминания о ней не доставляли тому радости. Поэтому, дабы не потерять такой кладезь информации, Викар, хоть и не получив ответа, поспешил задать следующий вопрос:

45
{"b":"579398","o":1}