ЛитМир - Электронная Библиотека

Но не это поразило Вика. Небо. Вот, чья красота была по-настоящему непередаваема. Четверть его заполнял матово-золотой диск огромного спутника Вардемы, часть которого скрывалась за далеким горизонтом. Рядом с ним, в пустоте, плыла луна поменьше. Она излучала серебряный свет, будто страж подле величественного короля. Россыпи сияющих брильянтов щедрыми горстями усыпали темный бархат небосвода, в иных местах превращаясь в настоящие звездные реки, укутанные в сапфировые и жемчужные туманы. Однако самым прекрасным был звездный водоворот. Будто застывший во времени, он оросил брызгами жемчужных капель и без того напоминавшее сокровищницу драгоценных камней небо.

Викар от удивления открыл рот и даже немного наклонил голову, глядя в высоту. Он не мог даже представить, что в природе может существовать нечто столь прекрасное. Ему вспомнила фигура девушки в алом платье у Ведьминого Моста. Сердце в тот раз билось так же восхищенно, но вот послевкусие. В тот раз оно было горьким и печальным, а сейчас напоминало волны мягкого прибоя, омывавшие целебным бальзамом душу сына Кеплера, оставляя после себя счастье и умиротворение.

– С добрым утром! – раздалось рядом

– С добрым … чего? Утром? – Чуть не поперхнулся Викар, но едва открыв рот, он тут же закрыл его ладонью. Сглотнув подкативший к горлу ком, парень через силу спросил. – Сколько я проспал?

Рядом с ним с ним сидели трое: уже изрядно окосевший Семьян, незнакомый высокий мужчина и закинувший на стоявший рядом бочонок руку Гроин. Последний и держал речь.

– Я же говорю, весь прошлый день и вот почитай часть новонаступившего. Кто ж знал, что тебя так сморит быстро, – дворф громко рассмеялся, дружелюбно хлопнув парня по плечу. – Будто ты вообще алкоголя никогда раньше не пил, а не только пива.

– Я и не пил, - буркнул в ответ Вик, украдкой посмотрев на левую руку. К его великому облегчению, жемчужного песка в артефакте ещё было вдосталь. Ему вновь пододвинули наполненную чашу с какой-то жидкостью, но парень отказался. – С меня пожалуй хватит, а то этак я и следующий день просплю.

– Тоже верно, надо уметь остановиться, – заметил Гроин, наблюдавший за танцующими, постукивая каблуком в такт музыке и похлопывая по бочонку. – Я вон тоже решил, что хватит на сегодня азартных игр, раз можно просто наслаждаться приятной компанией и вкусной едой.

– Ага, только при этом ты умудрился проиграть почти 10 золотых, – раздалось из-за второго стола, расположенного чуть поодаль, рядом с поленницей и который появился, пока Викар находился без сознания. Компания мужчин и женщин увлеченно играла в некую игру, держа в руках разноцветные пластинки.

– Ну что сказать, я люблю хорошие ставки. Такое бывает, что иногда проигрываешь немалые деньги, – проворчал гном.

– Но не в три же кона, да ещё при первой ставки в один медяк, – снова послышался хохот играющих, а некоторые подняли полные стаканы, слегка расплескав пенную влагу вокруг и поблагодарили Гроина за сегодняшний щедрый подарок.

– Тьфу на вас, шутники. Помяните мое слово, Мастер Гроин ещё отыграется! – вступился за проигравшего крупный мужчина, сидевший в середине полукруга игроков, раздававший те самые разноцветные пластинки. Около него виднелась самая большая куча кружков золота, серебра и меди. Его голову украшал лихо скошенный на бок пухлый берет, с залихвацким пером. – К тому же, монеты не главное, особенно для сына столь почтенного и богатого клана, родом из которого наш дорогой тан.

Последние слова пришлись явно по душе дворфу и тот, пригладив рукой каштановые усы, в которых сверкнули серебром вплетенные нити, удовлетворенно хмыкнул.

Однако Викара заинтересовало другое, а именно, что такое деньги. Проведя нехитрые умозаключения, парень предположил, что деньги и есть те самые кусочки из метала, которые видимо так же назывались монетами. Судя по тому, с каким азартом игроки пытались выиграть их, эти самые кругляшки имели некую ценность. Но спрашивать в лоб было опасно. Днем выяснилось, что он не один такой странник, а следовательно отговорка, что в тех местах откуда он пришел денег нет, могла на этот раз и не сработать. Более того, в Вардеме путешественники пускаются в дорогу движимые не нуждой, а скорее жаждой приключений. Вик подумал, что будь ему больше лет, то скорее всего скептически отнесся бы к такому поводу для натирания мозолей, но он к счастью был ещё молод и прекрасно понимал, с какой силой тяга к открытиям чего-то нового может звать в путь. В любом случае, надо было как-то понять, что это за блестяшки.

– А какие монеты тут в ходу? – как бы промежду прочим, уминая за обе щеки краюху черного хлеба с луком и вкуснейшим салом, спросил Викар.

– Дак как и по всей империи, унция разного достоинства, – ответил тот, что выиграл больше всех, а потом секунду подумав, взял одну монетку из своей горки и кинул Вику. – Богини сегодня были на моей стороне, а ты явно поиздержался в дороге. Это мой тебе подарок и плата удаче за её благосклонность.

С этими словами он хлопнул себя коленям и собрав деньги откланялся, чем вызвал несколько разочарованных возгласов желавших отыграться. Викар легко поймал брошенную ему серебряную монетку и с восхищением посмотрел на искуснейшую работу гравировщика. Блестящий кружок имел идеально ровные края. На одной его стороне были выбиты одиннадцать малых кружков, обрамлявших двенадцатый, самый крупный. В каждом из них располагался некий символ, но в сумерках было не очень хорошо видно. Там изображались цветы, восходящее солнце, луны и даже тот самый звездный водоворот, что украсил небо над головами празднующих. На обратной стороне были сомкнуты три плоских наконечника копий, ну по крайне мере, так казалось на первый взгляд, а в месте их слияния находилось изображение простых щита и меча. Эта сторона была явно темнее или просто рисунок был более рельефным, отчего тени казались более глубокими. Две стороны одной монеты, но при этом различались они очень сильно.

Остаток вечера прошел под басистые подпевания Гроина и попытки местных жителей объяснить Викару суть карточной игры, название которой он даже не сумел запомнить. Когда луны скрылись за горизонтом, а холод надвигающейся зимы начал пробирать даже самых стойких гуляк, гости стали расходиться. Вик помог Кларе довести едва ворочавшего ногами Семьяна до кровати на втором этаже их домика. Длинный, изогнутый холл, являвшейся и единой комнатой первого этажа, шел вокруг винтовой лестницы, уводившей на второй этаж. Именно тут, внизу, заботливая старушка постелила гостю постель, между окном из которого дул свежий воздух и камином наполнявшем помещение теплом. Постель, сделанная в виде лодки с высокими бортами была настолько мягкой и теплой, что первые несколько секунду парень боялся, что она может проглотить его целиком. Однако этого не произошло и беспокойство отступило, оставив лишь блаженную негу.

В этот день не было ни тяжелого перехода, ни изматывающей погоды, лишь горы разнообразной и вкусной еды, доброго пива, да пол дня сна, но несмотря на все это, мысли никак не хотели выстраиваться в упорядоченную нить. Тихая, мелодичная музыка последних музыкантов, убаюкивающей трелью порхала над засыпающей деревней, окончательно выбив волю к сопротивлению и Викар уснул.

* * *

Запах чего-то вкусного витал по дому, когда юноша наконец проснулся. Он увидел, как у дальнего стола, рядом со вторым, гораздо большим камином над которым весела плоская сковорода, стоит Кара и тихо мурлыча себе под нос песенку, аккуратно кладет что-то в кипящее масло. Каждый такой момент сопровождался тихим шипением и новая волна благоухания окатывала парня.

Он несколько неуклюже перевалился через широкий борт кровати и натянув одежду, задумался что же делать дальше. Его приютили, накормили, отнеслись как к родному, нельзя было просто взять и уйти. Он выглянул в окно, сощурившись от яркого утреннего света. На голубом небе не было ни облачка. Птицы носились меж ветвей, а за околицей люди уже приступили к своим ежедневным делам, будто вчера и не праздновали всю ночь.

53
{"b":"579398","o":1}