ЛитМир - Электронная Библиотека

Громадная тень рухнула на гончую сверху, сломав той хребет и пробив насквозь когтями. Через секунду поджарое тело разлеталось в сторону, когда Каум парой движений разорвал его на части, оборвав жизнь полную мучений и боли.

– Спас … – попытался поблагодарить парень, однако не успел он договорить, как голем подхватил его и перекинув через плечо, пауком понесся наверх, благо клинки-когти позволяли легко цепляться за изобилующую выступами и ложбинами стену.

– Надеюсь ты не возражаешь, что я так бесцеремонно забрал у тебя победу над этим псом, но у нас действительно мало времени, чтобы тратить его на остановки.

– Да ничего, все в порядке. – подпрыгивая на широком плече и пытаясь не задохнутся от того, с какой силой его держали, выдавил Вик. – Я не жадный, если хочешь, могу так же уступить тебе радость победы над остальными гадами, что пускали в меня стрелы на переправе.

Каум лишь издал звук, отдаленно напоминающий смешок, но ничего не сказал. Когда они добрались до вершины и ноги Вика коснулись скользких, покрытых бурым налетом камней округлого хода, новые гончие и даже несколько особо резвых бегунов, начали подъем вслед за ними. Ял двумя резкими взмахами перерубил подгнившие тросы веревочной лестницы, составлявшей последний этап подъема и снизу донеслись разочарованные возгласы, и смачные проклятия. Вряд ли от падения кто-то сильно пострадал, но преследовать теперь их уже не могли.

Поход через клоаку канализации Кавенона не изобиловал ничем особо интересным. Почерневшие от налета и времени стены сплетались в замысловатый лабиринт, по дну которого текли ручейки нечистот. Освещен он был некой тягучей, флуоресцентной субстанцией красноватого цвета, просачивающейся сквозь щели между камнями потолка и которую Каум посоветовал не трогать. Изредка попадались места, где бурый мох и слизь были будто бы содраны со стен чем-то огромным и едва помещавшимся в этих довольно таки широких проходах, где даже громоздкая фигура голема перемещалась без особых проблем. Викар тут же вспомнил о грудах отходов, периодически падавших в Каньонную Реку. Не хотелось бы сейчас столкнуться с подобным. Здесь все так же разило сырым эфиром и тупая боль сдавливала виски тисками. Не то что колдовать, даже думать тут было тяжело, а во рту появился неприятно кислый привкус. Вик схаркнул и увидел что слюна поменяла цвет на зеленовато-желтый.

– Эдак нам потом придётся месяц из себя заразу выцеживать. – недовольно пробурчал повелитель костей. – Надо быстрее отсюда выбираться, а не то, лишней пары глаз выросших на затылке нам не избежать. Тебе-то Каум понятное дело на это наплевать, однако мне бы хотелось избежать мутаций.

– Уже почти пришли, – раздалось спереди из-за свисающей с потолка паутины. Ялазар несколько раз рубанул клинком рассекая узорчатую вязь и невесомые лоскуты начали опадать. Вик протиснулся было вперед, но рука в почерневшей костяной перчатке схватила его за походный мешок рванув назад. К сожалению, не достаточно быстро и одна из белесых прядей опустилась ему точно на наплечный щиток. В туже секунду, до того тонкие нити, вздулись жирными червями и выпустили из своих внутренностей десятки ветвящихся, черных как смоль язычков. Они устремились в разные стороны, захватывая все больше поверхности плаща, при этом вибрируя с огромной скоростью и твердея на глазах, превращаясь в подобие миниатюрных коралловых рифов. Запахло паленой кожей, да тлеющей мокрой шерстью, а новая зараза начала прожигать накидку Викариана.

– Скидывай быстрее! – крикнул Ял. – Руку сейчас сожжёт!

Рванув завязки у шеи, парень одним движением скинул захваченную паразитом накидку, отбросив ту в сторону. Постепенно остатки «паутины» поглотили всю поверхность и изъеденный кожаный остов, теперь рваной грудой валялся в каменном сливе одного из водоотводов.

– Вик, богов ради, ты вообще хотя бы изредка посматривай в тонкий-то мир. Не хотелось бы, чтобы ты запомнил этот урок, лишь когда, в конце концов, лишишься какой-нибудь части тела.

Без плаща морозный сквозняк, гулявший в округлых проходах канализации, принялся кусать мокрое от пота и речной воды тело. Влажный поддоспешник с рубахой не спасали, а скорее даже наоборот, холодили ещё больше, заставив зубы отбивать чечётку. Викар с грустью глянул на верный плащ, что годами служил ему верой и правдой, и вздохнув кивнул. Однако Ялазар уже унесся вперед, стараясь не отстать от их проводника.

В какой-то момент, багрянец капающей с потолка жижи поутих, а после и вовсе исчез, оставив путников почти в полной темноте. Единственной путеводной звездой теперь оставался неяркий блеск камня души, заключённого между оплетающими его причудливыми рогами Каума. К счастью петлять в кромешном мраке пришлось не долго и очень скоро молодой человек резко остановился, врезавшись в так же внезапно затормозившего Ялазара. Того слегка качнуло, но он ничего не сказал, внимательно смотря туда, куда показывал голем. Тот произнес:

– Ну что ж люди, вот мы и на месте. За этой стеной начинаются «казематы томных страданий», там жрецы высших кругов удовлетворяют свои самые необычные хм … желания. Когда окажемся внутри, нам придется двигаться очень быстро, иначе целыми мы оттуда не уйдем.

– Далеко до сокровищницы? – коротко и по делу спросил Ял.

– Две сотни шагов казематы, полсотни лестница до «стенающего коридора», что связывает комнаты «подземелья желаний» и ещё около пятисот до «врат подношений». За ними не то, чтобы сокровищница, но именно то место, что нам нужно. Ещё там, около сотни шагов, а дальше путь наверх и если мы туда доберёмся живыми, то я начну верить в чудеса.

Ялазар с сомнением посмотрел на Вика и тот сразу догадался о чем он думает. Каум был не дураком и тоже все понял. Наконец, бывший подавитель выдохнул и оттерев налипшую на лицо грязь, спросил:

– Сколько там стражи?

– Если ты думаешь пробиться силой, то я тебя разочарую. Помимо сотни жрецов, чьим домом является центральных храм, находящийся сейчас над нашими головами, тут так же обитают более двух сотен слуг, тюремщиков, храмовой стражи и особых боевых содомитов. Не сомневайся, у нас только на пути десятка два врагов попадется, а если мы ввяжемся в крупную драку, то сбежится вся челядь.

– Невеселая перспектива, – подытожил Ял и все были вынуждены с ним согласится.

Викар приуныл. Затеянный им поход за сокровищами, в его представлении выглядел как тихое, незаметное проникновение, где глубокие тени станут их союзниками, а глаз и ушей стражей не достигнет ни одно колебание огня, ни один шорох в темноте. И сейчас он начинал понимать, насколько наивно было надеяться вот так, без подготовки, незаметно войти в одно из самых охраняемых мест Кавенона, ограбить его и столь же тихо покинуть его. Впрочем теперь поворачивать назад было поздно и решать, что делать сейчас надо было как можно скорее. Голем ощупывал стену, будто надеясь найти ответ у безмолвных мертвых камней. Ял отплёвывался и тихо чертыхался, пытаясь содрать с себя что-то видное ему одному в тонком мире, и явно больше занятый поношением тех, кто умудрился так испоганить и заразить сырым эфиром это место. Что ж, подумал Викар, раз он стал инициатором этой авантюры, ему и предлагать решение, и он озвучил единственную мысль, которая пришла ему на ум:

– Каум, ты поднял меня по почти отвесно стене, скажи, у тебя хватит сил пробежать со мной на плече остальной путь? Надеюсь такое предложение не оскорбит тебя, но иного варианта, как нам спасти несколько порабощённых душ, а тебе выполнить данное слово и не погибнуть, я не вижу.

Живая статуя и Ял уставились на Вика, и хотя тот не видел их лиц, он все же почувствовал, что высказанная им идея, развеяла начавшую уже было собираться тучу обреченности, нависшую над их предприятием.

– Ты весишь немного и более не укутан в свой скользкий плащ, так что с плеча свалиться вроде не должен, – заговорил голем, поудобней перехватывая нижней парой рук свои мечи, – думаю, мы можем попытаться.

– Вот и отлично, – довольно буркнул Ялазар, явно счастливый, что не придётся задерживаться в этом месте надолго, – Каум веди, я за тобой, а ты Вик, готовься палить из посоха, черт его знает, что нас ждет впереди.

97
{"b":"579398","o":1}