ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это время Ялазар усиленно делал вид, что его рядом нет и заговорил лишь когда они отошли на достаточное расстояние.

– Так куда мы дальше?

– Думаю сначала надо отдохнуть, а то я уже с ног валюсь. – это было правдой, Вик был на ногах уже вторые сутки. Ему казалось, что прошло не пару дней, а как минимум год. Причем начало его было в стране красочных цветов и пряных запахов, где он проснулся под мягкий перезвон капель росы, падающих с листьев, а кончилось все в едкой тьме, среди немытых, извивающихся вокруг костров нагих тел. Его походный плащ снова был покрыт толстой коркой грязи, а впереди лежал трудный и долгий путь. – Завтра, едва морлоки разгонят чудищ, выдвинемся в путь. А заодно, перед походом в Кавенон стоит заглянуть, как ты и сказал, туда где все началось.

Ялазар кивнул, соглашаясь со всем вышесказанным и широко зевнул, тут же заразив этим Викара:

– Ладно, тогда иди отдыхай, а я попробую выдернуть из этой вакханалии себе спутницу на ночь

Белозубая улыбка сверкнула в темноте и повелитель костей хлопнув Вика на прощанье по плечу, унесся по направлению к танцующим.

* * *

Следующий день выдался на редкость погожим и ясным, ну насколько об этом можно говорить в мире, где у тебя над головой постоянно висит непроглядное, дутое брюхо жирных туч. Снег перестал сыпать, а ветер поутих, потому идти было довольно легко.

В очередной раз поскользнувшись на предательски укрытом снежной шапкой льду, Вик внезапно понял, что за все время их пути Ял ни разу не оступился. В отличии от него, уже третий раз прочертившего борозду скатившись с холма. Да к тому же, ещё и идет по самым скользким местам аки по твердой земле. Секрет такой устойчивости, а следовательно и жизнерадостности, от того что не приходиться выгребать холодную слизь из-за воротника, оказался довольно прост. У повелителя костей к подошвам ботинок были прикреплены необычные приспособления, чем-то похожие распахнутые во всю ширь челюсти с острыми зубами, которые и не позволяли ногам разъезжаться. Парень высказал про себя все что он думает о гаде, который целый день исподтишка ржал, наблюдал за его мучениями, после чего потребовал себе такие же приспособления на ноги. Ял согласился, сообщив, что сей предмет зовется «кошками». На резонный же вопрос о том, почему оно носит такое название, он лишь пожал плечами сообщив, что так их называли Стражи Мудрости и возможно, что раньше к ногам крепили настоящих кошек, хотя он в этом не уверен. Вик согласился, что использование живых животных, идея весьма сомнительная в данном случае. Но признал, что нынешняя конструкция без труда созданная его спутником из костей, найденных ими по пути, серьезно облегчала жизнь. Он, наконец, смог как следует оглядеться, не рискуя больше свернуть себе шею.

Хотя зима ещё не наступила, но её дыхание все яснее чувствовалось вокруг. Лед сковал небольшие озерца, а грязно-белые хлопья раскрасили степь и холмы в холодные, светло-серые тона. Здесь не было жизни. Даже следы дьяволков и хищных крикунов, что в холодные дни становились намного опасней, попадались редко, да и то, лишь если рядом были перелески.

Было странно наблюдать такое запустение на земле, ведь в небе жизнь продолжалась и вечная игра со смертью не останавливалась ни на секунду. Раньше это бы вызвало бы у него беспокойство, теперь же, зная кто обитает под ногами и каждую ночь, перед рассветом устраивает кровавую охоту, он не удивлялся вымершей земле. Ялазар шел в полный рост, видимо тоже придя к мнению, что пока бояться особо некого и даже высказал предположение:

– Видимо к храму ночью стягивается все местные хищники. Там они находят свою смерть и лишь к следующей ночи новые звери займут их место в этой степи.

Скорее всего он был прав. Они брели в одиночестве, большую часть дня изредка останавливаясь, когда какая-нибудь особо здоровенная тварь падала с небес, дабы попытаться сожрать их, но лишь находила свою смерть от метательных кинжалов или клинка повелителя костей. Учитывая, что не приходилось прятаться, путь занял гораздо меньше времени, чем потребовалось Вику в первый раз.

Когда невидимое солнце начало закатываться за горизонт и они уже подходили к горной чаше, что скрывала сожжённую башню им впервые повстречалась стая молодых хищников - живунов. Однако те спешили убраться подальше от руин и даже не обратили на двух путников особого внимания. Это было необычно, так как живуны крайне агрессивные и никогда не упускают возможности напасть на жертву, если посчитают её более слабой, чем они сами. И уж тем более стая пожелала бы проверить двух путников на вшивость. Об этом Вик сообщил Ялазару, тот кивнул в ответ и тихо произнес:

– В таком случае, давай будем поосторожней, звери редко изменяют своим привычкам, а эхо эфирных течений, что изменив русло устремились к твоему дому, я слышу даже отсюда.

Это оказалось очень кстати. Преодолев скрывающую останки башни гряду и пройдя не больше сотни шагов, им пришлось рухнуть на землю, чтобы не быть замеченными.

Выгоревший остов с вырванными кусками камней и почерневшими перекрытиями, обглоданным трупом возвышался среди бесцветного пейзажа. Вик не видел больше ни пригвождённого, мутировавшего тела матери, ни разорванного брата с черным когтем, торчащем из груди. Внутри его было шевельнулась лишающая воли к жизни печаль, но вопреки опасениям парня он почувствовал лишь легкую грусть, будто что-то не позволило ране в душе вновь засаднить. Он тут же вспомнил Силику и её дар, избавивший его от ярости зверя внутри. Возможно он так же позволял пережить и боль утраты.

Несмотря на то, что тела исчезли, долина вовсе не была пуста, даже напротив, она была заполнена отвратительного вида существами. Жирные, белесые личинки в рост человека, с пузырчатой черной головой, украшенной двумя рядами ядовитых хелицер. Спину их украшали похожие на длинные костяные пики, торчащие в разные стороны вдоль всего хребта. Они ползали вокруг, выжирая все до чего могли дотянуться. Огород, кладки с давно пропавшими продуктами, даже простые деревья росшие то тут, то там.

– Осадные перекати-поле, дети Дуамеша, – прошептал Ялазар, потирая руки, будто разминая их перед предстоящей схваткой.

Для Викара это название ничего не значило и он так же шепотом ответил:

– Что-то эти слизняки как-то не шибко смахивают на странствующий кустарник. И как их могут использовать при осадах? Они не выглядят ни быстрыми, ни бронированными, какой от таких прок, если их можно истыкать стрелами?

Ялазар аккуратно привстал на четвереньки и перебегая от укрытия к укрытию, двинулся вперед надеясь подобраться поближе. Вик последовал за ним и повелитель костей пояснил:

– Дуамеш, как гласит предание,один … хм, – он на секунду задумался, – или одна из проклятых титанов. Они были преображены во времена седой древности некой неукротимой темной силой, в нечто совершено отвратительное, чудовищное и якобы породившие большую часть тех тварей, что теперь населяют Кеплер. Ну разумеется, я говорю о всякой живой нечисти, а не мертвяках или инферналах. И были среди новорожденных созданий как раз вот такие осадные перекати-поле. Ты не смотри что они кажутся неповоротливыми. Уверяю тебя, в бою эта тварь может свернуться в клубок, ощерившись костяными копьями и понестись на врага. Увернуться от неё очень сложно, убежать почти невозможно, так как из-за своих наростов, без труда вгрызающихся в почти любую поверхность, эти гады могут хоть по потолку кататься. Да ещё обладают такой скоростью, которую человеку не развить никогда. Что же до того почему их называют осадными, скажу так, то что сейчас перед нами, это личинки, они вылупились думаю дней пять назад.

Холодный пот пробил Викара, когда он вспомнил личинок, выползавших из когтя пронзившего его брата и забиравшихся под кожу трупа. Но их были тысячи тогда, сейчас же перед ними ползало от силы штук десять созданий. Правда и этих с лихвой хватит чтобы разорвать их на части, если они действительно так опасны.

– В общем, когда эти слизняки вырастают, они становятся размерами как раз с твою башню, а то даже и побольше, покрываются прочнейшей хитиновой броней и отращивают целый ворох новых копий, торчащих теперь не только вдоль хребта, если конечно он у них есть, но и по бокам. Я видел как такая тварь, свернувшись в клубок катилась к стене малого полиса. Как она с размаху ударилась в неё, вогнав свои иглы глубоко в кладку, а потом развернулась и всей тушей начала раскачиваться. Но она не пыталась отлепиться от стены, нет. Она вырывала целые каменные пласты фортификаций, что будто осеняя листва на спине ежа оставались на её костяных наростах. Меньше чем за минуту в защите была проделана брешь и войско некроманта с радостью кинулось в неё. – на лице Ялазара появился зловещий оскал, – вот только темный маг, управлявший этими тварями не знал, что мы заняли город за два дня до этого. В конце в живых осталось только это долбаное перекати-поле, за которым мы гонялись часа четыре. Поймали его только потому, что оно не убегало, а все пыталось вытащить изрубленное нашими клинками тело своего господина. А так бы черта с два мы бы его догнали.

77
{"b":"579398","o":1}