ЛитМир - Электронная Библиотека

Кинув в рот пару орешков и приторочив три тушки убитых вчера созданий с боку на пояс, а рюкзак за спину, он, поблагодарив хозяина за ночлег и защиту, направился к выходу. Едва парень приоткрыл дверь, как в лицо ему угодил ком мокрой грязи и снега. За порогом была непроглядная тьма и буря, какие редко нарождались в этих краях. Бурые грязные ручьи талой воды, перемешанной с землей неслись вниз по склону. Мягкие, гнилые стволы здешних деревьев вогнулись внутрь самих себя под ударами разъяренной стихии. Ночные небеса из обычного желтовато-гнилостного цвета, стали свинцово-синими, неустанно сыпящими дождем со снегом, из-за чего видимость сократилась до десятка шагов. Лютый холод довершал картину, создавая ощущение, испытанное вчера Виком, когда тот рухнул в ледяную воду озера-реки.

Вик, так и не успев сделать шаг наружу, прикрыл дверь обратно и задумался. «Что мы имеем», – думал он, – Ведьмин Мост, пробужденный некой моей силой, широкий ледокол, в котором тоже может водиться всякая нечисть и который тоже, не приведи Пантеон, оживет при его приближении. Ну и в довершении всего, замечательная погода, в которую разве что творить темные делишки». – Тут же вспомнился Шраум и его умение управлять стихиями в виде ледяного бурана, – «А не его ли рук эта буря? С него станется, впрочем даже если и его, что с того, путь до храма преодолеть все равно как-то нужно».

Как Викариан не крутил, безлопастного пути обратно он не видел, как вдруг ему на ум пришла мысль, – «а ведь золотая пластинка давно наполнилась жемчужным песком. В прошлый раз путешествуя по Вардеме он так же переместился и в Кеплере. Значит и сейчас можно было попытаться вернуться в райские земли, чтобы безопасно и комфортно преодолеть тот кошмар, что творился за дверью», – к тому же, он давно искал повод использовать артефакт.

Второй раз открыв дверь, Викар уверенно шагнул в разверзшуюся пасть беснующегося урагана из острых льдинок и осклизлых водянистых соплей, что по какому-то недоразумению назывались снегом. Викар шагал широко, попутно закатывая рукав левой руки и являя миру, сияющий мягким светом золотистый наруч.

Касание пальцев прожилок на теле артефакта, заставило песок в них устремится к пальцам. Жемчужная волна охватила ладонь и мир вокруг, как и в тот раз начал меняться. Краски стали уходить, оставляя за собой лишь тени, что будто застыли на месте, в то время, как объекты, оставляющие их, продолжали нестись мимо Вика. Нога угодила в лужу и брызги серыми, выцветшими каплями взметнулись вверх. Каждая капля пролетела по дуге в разные стороны, отбрасывая за собой призрачные миражи самой себя. Парень резко обернулся вокруг своей оси, будто мазком широкой кисти, смазывая цвета отвратительно пресной, серой картины. Неведомые силы, втянули останки погасшего Кеплера в себя и тут же на их место ворвалась ослепительно яркая лесная палитра Вардемы.

Чувство было такое, словно в лицо Вику плеснули несколько ведер разноцветной краски. Парню пришлось зажмуриться, когда ореол утреннего солнца, на невозможно голубом небосводе, ослепил его своей чистой, первозданной красотой. Для человека, рожденного под мертвым буркалом Гуарона, оказалось нелегкой задачей, не закрывать глаза саднящие от яркости и буйства цвета вокруг.

Натянув поглубже капюшон, в попытке спрятаться от вездесущего света, Викар некоторое время просто стоял пытаясь проморгаться. Он появился на опушке негустого леса, где нашли свой дом ели, дубы, березы и десятки других деревьев, некоторые из которых, парню даже не были знакомы. Тут и там виднелись кусты с дикими ягодами. Орешник, разлапистыми ветвями опоясывал крутой утес неподалеку, а количество и разнообразие грибов просто поражало воображение. Он вернулся в Вардему и улыбка появилась на его лице.

Довольно далеко на востоке виднелась циклопических размеров скала, уходящая своей вершиной в такую высь, что пронзала небесную твердь и могла бы служить домом для небожителей. Её основание было столь широким, что только для того, чтобы обойти её вокруг, потребовалось бы не меньше недели, а то и больше. В теле скалы, зияла сквозная дыра и именно из этой прорехи на мир сейчас взирало встающее солнце, а столб искристого света устремлялся к земле. В его переливчатом сиянии игрались, едва различимые на таком расстояние, крылатые существа.

Викар осознал, что уже видел раньше этого гиганта, но с другой стороны и не в такую рань, потому не сразу признал в нем исполина, под которым когда-то совершил подземное путешествие. В тот раз он не заметил пробоины в могучем теле горы, так как находился намного южнее.

Север занимали лесные холмы и овраги, а за ними виднелись снежные шапки гор. Но, в отличии от Кеплера, где даже молчаливые горные исполины были будто бы прижаты к земле неимоверной тяжестью своего бытия, местные их собратья не чувствовали ничего подобного и легко пронзали пегие волны облаков.

Сквозь сильные, здоровые стволы лесных деревьев, на западе у подножья холма, на котором сейчас стоял Викар, виднелась вязь из отшлифованных и обтесанных искусными каменотесами валунов. Это было невероятно: скальный утес, останки которого все ещё можно было различить на склонах местных холмов, был превращен руками мастеров в огромное плато изрезанных письменами камней. То, что раньше было руинами теперь стало театром монолитных плит, с вершины которых падали серебряные струйки водопадов, изукрашивая и без того удивительный пейзаж того места, в краски сотен радуг.

Вик любовался зрелищем пару минут, пытаясь разглядеть, что за крошечные фигурки виднеются на вершине того утеса. Однако, к своему сожалению, он вспомнил, что не стоит терять время попусту, поэтому повернулся туда, куда ему сейчас предстояло идти - на юг.

Со склона холма можно было хорошо разглядеть, что ждало его впереди. Недалеко виднелось алебастровое дерево, что своими размерами и перламутровой листвой сильно диссонировало с окружающим лесным пейзажем. Меж его ветвей то и дело вспыхивали и пропадали огни, будто блуждающие духи витали промеж выбеленных ветвей.

Чуть дальше, у самого подножья были разбиты дивные фруктовые сады, орошаемые из нескольких десятков небольших озер, находившихся в той же лощине. Оттуда, на вершину соседнего холма, уходила белая, будто выложенная из мрамора лестница, упиравшаяся в зеленную изгородь, за которой, сокрытая под разлапистыми шапками больших деревьев, притаилась деревушка. Вернее это сначала показалось, что деревушка, но по количеству дымных столбиков, тянувшихся к небу, парень понял, что размеры поселения на порядок превышают его первоначальное предположение. Там было под сотню дворов, а за периметром деревни начиналось разноцветное море. Вернее это было не совсем море, а безбрежный луг, уходящий до самого горизонта и земля там была сокрыта под бесчисленным количеством самых разнообразных цветов.

Накатывающиеся порывы прохладного ветра будоражили радужный прилив, заставляя многоцветные лепестки бутонов, бархатной волной устремляться ему во след. На самом краю видимости, переливаясь миражом в мареве полевых цветов, были различимы льнущие к земле кучевые облака. Цель Викара находилась в той стороне и решив боле не тратить ни секунды, он отправился в путь. Дорогу парень выбрал через деревню, по пути собирая дары природы: грибы, орешки да разные ягоды.

Шагать было легко, хотя кое-что не давало Вику покоя. В прошлый раз когда он попал в этот мир, тут была весна или лето, сейчас же дул прохладный ветер, а часть деревьев уже припорошило осеней желтизной. То есть получалось, что время в Вардеме и Кеплере текло не равномерно. Более того, в тот раз он появился на изумрудных холмах, где зелень травы была лишь разбавлена вкраплениями цветов, ныне же, плотное одеяло соцветий спрятало под собой всю землю на юге. Конечно это можно было списать на местную флору, размышлял Викар, походя срывая горсть ежевики. Он бросил взгляд на наруч. Жемчужный дымок, как и прежде терял цвет, превращаясь в прозрачные частички морского песка, однако на этот раз все происходило намного медленней.

47
{"b":"579398","o":1}