ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вполне, но не думаешь же ты, что это может обмануть стражей сокровищницы? – в его словах сквозило неприкрытое сомнение в разумности плана, однако тело статуи уже начало течь наращивая поверх почерневшей брони свежую лжекожу. Лицо укрыли перевитые рога и сияющий голубой камень внутри черепа скрылся. Не изменились только ноги, но и того, что уже было сделано, должно было хватить для первого впечатления. – Сражения нам не избежать.

– Я знаю, если мы минуем хотя бы часть охранников, то в момент когда они распознают обман, на нашем пути их окажется меньше, чем могло бы быть.

Каум не ответил, хотя слова Викара его явно убедили. В конце концов они действительно стали похоже на парочку местных колдунов, одного из которых тащит на плече голем храма. Они даже перестали шнырять по теням, и разумеется тут же были замечены.

Пара стражей, облаченных в доспехи из пепельной кости с глухими коническими шлемами, украшенными алыми гребнями, развернулась в их сторону, намереваясь преградить проход, однако Вик истошно заорал, специально сорвавшись на высокие истеричные нотки:

– Сукины дети, что вы тут делаете! На храм напали и эти твари уже пробили дыру в казематах!

– Вы что оглохли? – громыхнул в противовес Вику хриплым, низким карканьем Ялазар. Его бархатный голос преобразился неузнаваемо, став похожим на стон давно несмазанных петель врат какой-нибудь горной крепости. – Задержать нарушителей и приволочь их к нам, но не вздумайте убивать, это подарок Владычице!

От оглушительного рыка повелителя костей, зрение Вика немного поплыло, будто от разразившегося совсем рядом грома. Даже Каум слегка присел, чего уж говорить об оторопевших охранниках, так и не успевших произнести ни слова, когда троица пронеслась мимо них.

Миновав врата подношений, выполненных в виде слившихся в экстазе тела женщины и клыкастого чудовища со множеством щупалец, они оказались в неширокой полукруглой пещере. Надо сказать, в этот момент Викар едва не забыл зачем они сюда вломились, когда разглядел, что же из себя представляют стены пол и потолок сокровищницы.

А представляли они из себя того самого монстра, которого уже видели на входе. Здесь были изображены женщины, мужчины, дети, старики, животные, гиганты и даже другие чудовища. Тела сплетались в причудливый лабиринт, наполненный золотом, драгоценностями и различными артефактами. Полыхающие жаровни отбрасывали свет таким образом, что создавалось впечатление, будто каменные исполины двигаются, предаваясь греховном страстям и наслаждаясь процессом. Даже просто взглянув на подобное Викар залился краской до ушей, ибо было во всем этом, что-то действительно неправильное и слабо верилось, что нечто подобное могло выйти из-под резца смертного мастера. Складывалось впечатление, будто кто-то в момент кульминации этой оргии, наложил заклятие окаменения, навек запечатлев концентрированный образ похоти, страсти и страданий.

– Что-то мне бежать как-то неудобно стало, – проворчал Ялазар и Вик его прекрасно понимал, испытывая все тоже самое, – ладно, куда дальше?

Каум кивнул в сторону дальней стены, находящейся в сотне метров. По ходу пути который им нужно было преодолеть, виднелись сияющие чистым светом камни душ. Они находились в самых важных, по мнению хозяев этого храма местах, озаряя своим сиянием наиболее развратные и чудовищные картины. На извивах бесчисленных щупалец и помостах, стояли иные хранители сокровищницы, и с нескрываемым удивлением наблюдали за петляющими между горами драгоценностей незваными гостями. Видимо они так же немного опешили, потому пока не решались ничего сделать. Что ж, это было на руку ворам, которые и так уже преодолели большую часть пути. Викар, морщась от нового удара по ребрам, когда Каум перепрыгнул очередное препятствие, тихо шепнул:

– Начинаем. Камни хватайте в первую очередь, все остальное потом.

Они так и поступили и первый сияющий осколок скрылся в заплечном мешке Ялазара. Надо отдать должное, сразу после этого, нерешительность слетела со стражей будто её и не было вовсе. Оголовки копий сверкнув яркой вспышкой, заполыхали темно-зеленым огнем. Неприятные воспоминания накатили на парня, он уже видел зачарованное оружие и то, что охрана оказалась вооружена чем-то подобным, стало для него сюрпризом. Такие клинки во сто крат опасней и вот этого они не просчитали, планируя набег.

Первый страж, преградивший им дорогу, тут же прогнулся назад, буквально сложившись пополам, словно кто-то скрутил его позвоночник и с диким воем укатился в сторону, сбив по пути ещё пару своих товарищей. Второй, сиганул сверху метя копьем в голову Каума, но тот резко вильнул в сторону и исходящее жаром и зеленым огнем копье лишь прочертило оплавленную борозду в доспехе голема, воткнувшись по локоть в каменный пол сокровищницы. Резкий удар когтистой лапой, снес голову нападавшему, не позволив тому продолжить атаку.

Ялазар тоже достал меч и теперь успевал сгребать добычу только одной рукой, впрочем он не пожалел о своём решении, когда очередной воин храма налетел на него и наконечник копья едва не угодил ему в живот. Вывернув кисть, повелитель костей отвел черное древко в сторону и тут же крутанулся вокруг своей оси, пуская свой клинок по широкой дуге. Совершив полный оборот, тот, с огромной силой, вписался строго в зазор между шлемом и изукрашенным воротником, разрывая пурпурное кашне, а вслед за ним и саму шею. Голова отлетела в сторону, оставив покачивающееся тело ещё доли секунд стоять, прежде чем рухнуть на россыпи золотых монет и драгоценных камней, богато орошая их теплой кровью.

Те стражи, что уже не могли догнать бегущих, метнули им в след ещё пару копий и одно едва не зацепило парня, болтавшегося на плече голема, скользнув в каких-то пару пальцев от колена здоровой ноги. Тот возблагодарил богов за эту случайность, а вот жало второго копья попало в бок статуи. Оно пробило не только броню, но и насквозь прошило внутренности, высунув свою хищную, исходящую белесым паром морду, оставшись торчать. Впрочем Каум если и почувствовал дискомфорт, то не подал виду, свободной парой рукой, что не держала оружия, принявшись вытаскивать черное древко. Походу дела ему пришлось отразить удары ещё пары стражей, преградивших им путь. Оружие первого он легко закрутил своим хопешем и резко дернув в сторону, вырвал его из рук врага. Но вот со вторым, такой трюк не прошел и объятое темно-зеленым пламенем лезвие, едва столкнувшись с мечом, превратило тот в раскаленные брызги, прыснувшие в разные стороны. Продолжая свое движение, оно устремилось в лицо голема, когда пущенный практически в упор метательный нож Вика, нашел путь сквозь забрало храмовника и тот, выронив оружие из рук, схватился за шлем, пытаясь остановить льющуюся сквозь щели кровь. Пробегая мимо, Ялазар, со всей силы впечатал колено в торчащую рукоять кинжала, проталкивая его ещё глубже, тем самым обрывая очередную жизнь. Парень ещё успел заметить, как повелитель костей успел на ходу вырвать клинок из глазницы упавшего навзничь стража, когда вдруг его самого накрыла тень. Он успел поднять голову, чтобы за секунду до удара разглядеть падающего на них сверху храмовника, уже опускавшего сияющее потусторонним жаром копье на его голову.

Будучи крепко прижатым к плечу голема, парень не мог ни отразить удар, ни толком увернутся. Что было сил, дернувшись в сторону, он лишь не на много отвернул от копья. Вместо того, чтобы расколоть незащищенный череп надвое, острие ударило вскользь, рассекая бровь и щеку со скулой, оставляя за собой глубокую обугленную борозду. Зеленое пламя оказалось горячее обычного и левый глаз Вика тут же перестал видеть, взорвавшись такой адской болью, что парень на секунду потерял сознание. Веко буквально прикипело и теперь не открывалось, а ощущения в глазницы были такие, будто внутрь засунули раскаленный уголь, что принялся выжигать мозг изнутри.

Каум занятый битвой, не сразу среагировав на новую опасность и лишь вскрик Викара заставил его обернутся к новому противнику. Копье, только что ослепившее на левый глаза молодого человека, тем временем продолжало свой полет, грозя пронзить вторую цель насквозь и пригвоздить ту к полу. Однако голем невероятным образом отклонил тело назад, вытянувшись почти горизонтально и острие зацепило лишь его ногу, буквально проплавив ту насквозь, но пригвоздить к земле все же не смогло. Каум рванул в сторону, обрушив град ударов на удачливого врага, заставив того выпустить из рук древко и схватившись за притороченный к поясу меч отступить, кое-как отбиваясь от стремительных атак. На плече живой статуи безвольной куклой болталось тело. Однако несмотря ни на что, они продолжали рваться вперед по дороге хватая все, что плохо лежит, а заодно отбиваясь от очередных стражей.

99
{"b":"579398","o":1}