ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, а что тебя удивляет? Ты, конечно худенький, но я тебя откормлю. Не переживай. Я кормлю своих мужей получше, чем средний капитан собственных матросов.

Я поперхнулся, а Лучезар засмеялся.

— Он просто долгонько не мог найти работу, — объяснил капитан. — На корабле он даже немного поправился.

— Ужас! — с чувством воскликнула Джамиля. — Каким же он до этого был?

— Но, знаете, я думаю, когда вы увидите его без одежды даже сейчас, то не захотите брать его к себе в дом. Знаете, сколько потребуется стравить в него доброй еды, чтобы он хотя бы отдаленно стал походить на человека? И ведь еще неизвестно, будет ли с него толк.

Я бросил на капитана возмущенный взгляд и встретился с его смеющимися глазами.

— Капитан прав, красавица, — вздохнул я. — Признаю, я уже достаточно наказан за свой длинный язык. Но раз уж ты вполне расправилась со мной, то расскажи нам поподробнее о своих двух мужьях.

Джамиля удивленно оглядела меня, перевела взгляд на капитана. Ее полные, красиво очерченные губы презрительно скривились. Я понял. Если госпожа лоцман сочла меня матросом, то я вел себя непозволительно дерзко. Никто из Лучезаровой команды так себя вести не посмел бы.

— Вечно тебе приходится за меня краснеть, Зарушка, — вздохнул я. — Тебе все шуточки, а госпожа Джамиля не может понять, зачем тебе такие матросы, как я.

Лучезар понял и просиял.

— Джамиля, я просто пошутил. Господин Яромир наш арматор. Ему просто захотелось размяться с веслами.

— А… — протянула дама, оценивая меня взглядом с этой, новой точки зрения. — Тогда понятно. — Джамиля помолчала. — Ну, ко мне третьим мужем вы не пойдете, это уже ясно. Но, может быть, возьмете мою сестру своей второй женой?

— Что-то вы меня уж слишком резко взяли в оборот, — засмеялся я. — Я еще понимаю, будь я там писаный красавец. А так — ни рожи, ни кожи. Одни мослы.

Джамиля устремила на меня загадочный взгляд черных блестящих глаз и принялась обстоятельно объяснять.

— Иметь такого мужа, как вы, очень престижно. Ведь и селедке ясно, что вы мало на что способны.

Я оскорбился.

— В каком это смысле?

— В хозяйственном, — дама определенно потешалась на мой счет. — Кстати, господин Яромир, думается, кокетство в данном случае не вполне уместно. Вы — хорошенький, только уж слишком худой.

— Неизвестно еще, каким я буду, если меня откормить, — усмехнулся я.

— А вы что, всегда такой?

— Да, дорогая. Уже лет так двадцать, а то и двадцать пять. Но все-таки, какой престиж найдет среднестатистическая селедка, на которую вы, кстати, ни грамма не похожи, в обладании таким анемичным мужчиной?

— У вас на лице написано, что вы получили утонченное воспитание и обширное образование. Вы, должно быть, очень интересный собеседник. Увидев вас, я как-то сразу представила, как, приходя домой, я захожу на мужскую половину, а там вы лежите на мягких подушках, лениво перелистываете книгу, попиваете кофе, и кушаете фрукты.

— Красиво, — согласился я.

— Единственное, чего мне не хватает для реализации этой мечты, так это вашего согласия и двух старших мужей. Для такой дамы, как я, вы годитесь только на роль одного из младших мужей. Вот моя сестра — она сама весьма утонченная девушка. По крайней мере, на жизнь себе зарабатывать не пойдет. Так что ей бы и найти себе такого богатого, красивого человека, как вы, который взял бы ее второй женой. Или третьей.

— Постойте, Джамиля, — я настолько увлекся разговором, что выпустил из рук весло, и оно с шумом плюхнулось в воду. — Ох, прошу простить, дорогая. Мои-то спутники ко мне давно привыкли, и другого от меня не ждут.

— Если вы их арматор, то вы вполне можете позволить себе некоторые милые шутки.

Я пожал плечами и энергично вцепился в весло. Лучезар нахмурился.

— Позвольте, я займу ваше место, господин Яромир. Так всем будет удобнее, поверьте.

— Да, конечно, — согласился я. — Тем более что я вполне способен справиться с ролью рулевого. Грот-мачта нашего сайка — хороший ориентир.

Лучезар рассмеялся, подал мне руку и помог перебраться на скамейку к лоцману. Сам же капитан, со вздохом облегчения, занял мое место, скомандовал ребятам — гребем на счет и-раз, и-два, в результате чего наша шлюпка, неожиданно для меня, резко прибавила ходу. Джамиля вежливо поддержала меня, обняв за талию. Вероятно, хотела выяснить, насколько же я все-таки худ. Надеюсь, она не укололась. Было бы жаль, если бы такая роскошная женщина приобрела синяк на каком-нибудь интересном месте. (Не спрашивайте у меня, какое именно место я имею в виду. У Джамили все места представляли изрядный интерес).

Я, в свою очередь обнял красавицу, положив руку на крутое бедро. Мда, здесь уколоться было сложно.

— Я хотел спросить вас по поводу многочисленных жен и мужей, Джамиля. Я читал, что когда-то давно, в мусульманских странах, процветало многоженство. У какого-то султана, не помню, как его звали, было больше тысячи жен. Но про то, чтобы кто-то имел много мужей, мне читать не доводилось.

Девушка мечтательно улыбнулась. Кажется, она представила себе, как каждый вечер приходит домой, а я жду ее с горячими объятиями и интеллектуальными разговорами на мужской половине. Потом лоцман нахмурилась и даже стряхнула мою руку с бедра. Я послушно переместил ее повыше. Черт побери, я бы и сам не отказался взять ее своей третьей женой! Вот только двух других нет…

— Зарушка, я слегка увлекся. Наш сайк уже в двух шагах.

Лучезар обернулся, отдал приказ матросам и через минуту мы уже подплыли к борту сайка. Один из матросов поймал трап, Лучезар взбежал по нему и подал руку мне. Я, в свою очередь, пропустил вперед даму. Та не заставила себя упрашивать и легко поднялась на борт. Лучезар вежливо подал ей руку, потом подал руку мне и сообщил своей обалдевшей команде:

— Господа, это наш лоцман госпожа Джамиля. Она проводит нас в порт. Потрудитесь выполнять ее приказы.

— Однако, может быть, сначала зайдем в кают-компанию и выпьем чая со сластями? — возразил я.

Милорад кивнул:

— Господин Яромир, в кают-компании вы найдете и чай, и что покрепче. Мы заметили с борта, как вы поменялись местами с капитаном и поняли, что вам просто необходимо подкрепиться и отдохнуть.

— Да, конечно. Идемте, Джамиля.

Итак, мы уселись в каюте за накрытым столом. Джамиля, Лучезар, Всеволод и я. Я разлил по бокалам вино, налил даме чаю на случай, если она, как правоверная мусульманка, воздерживается от хмельных напитков, и приготовился слушать. Джамиля лукаво осмотрела нас и томным голосом проговорила:

— Вижу, господа, я подвергла ваше любопытство суровому испытанию. Но, знаете, мне просто не о чем рассказывать. Может быть, в наших университетах и учат что да как, а я ничего про это не знаю. Знаю — есть последователи пророка и есть идущие следом. Последователи пророка — те, кто следует заветам пророка Мохаммеда. Они работают, но не стесняются получать радости от жизни. И если мы можем иметь несколько супругов, мы их и имеем. Главное здесь — обеспечить. А идущие следом — это те, кто составляет радость жизни последователей пророка. Наши мужья и жены. Простите, господа, если я что не так сказала, но я не слишком-то образованная женщина. Четыре класса школы, да еще год — школа лоцманов. Но это когда я уже была совсем взрослой. Мне уже было тогда шестнадцать, — Джамиля помолчала и решительно добавила. — Но я всегда сама зарабатывала себе на жизнь, я вовсе не хотела стать кошечкой в гареме у какого-нибудь богатенького старца!

Глаза Джамили при этом так сверкали, что моя рука сама собой легла ей на плечи.

— Я вас очень понимаю, дорогая, — согласился я. — Но, а как же сама вера в пророка?

— А что вера? В положенные дни я, вместе со всеми последователями пророка, хожу в мечеть. Идущие следом в мечеть могут ходить только раз в год. Мы же — на все службы.

— И ты исправно их посещаешь? — мои мысли неслись совсем уже не в том направлении. Честно говоря, я уже был готов отдать приказ поднять паруса и плыть на полной скорости в Дубровник.

37
{"b":"579413","o":1}