ЛитМир - Электронная Библиотека

– Две серебряные, ну и медячок мне, если конечно не жалко..

Викар был благодарен этой нежданной помощнице, поэтому отдал ей три серебряные, обосновав это тем, что девочка сильно помогла ему и никаких возражений он не примет. Та была крайне довольна и сопротивлялась не долго, а уходя сообщила, что если вдруг ещё понадобится хоть что-то, то ему только стоит позвать её, как она тут же будет тут как тут. С этими словами она унеслась дальше по своим делам, попутно заглядывая в другие беседки и узнавая, ненужно ли иным посетителям чего-нибудь.

Викариан вновь остался один на один со своими мыслями сидя, глядя на равномерно горящее пламя свечи. Он решил попробовать, что же ему принесли и отхлебнул из своего стакана. Во рту будто распустилось сладкое облако и кусочки приторного льда захрустели на зубах. Это был совершенно незнакомый вкус и понять так сразу, нравится он или нет, не получилось. Он пригубил ещё немного и заключил, что все-таки напиток ему по вкусу.

Весь этот мир был какой-то невозможной сказкой, где не было зла, а законные в броню статуи, лишь сказочные герои старых рассказов. И если бы не рюкзак, мешавший сидеть на стуле нормально, то он бы наверное и забыл бы что чужой для этого мира. Снять мешок было нельзя, так как начнись переход, не факт что парень успел бы схватить его.

Викар все продолжал сидеть в одиночестве, пока алый воск свечи медленно таял, стекая на салфетки. Может действительно стоило пойти к этим чертовым магам, мелькнула крамольная мысль. Песка в амулете оставалось совсем чуть-чуть, едва ли хватало на полчаса.

Где-то на самой грани сознания вновь всплыли воспоминания о деве в красном и Беате. Может быть такое странное, подвешенное состояние между ними обеими не так уж и плохо. Ведь если настанет момент выбора, будет ли он доволен результатом своего решения или любой исход станет проигрышным. Быть тем, кем ты должен быть, кем создала тебя природа или отпустить старые взгляды, и обратившись внутрь себя найти новый смысл жизни?

– Думаешь о смысле бытия, попивая шоколадный коктейль? – раздался веселый голос над ухом.

Хорошо, что он сидел спиной ко входу и девушка не видела, как у Вика дернулось лицо. Она опять попала в самую точку, Беатриса будто была частью его, иногда зная, чего он хочет или о чем думает. Даже лучше его самого.

Поняв, что шутка как-то не удалась, девушка обошла столик и села напротив. В свете вспыхивающих по всему ночному небу огней, стало видно её прекрасное лицо. За какой-то час, что они не виделись, на голове девушки появилась великолепная прическа, явно созданная в честь праздника. Водопад пышных волос пересекали витиеватые золотые заколки, собирая пряди на левую сторону, прикрывая изумрудной вуалью часть лица. Тонкие лепестки белого золота служили оправой, украшенной алмазами и сапфирами диадемы, видневшейся меж локонов и поддерживающей подстриженную челку. Ещё она подвела глаза темной сурьмой, отчего они стали казаться ещё больше и красивей.

Надо сказать, что свой довольно откровенный наряд, был сменен на вечернее платье розово-золотых тонов. Оно плотно облегало идеальную фигуру, от прекрасной шейки и до самых бедер, но расширяясь книзу. На плечах девушки лежала шаль цвета осенено леса.

– Ты прекрасна, – осипшим голосом произнёс парень вместо приветствия. Он не мог отвести от неё взгляд.

Беатриса немного смутилась, опустив глаза.

– Ну, ты тоже неплохо выглядишь. – Викар едва не хрюкнул от смеха, представив как они смотрятся со стороны: принцесса, ученица богини целого мира, едва вернувшаяся с бала и безродный скиталец, которого вновь зовет в путь дорога. – Но отчего ты не оставил свою поклажу на постоялом дворе, или пирожки, что ты несешь бабушке столь ценны?

Задорные нотки проскальзывали в её словах.

– От бабушки, – автоматически поправил её юноша, размышляя как же сказать, что он вскоре должен будет покинуть её.

– Да неважно, – весело ответила Беата, – что же там такое ценное, что ты, даже ради праздника, не готов расстаться с этим, как впрочем и со своим вечно запахнутым плащом? А позволь спросить, ты и танцевать со мной сегодня намереваешься тоже с рюкзаком за плечами? Я конечно не против, но думаю пары которые мы будем сшибать, не разделят это мнение.

Вик бросил взгляд на левое запястье. Последние жемчужные крупицы истаивали. Это было несправедливо.

– Прости дорогая, я не смогу пойти на танцы, – сказал он с грустью и улыбка пропала с лица девушки. – Помнишь, когда мы с тобой первый раз заговорили, ты преподнесла мне напиток, а я не знал чем отблагодарить тебя?

– Да не надо, это же … – быстро начала она, но Вик поднял руку прервав её. Времени оставалось слишком мало и на долгие объяснения его тратить было нельзя.

Викар протянул руку через стол, его старая потертая перчатка разжалась, явив миру розовато-молочный камень, найденный им в пещере эфирного червя. Это был единственный первоэлемент, который не нес в себе шепота разрушения.

– Что это? – заинтересовалась Беата и осторожно взяла в руки ароматный осколок.

– Первоэлемент.

– Первоэлемент чего?

– Магии, – просто ответил Вик, чем заслужил удивленный взгляд. – В тех краях, откуда я родом, такие камни большая редкость, а этот к тому же уникальный даже среди себе подобных.

– И что он делает?

– Понятия не имею. Но если хочешь, можем узнать это вместе, – Викар взял руки Беатрисы в свои и взглянул ей в глаза. Девушка улыбнувшись согласно кивнула.

Они встали из-за стола и прижавшись друг к другу, вместе аккуратно сжали края камня, надломив тот посередине. Воздух тут же наполнился чарующим благоуханием, от которого голова начинала кружиться, а мир вокруг и немного покачнулся.

В последнюю секунду Вик понял, что за сила была заключена в осколке. То был сильнейший феромон, что часто использовали различные твари, охотившиеся на жертву, заманивая её в свои тенета ароматами будоражащими инстинкты. Услышь он что-то подобное на просторах Кеплера, то тут же стремглав бы бросился подальше, но здесь в свете ярких огней, прекрасной музыки и тумане желаний, парень совершенно потерял контроль над собой. Он нежно поцеловал Беату в губы и та, к его неописуемому счастью не отстранилась, хотя на её покрасневшем личике и читалась непередаваемое смущение. Это была минута наивысшего счастья, но жизнь в очередной раз оставила за собой последнее слово.

Свет в артефакта в последний раз вспыхнул и погас, а мир вокруг начал терять краски. Звуки расплывались, будто доносясь из глубокого колодца. Викар быстро отстранился от девушки, едва осознав, что начался переход. Она потянулась к нему в надежде обнять, но он сделал шаг назад, покачав головой:

– Мне пора, – пытаясь скрыть щемящую горечь от неизбежного расставания, произнёс юноша.

– Нет, не уходи, – прошептал ему в ответ, начавший истаивать серый призрак той, с которой ему так не хотелось прощаться.

– Прости, – ответил он в пустоту.

Горло пересохло, вокруг ярился эфир, рисуя ужасы и перемалывая земную твердь, но Викару было настолько наплевать на происходящее, что он не замечал ничего вокруг, кроме струйки серого тумана, некогда бывшей прекрасной Беатрисой. Вот и все. Сказка закончилась, но в его памяти остался её запах, её улыбка и смех. А значит, ему просто надо пережить то время, что заряжается амулет и он снова сможет попасть в Вардему.

Кстати о том чтобы пережить, подумалось Вику едва он ощутил под ногами скользкую жижу вперемешку с костьми и зловонное дыхание падальщиков неподалеку. Кеплер встречал его худшим из возможных сценариев. Парень мало того, что не дошел до храма пары лиг, так он ещё и оказался тут до восхода солнца. Небо сыпало жидким снегом и заря едва занималась у горизонта. Впереди кипело нешуточное сражение, а на севере, со стороны хижины отшельника, ярилась страшная буря. Складывалось впечатление, что Вик попал ровно в тот же момент времени, в который он и покидал Кеплер.

Парень рухнул на землю, как подкошенный, буквально врываясь головой в окружавшую его грязь и гниль останков. Это было вовсе не от того, что он соскучился по дому. Просто учитывая накатившую со всех сторон вонь, его цветочное благоухание всенепременно привлекло бы нежелательное внимание. Но боги были благосклонны, его перенесло прямо в полуобглоданный остов какой-то зверюги. Содрав, легко отстающие от костей и растекающиеся жижей прямо в руках, пласты почерневшего, промерзшего мяса, Викар поспешил накрыться ими сверху. Так же был укрыт и снятый через голову мешок. На этот нехитрый камуфляж ушло не много времени и теперь вонючий, но более ли менее спокойный за свою жизнь парень, наблюдал из-под свисавших ошметков на происходящее вокруг.

61
{"b":"579398","o":1}