ЛитМир - Электронная Библиотека

– Парень, ни я ни Измаил, сейчас не можем отвлечься, у нас есть все необходимое, чтобы начать приготовления, но церемония растягивается на многие дни, а то и недели. Запасов может не хватить, – после этих слов, Вик едва не спросил, не пошлет ли он за новыми «ингредиентами» наемника, однако вовремя осекся, – потому нам нужно то, что обычно принято называть императорскими кристаллами. Это особые реагенты, позволяющие не просто собирать, но и фокусировать силу эфира, вскрывать нарывы варпа, без опаски повредить ткань между реальностью и нематериальным миром. Пара у нас есть, но боюсь этого не достаточно.

Он попытался объяснить ещё какие-то детали, но увидев полное непонимание на лицах окружающих лишь махнул рукой.

– Вы собираетесь проводить один и тот же обряд? – с опаской спросил парень, надеясь не услышать положительный ответ, ведь тогда содержимое мешка, что он спрятал в камне могло быть предназначено и жрецам. А это означало бы, что храм вовсе не так уж и заботится о своих прихожанах, и если надо, без сомнения пустит их в расход. Однако, к огромному облегчению, Схирем с Измаилом лишь покачали головой сообщив, что готовящиеся ритуалы отличны, как ночь от дня.

– Нам больше некого просить, ибо никто не сможет отправиться в полис Кавенон, что лежит на юге. Разве что Ялазара, но после того, что он устроил, я опасаюсь, духи хранителей нашего храма не будут сильно рады его помощи. – Измаил бросил очередной неодобрительный взгляд на повелителя костей. Тот лишь невинно пожал плечами. – Разумеется, не безвозмездно. Мы небогаты, как ты успел заметить, но ради такого праздника, наскребем пару сотен монет. К тому же, мы не опасаемся что ты можешь, как многие из тех кого мы приютили, просто сбежать с деньгами.

Викар удивленно поднял брови. Он пробыл тут едва ли три полных дня. Да, его хорошо приняли и он попытался помочь людям, но чтобы вот так доверять практически незнакомому человеку? С Ялазаром у них хотя бы цель была одна, но что скрывается за таким доверием жрецов. Видя его реакцию, Измаил сложил руки перед грудью, слегка звякнув посеребренными цепочками на рукавах, удерживающих малые кодильца:

– Жертва Агониса за твое имя, даровал тебе убежище на полный оборот жизни мира. Год ты можешь обитать здесь, под защитой нашего господина, не боясь ужасов и соблазнов внешнего мира.

– Ну некоторые соблазны не так уж и плохи. – хохотнул сзади Ял, однако жрец пропустил это мимо ушей.

В этом был смысл. Зачем ему убегать с кошелем не пойми куда, когда тут, хоть и не домашний очаг, но все же какой-никакой, а приют для усталого путника. С другой стороны, ему бы больше пригодилась помощь в лечении ноги.

Викариан прямо спросил, не может ли в счет уплаты пойти его исцеление. К сожалению, Измаил не мог помочь со столь сложным, застарелым ранением и лишь грустно покачал головой. Оказался бессилен и Схирем. Он пытался произнести несколько заклинаний, но в итоге, лишь изошел потом и устало присел на подвернувшийся под руку чурбачок.

– Прости парень, – виновато произнес старый колдун, – силы мои уже не те, что прежде. В былые дни, одной левой исправил бы все, а нынче и самому-то здоровье поправлять едва мощи хватает. Да и то, такими методами, что тебе лучше не знать.

Исцелить ногу не получилось, а деньги Викара интересовали не так сильно, как возможность получить что-то, с родни тем целебным травам, что ему дал Шраум. Потому он отказался от предложенной награды, вместо этого, попросив по возвращению обучить его тому, что могло бы пригодиться в дальнем походе. То, что его путь только начинается и пройти его быстро не получится, парень не сомневался.

Измаил со Схиремом с радостью согласились. Делится своей мудростью для них было удовольствием. При этом ещё и сохранить деньги, которые могли понадобиться для иных целей, вообще посчитали проведением богов.

Найти на карте сам Кавенон оказалось нетрудно. Он лежал в нескольких днях пути от храма. Беда в том, что сама дорога туда была далеко непростой, ибо город находился в ущелье Реки Каньонов, месте опасном и полнящимся силой сырого эфира. Пару раз, в молодости, Викар забирался так далеко на юг, что мог разглядеть с вершин наиболее высоких холмов, шпили полиса. Они возвышающиеся над скальными грядами, что тисками сковали буйный речной поток. Тогда он с опаской смотрел на город, что издали напоминал натянутый лук, острием стрелы направленный в небо. На краях обрывов, по обе стороны, находились предместья поселения. Из них выходили могучие мосты, перекинутые над пропастью высотой, шагов в пятьсот, не меньше. Каменные плечи встречались по средине, где их пронзала черная стрела, возносящаяся прямо из воды. В зените своем, она превращалась в грандиозный по своим размерам дворец, центр которого занимало некое вросшее в камень ветвистое, угольно-черное древо, со струящимися алыми фонтанами и водопадами. Разумеется, для мальчишки выросшего в диком лесу, подобное было столь же притягательно, как огонь для мотылька и потому, воспоминание было таким ярким и детальным.

Схирем, наконец восстановив силы, встал и подняв палец вверх:

– Запомни парень, Кавенон лишь снаружи кажется безлопастным городом. В нем правит Дева Наслаждений, та что пришла с алым легионом и была его частью. Это очень древняя демонесса, она пережила многих своих врагов и каждый день под её знамена становится один новый солдат.

Ялазар подался вперед:

– Дева наслаждений говоришь?

– Да и я буду очень рад, если она тебя превратит в своего раба, а теперь заткнись и не мешай рассказывать.

Яростная отповедь не смутила повелителя костей, но тот все же позволил продолжить.

– Не оставайся в полисе ни минутой дольше, чем нужно. Издревле идет сказ, будто каждую ночь сей могучий суккуб выходит на охоту, в поисках нового воина для своей стражи, что охраняет её темный дворец.

– Дворец? Это та черная стрела, что смотрит в зенит прям посреди двух мостов над каньоном? – спросил Вик.

– Именно и ты даже почти угадал с названием того места. Дворец Темных Стрел. Уж не знаю откуда пошло оно. Полагаю с того, что вся охрана, безмолвной стражей стоящая на стенах, вооружена особыми луками, что в случае осады полиса наполняют воздух черным роем смертоносных жал.

Совсем рядом раздался особенно громкий взрыд молящихся. Постепенно все больше погружающихся в транс людей, переставали замечать окружающее вокруг них и сами того не ведая, тонкой цепью выстраивались вокруг темной вершины холма. Кто-то прыгал в припадке счастья, другие ползли, едва перебирая конечностями и утирая испачканными рукавами слезы, размазывая грязь по лицу. Жрецы внимательно следили, чтобы с прихожанами ничего не случилось. Тех, кто падал без сил или терял сознание, быстро относили в сторону и отпаивали каким-то горячим отваром, после которого человек быстро приходил в себя и возвращался к остальным. Викариан же не чувствовал ничего. Разве что некое смущение от столь необычного поведения окружающих. Это было странно, ведь получается та сила, что с такой легкостью захватила всех вокруг, практически никак на него самого не подействовала. Шальное желание взглянуть на окружающий мир колдовским оком было таким острым и настойчивым, что молодой человек даже начал концентрироваться, как когда-то учила его мать. Однако осуществить задуманное ему не дали, сухая старческая рука легла ему на плечо, а два изумрудных, пылающих огня моментально стерли из мыслей все, о чем он только что думал. Глаза Схирема все так же пылали зелеными огнями и горели много ярче обычного. Это, в сгустившейся вечерней тьме, придавало ему ещё более жуткий вид.

– Пантеона ради, запомни что я сказал, – прошелестел тихий, но настойчивый голос колдуна, – от этого может зависеть твоя жизнь. Несмотря на то, что сия опасность подстерегает лишь самых сильных, кто решил посетить Кавенон, лишний риск все равно ни к чему.

Викариан согласно кивнул, безуспешно пытаясь схватить ускользающую, словно вода сквозь пальцы, мысль, которую ему не дали додумать. Он помнил, что хотел взглянуть на мир вокруг через призму Вечного Океана, но совершено забыл, зачем хотел это сделать. Будто кто-то провел рукой по песку, превращая начертанное в размытый росчерк. В итоге, ещё немного поговорив относительно деталей предстоящего путешествия и получив два потертых кожаных свертка с золотыми пластинками, он распрощался с Измаилом и его спутником.

76
{"b":"579398","o":1}