ЛитМир - Электронная Библиотека

– Разве Измаил тебе ничего не сообщил? Ты же вместе с ним был, когда он наконец-то соизволил выслушать меня.

– Нет, к сожалению я медитировал и не сердись на старшего жреца, он был крайне занят после ухода раба демонов. Все что я знаю, что вы что-то с колдуном не поделили.

– Жадный он больно и сильно наглый.

– А что приключилось-то? – заинтересовался Рах

– Если ты про Измаила, то думаю он скоро вам сам все расскажет, – улыбка вновь появилась на идеальном лице Ялазара, – а относительно этого вашего Схирема, ничего особенного, захотел получить кое-что за бесценок, а потом, когда я сказал что у меня этого нету, решил по угрожать.

– И? – анархомага явно развеселило последнее.

– Что, и? На этом холме нельзя проливать кровь, но никто не говорит что ты не можешь дать в глаз хаму. Правда настоятелю это не понравилось и он прогнал меня к вам. – он кивком указал на Раха с Викарианом. – По-моему он считает, что буйных надо держать в одной куче.

– Я не буйный! – возмутился парень.

Ответом ему был дружный смех. Только тогда он понял, что Ял просто подначивал их и тоже захохотал. Повелитель костей тем временем переключился на следующего:

– Слушай Рах, даже по меркам анархомагов ты страшен как наша жизнь. Я так понимаю, ты когда-то практиковал одну из опаснейших ветвей эфира, кристаллизацию. Если честно, то первый раз вижу живым того, кто сумел сотворить подобное колдовство. В чем секрет?

– У меня просто не было денег на похороны. – не задумываясь ответил тот и через секунду все снова покатились со смеху.

Так они сидели ещё где-то с полчаса, пока в конец одичавшие от желания подобраться к Ялазару женщины, не сломили невидимый барьер и бурой волной не захлестнули пятачок мужского уединения возле костра. Тем не менее, это не испортило хорошего настроения и оставляя героя любовника на растерзания оголодавшим без комплиментов дамам, они договорились встретится этим вечером здесь же.

Викару было непонятно, что повелитель костей находит в таком диком, почти животном обожании, но с другой стороны, кто он такой чтобы судить других. Более того, случившееся играло ему на руку, ибо нужно найти Шраума. Надо было забрать обещанную награду. Он сделал для людей все, что было в его силах, дал им шанс и если они не справились, что ж, не его в том вина.

Наемника, как парень и ожидал, он нашел среди курящегося дымка, идущего из пепельных амфор. Тот казалось устраивался медитировать, едва только выпадала свободная минута и все так же зеленоватый свет выбивался из-под опущенных век. Шраум заговорил первым:

– Ты выполнил свою часть уговора, вот твоя награда, – не поднимаясь, лишь движением кисти он бросил небольшой кожаный кошель с красивой, изумрудной тесьмой. Вик без труда поймал его и открыв, обнаружил те самые листья, что изгоняли боль, даруя облегчение даже при тяжелейших ранах. Мешочек был туго набит и тут же занял место на поясе Викара. – Как договаривались!

Молодой человек кивнул и поблагодарив решил было уже распрощаться, как вдруг могучая фигура поднялась и неспешно направилась к нему. В движениях было столько силы и нечеловеческой грации, что ему ненароком подумалось, не решил ли Шраум, промежду прочим, прикончить и его. Однако тот всего лишь подошел к своим, лежащим за пределами круга чаш, вещам и подобрав невзрачного вида котомку предложил:

– У меня есть для тебя ещё одно небольшое задание, если желаешь конечно. На этот раз, я заплачу деньгами, правда награда будет не такой, как первая, а поменьше.

– На этот раз никого спасать или убивать не придется?

Ни тени улыбки не промелькнуло на лице Шраума:

– Не сегодня. – он протянул плотно перевязанный мешок, в котором что-то хлюпало. Викар не хотел даже думать, что же находиться внутри. Наемник указал рукой в сторону от храма и парень проследив за его рукой, увидел высокий валун в получасе ходьбы от подножья, чем-то напоминавший гигантскую раковину улитки, с пробитой посередине дырой. – Нужно отнести этот мешок туда и просто заложить внутрь.

Викариан хотел было спросить, почему он сам этого не сделает, ведь идти не так уж и далеко. Как вдруг понял, что тот, кто нанял Шраума, находиться не так далеко. Более того, это может быть кто-то из тех, кто нашел убежище на территории храма. Неприятный озноб от осознания подобного прошелся по спине. Сказать, что у парня появилось желание узнать кто же стоит за убийствами, было бы неправильно. Скорее чувство самосохранения требовало узнать, откуда может исходить опасность. Потому он не говоря ни слова принял чавкнувший мешок, а вместе с ним, ему в ладонь упала горсть тонких золотых осколков. Видимо, это в Кеплере почитали за деньги. Они разительно отличались от унций Вардемы и выглядели так, будто одну полновесную монету разрезали на пятьдесят маленьких кусков. Сосчитать их сходу возможным не представлялось, да и не они были целью Вика, когда тот соглашался на это задание. Прощаясь, мужчины лишь молча кивнули и развернувшись, направились в разные стороны. Шраум обратно на вершину, дабы возобновить прерванную медитацию, Вик к подножью холма.

Не было смысла оттягивать выполнение поручения, так как день уже стремился к закату и нужно успеть до сумерек не только оставить мешок, но и ещё найти подходящее место, чтобы можно было проследить, кто же придет за ним. Через полчаса осторожного путешествия по низине, оговоренное место было достигнуто и Вик без труда нашел углубление в разбитой раковине, о котором говорил Шраум. Его посетила мысль, а не нельзя ли его самого уже считать наемником, ведь он тоже выполняет поручения других, получая за это то, что нужно ему. Разве что пока людей убивать не начал. Он не мог понять, нравится ему такое положение вещей, однако пока ему не приходилось лишать кого-то жизни, парень был согласен на такую работу.

Придавив мешок небольшим камнем, Викариан принялся искать, где можно схоронится и откуда он смог бы безопасно наблюдать за происходящим. Это оказалось непросто, так как подходящих мест было только три.

Ближнее находилось совсем рядом, за соседним камнем и он уж точно сможет разглядит кто придет за заказом. Беда заключалась в том, что и его самого могли легко заметить. К тому же, нависающие жирные тучи уже почти лишились дневного света, погружая Кеплер в вечернюю полутень, а там и до ночи недалеко.

Чуть дальше, в низине, по дороге к обителю Стражей Вечной Переправы, виднелись довольно плотные сплетения ярешника, ядовитого кустарника, бурой плесенью измаравшей снежный покров долины. Там можно было более ли менее безопасно спрятаться, но если заказчик не придет в течении часа, то Викар точно не сможет разглядеть его в сгущающиеся сумерках. Ну и третий вариант представлял собой нависающий отрог, почти у самого храмового холма, откуда даже в светлое время был бы виден разве что силуэт.

Немного поразмыслив, Вик решил притаится среди усыпанных острыми шипами ветвей. Он не боятся получить порцию яда, так как ярешник к зиме становился гораздо слабее и максимум мог вызвать легкое онемение конечности, а не полный паралич, как бывало в зените лета. Поэтому полностью закутавшись в плащ, закрыв капюшоном лицо и шею, он ринулся в сплетение ветвей, сразу начавших исходить неприятно пахнущим соком на месте сорванных шипов и ороговевших на зиму соцветий. Некоторое время, после того как парень разместился строго в середине, неугомонный куст ещё бился в конвульсии, тщетно пытаясь пробить плотную кожу накидки, но чувствуя, что нарушитель спокойствия больше не дергается, видимо решил что жертва погибла и наконец перестал буянить. Трюк старый, но работал безотказно против вот таких вот полуразумных растений, коих в Кеплере наверное было большинство. Иногда приходилось часами простаивать в одной позе, чтобы не потревожить живой камуфляж и не спугнуть жертву.

Ждать к счастью пришлось не долго. По направлению к условленному камню уверено шла фигура, запахнутая в бесформенную рванину, несколько раз обернутую на манер тоги. Лицо было полностью скрыто и Викар ни когда бы не понял кто бы это мог быть, если бы незнакомец, остановившись у самого камня не заозирался, ища не следит ли кто за ним. Из-под капюшона полыхнули зеленым огнем два жутковатых огонька.

73
{"b":"579398","o":1}