ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Постой, — Яромир закрыл книгу. — Радушка, я просто увлекся.

— Это совершенно лишнее, господин Яромир. А вы, господин полковник, чем защищать господина Яромира от наших людей, которые не желают ему ничего, кроме хорошего, лучше бы поберегли его от его собственных капризов!

Всеволод бросил на боцмана ледяной взгляд и тот осекся. В самом деле, полковник в команду «Переплута» не просился, значит, второй помощник капитана никак не мог так разговаривать с человеком значительно старше себя по званию. Тем более, что вся команда королевского сайка проходила по ведомству того же Всеволода. Милорад был в чине старшего лейтенанта.

— В самом деле, господин Яромир, идите на палубу. А то непорядок. Пошли этим курсом, чтобы вы могли медитировать и работать с парусами, а сами нос наружу не кажете. Да если бы вы нормально ели, разве бы я стал к вам приставать?! — неожиданно завершил свою речь боцман.

Яромир вздохнул.

— Иду, Радушка. Ох, правильно мне ребята говорили. Загоняешь ты меня…

Яромир встал и пошел на палубу, сопровождаемый ворчанием Милорада. Книга по китайской философии осталась лежать на столе. Всеволод взял ее в руки, полистал и тихо проговорил:

— Судя по этой книге, Яромир не на шутку встревожен. В нормальном состоянии он не способен читать подобные неудобоваримые трактаты с такой скоростью.

С этими словами Всеволод положил книгу обратно на стол и вышел на палубу.

— А где же Яромир? — удивленно спросил он, оглянувшись по сторонам.

— На камбузе, — гордо ответил боцман. — Господин Яромир вспомнил, что он зверски голоден и что я говорил что-то о горячей булочке.

Всеволод улыбнулся.

— За одно это тебе можно простить все твои закидоны, Радушка. Господину Яромиру действительно идет на пользу работа на свежем воздухе.

После обеда ветер стих совсем. Яромир хотел было снова приняться за китайскую философию, но Милорад решительно забрал книгу из его рук.

— Можете подремать с полчасика, если хотите, а потом извольте явиться на палубу.

— Зачем, Радушка? При таком ветре там совершенно нечего делать.

— А палуба? — вопросил Милорад.

— Паньгунань побери, Радушка! Что, кроме меня ее надраить некому?!

— Я дал команде выходной, — с невинным видом ответствовал боцман.

Яромир аж поперхнулся, потом рассмеялся.

— После такого затишья, вполне может разразиться буря, — уже серьезно пояснил боцман.

Яромир кивнул. Это, безусловно, не было объяснением. Но он сам просился под командование Милорада. Значит, нужно соблюдать правила игры и подчиняться.

Вечером и в самом деле набежали облака, и подул изрядно-таки неприятный ветер. Правда, сайк пошел под ним довольно уверенно, но они уже были неподалеку от Сингапура. Если вдруг разразится шторм, то их может занести в восьмимерное пространство. Оставалось только торопить ход «Переплута» и молить Юйцяня, который, как известно, был божеством моря и ветра, чтобы он помог проскочить опасный участок. И всего-то оставалось пройти километров тридцать до Сингапура и еще километров сто до внутреннего Вьетнамского моря, в котором можно было спокойно плавать, не опасаясь при резком повороте съехать на обочину.

К ночи разыгрался шторм. Волны швыряли корабль, как щепку, да так, что трудно было разобрать, где они находятся. Нет, все знали, что они аккурат вышли на траверзу Сингапура, но куда их несло определить было трудно. То им казалось, что их несет к заклятому острову, то чудилось, что им удается продвигаться вперед.

Команда суетилась на палубе со штормовым парусом, рулевой стремился удержать судно на нужном курсе, но, уже через полчаса, Лучезару пришлось признать, что их несет на Сингапур, и спасти сайк может только чудо.

С этой утешительной вестью капитан пришел в кают-компанию. Как всегда, во время шторма, там сидели Яромир, Джамиля, Всеволод и Янош. Еще там был Миндон. Он принес ужин и теперь уговаривал его отведать.

— Ну что, Зарушка? — нетерпеливо спросил Яромир, отодвинув рукой Миндона.

— Ничего хорошего, — мрачно отозвался капитан.

— Надо полагать, что следующая остановка будет в Сингапуре? — мрачно продолжал Яромир.

— Да, господин Яромир.

— И как скоро? — продолжал допытываться король.

— Если не переменится ветер, то через час.

Яромир встал, придерживаясь за стол, чтоб не упасть, подошел к Лучезару и положил ему руку на плечо.

— Через полчаса доложишь обстановку, Зарушка.

— Зачем? — горько возразил капитан. — Что вы сможете сделать? Разве что попросить по-королевски местных богов о помощи, но это лучше сделать сейчас. Через полчаса их вмешательство может оказаться уже ненужным.

— Выполняйте, капитан Лучезар, — спокойно проговорил Яромир.

Лучезар отдал честь и вышел. Вернулся он минут через пять, таща на буксире Миндона.

— Всеволод, думаю, это по твоей части. Наш Миндон решил принести себя в жертву местным богам. Я только что поймал его, когда он собирался выпрыгнуть за борт. Сказал, что боги прогневались на него за то, что он рассказал нам легенду о Сингапуре.

— Миндон? — удивился Яромир.

— Вот значит, какой самый большой твой страх, Данушка, — невесело усмехнулся Всеволод. — Ты боишься быть в тягость.

— Я не хочу вас подвести, — возразил послушник. За последний месяц он неплохо поправился и выглядел вполне прилично, даже привлекательно. Вот только волосы за это время отрасли сантиметра на полтора и пока что слабо украшали его лицо с острыми, хищными чертами.

— Ты и не подводишь, — утешил его Яромир. — Этим курсом мы пошли исключительно по моей инициативе. Я побоялся, что нас потопят индонезийские пираты. А теперь, кажется, мы присоединимся к моим приятелям в их нелегкой работе. И нас будут уже беспрепятственно пропускать на двенадцатый подводный этаж морских границ. Садись, Данушка, посидим вместе. Ты расскажешь нам что-нибудь о Сунь У-куне. У нас говорят, что он помогал устраивать границы…

Когда еще через полчаса Лучезар снова вошел в кают-компанию, Яромир заранее прочитал ответ на его лице. И спросил только когда.

— Граница уже в пределах прямой видимости.

— Вели всей команде, слышишь, всей, от юнги до капитана, занять свои койко-места и плотно завязать глаза.

— А руль?

— Попробую справиться сам, — Яромир встал. — Иди, Зарушка. И если больше не свидимся, то спасибо за все. Да, предупреди врача. Пусть тоже завяжет глаза и не высовывается. Всеволод, предупреди своих сотрудников. Милочка, Янош…

— Я поняла, Ромочка. А ты?

— Ты же помнишь, у меня есть измевизор. Попробуем пройти… Вот только, обещай мне, что ты не выйдешь из каюты. Ни ты, ни Янош. Приглядите друг за другом, прошу вас…

— Хорошо, Ромочка. Не волнуйся.

Яромир обнял жену, потом Яноша. Потом повернулся к Всеволоду, который как раз вернулся в кают-компанию.

— Севушка, если со мной что случится, побереги Милочку.

— Яромир, позвольте мне пойти с вами. Джамиля и Янош позаботятся друг о друге, к тому же еще есть Лучезар. Он стоит у руля и ждет, когда мы его сменим. Я понимаю, что вы беспокоитесь о жене. Но вам будет очень одиноко стоять один на один против восьмого измерения. Я не в состоянии вас защитить, или уберечь, но я смогу предложить вам руку друга.

Яромир посмотрел в глаза Всеволода, потом улыбнулся.

— Спасибо, Всеволод. И вот что. Будем мы живы, или же нет, прошу тебя, говори мне ты.

Всеволод улыбнулся в ответ.

— Спасибо, Яромир. Надеюсь, что мы останемся живы. В противном случае, я не смогу воспользоваться вашим разрешением. То есть, твоим, Яромир.

Яромир кивнул и протянул полковнику измевизор.

— Знаешь, как им пользоваться? У меня их два. Ты наденешь один, я другой. Будем видеть, что делаем. Идем, сменим Лучезара у руля.

Поддерживая друг друга, они подошли к рулевому колесу.

— Иди, Зарушка. Проследи, чтобы все завязали глаза и немедленно завяжи их сам, — еще раз напутствовал Яромир.

Всеволод ухватил руль. Яромир надел измевизор и взялся за руль сам.

123
{"b":"579413","o":1}