ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секреты успешных семей. Взгляд семейного психолога
Увеличительное стекло
Братство обмана
Двойная спираль
Зеркало грядущего
Ребенок (мой) моего босса
Правители России. Короткие зарисовки
Главная книга «Вожака стаи». 98 главных правил поведения для хорошего хозяина
Война и язык

В начавшей дубедь одежде идти было тяжело. Да и вообще, выглядели они так, что даже существо, отдаленно напоминающее сморщенного мародёра в рваных обносках, волочившее за собой канаты чьих-то кишок и побрякивавшее черепами на поясе, не решилось перейти им дорогу. Подъем наверх проходил вдоль абсолютно таких же узких, решетчатых окошек рабских клетей и даже надсмотрщики с собаками тут присутствовали. На этот раз, Ялазар с Виком не стали обращать внимание на клацающие пасти, всего в каком-то метре от лица, и как и многие рядом с ними, понурыми тенями брели в верхний город.

Надо сказать тут было на много больше людей, да и нелюдей тоже. И когда они оказались перед узкими воротами, в которых едва ли могли разойтись три человека, им пришлось немало постараться, чтобы не быть оттеснёнными в сторону. Правда чем ближе они подходили, тем меньше желающих оказывалось зайти внутрь. Большинство из жителей нижнего города, просто двигались в сторону небольших строений, притулившихся рядом с невысокой стеной.

Кинув стражу в дырявом кожаном доспехе пару монет за вход, они оказались на узких улочках Кавенона. Дома здесь представляли из себя странное нагромождение ничем не скрепленных камней, наваленных на монолитное, древнее основание. Как и в случае с башней, где жил Викариан раньше, остовы старых строений дополнялись и надстраивались. Из-за этого сам полис становился похож на серый лабиринт из покосившихся стен и опирающихся друг на друга верхних этажей, полуразвалившимися арками накрывавшими целые улицы. В некоторых строениях отсутствовали куски стены, другие напротив, больше походили на кучу грубо сваленного камня. Окон тут не было вообще, а внутри домов виднелись массивные круглые двери. Их вряд ли можно было закрыть или поднять, скорее они откатывали в сторону от входа, когда наступало утро и возвращали на место, закрывая дом на ночь. Пожалуй, они выглядели самыми прочными во всем доме, так как в некоторых местах было заметно, что часть камней была сдвинута с места, образуя в стене ложбину, строго по форме тела, которое с размаху влепили в эту самую стену. Уже слышанный им ранее протяжный скрип, заставил парня поднять голову и в вышине он увидел мелькающие мертвые тела, привязанные к огромным колесам. Гостеприимным это место, язык назвать не поворачивался.

Люди на улицах, в большинстве своем, были под стать зданиям в которых жили: злые, худые, грязные и едва держащиеся на ногах. Они боязливо обходили Яла с Виком стороной, а когда те проходили мимо, шипели им в след проклятья и надо сказать, некоторые из них отражались в эфире. Злоба пропитавшая сердца этих людей была настолько сильна, что даже не умея колдовать, они умудрялись материализовать свою ненависть в тонком мире. Это было неопасно, пока не накопится достаточно злой силы, чтобы та материализовалась в реальном мире и Вик видел, как повелитель костей походя распутывает эти кустарные чары. К сожалению, сам он такое провернуть пока не мог.

От мыслей его отвлек голос Яла:

– День заканчивается, надо бы найти ночлег, а заодно избавиться от добычи. Кстати, приглядывай за карманами, кошель тут подрезать могут так споро, что моргнуть не успеешь.

Вик кивнул, проверил надежно ли припрятаны деньги за пазухой и огляделся. Улицы представляли собой переплетение дворов-колодцев и узких переходов между ними. Проулков тут не было как таковых, а единственным источником света, стали огни внутри тех редких домов, что ещё не были заперты.

– Есть идеи куда направится? – поинтересовался Викариан.

– Двигаемся вперед и гляди по сторонам, нам надо найти скопление людей. Кабак, бойцовые ямы или даже городских дураков, над которыми измывается добрый люд. – непонятно было, сказал ли он последние слова шутя или действительно считал тех, кто мог издеваться над умалишенными, добрыми людьми. Впрочем Ял же говорил, что каждый судит в меру своего опыта. Возможно для него все, кто не пытался выпустить ему кишки, были не так уж и плохи. А может была и другая причина, неизвестная Викару.

Поплутать им пришлось изрядно и прошло не меньше часа, прежде чем за очередным кривым, будто змея домом, ведомые всплесками крика и хохота, они не вышли на более ли менее широкое пространство. Здесь явно раньше было несколько лачуг, однако теперь, лишь неведомым чудом, уцелевшие остовы фундаментов напоминали о них. Большую часть этой импровизированной площади занимала бойцовая яма, огороженная по краям костяным частоколом, чтобы бойцы не могли выбраться раньше, чем бой будет окончен. В итоге, самих зрителей тут умещалось около пяти десятков, это если считать тех ловкачей, что разместились по крышам близлежащих домов. Слышались гулкие удары каменных булав и сиплые крики, поддерживающих бойцов зевак.

Протискиваться ближе смысла особого не было, в конце концов Вик с Ялазаром пришли сюда не ради этого сомнительного развлечения, хотя последний вроде даже заинтересовался, начав выспрашивать у стоящих рядом подробности. Через некоторое время послышалось несколько сильных ударов, один из которых сопровождался характерным звуком ломаемой кости и толпа взревела, кто от радости, кто от разочарования. Через минуту из ямы подняли обмякшее, худое тело и тут же начались торги. Вик сначала не понял, зачем кому-то выкупать мертвеца, но вскоре он получил ответ. Причем, лучше бы тот так и продолжал оставаться для него неизвестным. Убитого продавали по частям, отрезая куски и вырезая внутренние органы. Только сейчас стало заметно, что вся площадь покрыта красно-бурым месивом из остатков плоти проигравших. Тем временем к яме вели следующего, совсем ещё юного, вялого и казалось абсолютно безучастного к своей судьбе парня.

– Почему он не сопротивляется? – шепнул Вик, удивленный таким поведением смертника. – Почему так смиренно принимает судьбу?

– Чего? – не понял Ялазар, занятый выведыванием информации у местных, – А, так это ж скот, рабы. Причем раз они тут, значит выведены сугубо для того, чтобы быть пущенными в расход. Арены это же не просто развлечение, это бойня и рынок для ушлых торговцев. Секунду.

После этих слов он с размах впечатал локоть в челюсть стоящему рядом мужчине. Раздалась пара возмущённых криков и повелитель костей с силой зарядил первому возмутившемуся в пах, а после, добавил кулаком в висок. Второй встретился взглядом с Викаром и заткнулся, поняв что напавший на его знакомых тут не один. Не то, чтобы парень имел сильно грозное выражение лица, но количество грязи, запекшейся крови и чьих-то ошметков, покрывавших его походный плащ, заставляли выглядеть едва ли не настоящим вурдалаком.

– … кхе, кхе хахого хрена фебе надо, фука, – шамкал окровавленным беззубым ртом тот, что первым получил в морду, – не бей, фучара, я фсе скафу.

– Спрашиваю ещё раз, где тут чертов рынок и лавка на ночь, и если ты, – Ялазар скорчил страшную рожу и передразнивая прошамкал, – фука, еще раз попробуешь направить меня место, где вы потрошите приезжих дурачков, я тебя сам прям здесь выпотрошу.

– Но я не фрал! – очередной смачный удар почти лишил человека сознания и его руки плавали по воздуху, как у пьяного, тщетно пытаясь защитить голову, – Хватит! Хватит, профу богоф ради!

– Говори, гнида, – тихо зарычал ему на ухо Ялазар. Вик не вмешивался, молча наблюдая за происходящим, не зная, что он может сделать. С одной стороны, ему претило подобное отношение к людям, с другой, повелитель костей обладал опытом странствий много превышающий его собственный и потому вмешиваться было бы неразумно.

Однако слишком много лиц разворачивалось в их сторону и Ял решил пока прекратить избиение. Жертва же, заплетающимся языком, пыталась объяснить, что в полисе есть три основных торговых места. Рынок рабов, большое торговое место и торговый квартал храма, что был прямо около обсидианового моста. Не рискуя более задерживаться при таком количестве любопытствующих, Ял с Виком решили двинуться по второму маршруту, ибо рабы им были не нужны, а со жрецами, после разграбления ковена порока, встречаться они желанием не горели. Беда состояло в том, что повелитель костей слишком сильно огрел того бедолагу, поэтому половину из его слов они не поняли, а искать нового информатора времени не оставалось.

90
{"b":"579398","o":1}