ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что, дорогая?

— Яромир, ты пошутил? Твой брат не князь?

— Почему? — удивился Яромир.

— Милан с ним так непочтительно разговаривает…

Яромир переглянулся с Вацлавом и оба расхохотались.

— В таком тоне с Вацлавом разговаривает только Милан. Я и то не позволяю себе такой вольности.

— А почему Милан?

— У Милана две крайности, Джамиля, — объяснил Вацлав. — Или он разговаривает со мной так, как ты только что слышала, или же говорит мне «ваше высочество» голосом, способным превратить только что закипевшую в чайнике воду в глыбу льда. Я предпочитаю первый вариант. По крайней мере, мне не приходится извиняться, если и я выдам ему в ответ что-нибудь в этом же роде.

Через час компания, увеличившаяся с приходом Ларочки, Лерочки и Стаса, за которым Яромир все-таки послал, сидела за ужином. Вацлав расспрашивал брата о путешествии и радовался его хорошему аппетиту. Когда он произнес это вслух, Джамиля неожиданно весело рассмеялась.

— Вообще-то Яромир сегодня почти ничего не ест, — сообщила она. — Если бы ты был с нами в шторм на границе, ты бы знал, что такое хороший аппетит у Яромира.

Вацлав недоверчиво оглядел брата.

— К сожалению, я очень подвержен морской болезни, — серьезным тоном объяснил Яромир. — Так что если нам с тобой случится попасть в шторм, то знай, меня легче убить, чем прокормить.

— Постой, Ромочка, но разве морская болезнь проявляется в этом?

— У меня — да.

— У некоторых все не как у людей, — тяжко вздохнул Милан и засмеялся.

Но Яромир уже заинтересовался более насущными делами.

— Ларочка, ты уже обзавелась постоянным портным?

— Конечно. Мы же с Лерой шили свадебные платья уже в Медвежке.

— Дело в том, что Джамиле нужно одеться по местной моде. К тому же у нее почти нет теплой одежды. А ей же не захочется сидеть целый день дома.

— А чем я еще могу заняться? — возразила Джамиля. — Насколько я поняла, у вас лоцманы не в почете.

— А где им у нас работать? — удивился Милан. — На реке Псёл, что-ли?

— Я тебе показывал Псёл, дорогая. Ты еще обозвала ее ручьем.

Джамиля засмеялась и бросила укоризненный взгляд на Милана. Но тот встретил его с полным спокойствием.

— Джамиля, ты, вероятно, захочешь посмотреть Медвежку. Я организовывал экскурсии для Лары и Леры, и они остались довольны. Было очень интересно, к тому же экскурсовод — такая лапочка!

— Полегче, Милан, — посоветовал Яромир.

— Тебя так волнуют мои моральные устои? — удивился Милан и понял. — Экскурсовод — женщина, Яромир. Из мужчин в кортеже присутствовали только телохранители.

— А может быть, погуляем на троих? — предложила Иллария. — А то Джамиле будет грустно гулять в одиночестве в незнакомой стране.

— Спасибо, госпожа княгиня, но я бы не хотела утруждать вас.

— Интересно, мне ты говоришь «госпожа княгиня», а моего мужа называешь по имени и на ты, — засмеялась Иллария.

Джамиля пожала плечами.

— Он сам предложил перейти на ты. К тому же, обычно женщины более придерживаются принятого церемониала. По крайней мере, у нас, в Египте. Разве у вас, в Верхней Волыни это не так?

— Боюсь, что этого мы с Ларой тоже не знаем, — вмешалась Валерия. — Дело в том, что мы сами родом из Великого княжества Московского. Мы приехали в Верхнюю Волынь к женихам, да так здесь и остались. А там Лара была врачом, а я — фармацевтом. Еще мы с ней занимались наукой. Помимо лаборатории Лара работала в клинике, а я — на фармацевтической фабрике. Короче говоря, занимались внедрением в жизнь последних достижений науки и техники. А что значит быть лоцманом, Джамиля? Это, наверное, очень интересно?

— Это работа, Валерия. Хорошая работа, интересная и довольно неплохо оплачиваемая. По крайней мере, я работаю лоцманом с восемнадцати лет и успела хорошо выдать замуж сестру и женить брата. Правда вот, самая младшенькая моя пока что не пристроена, но Яромир оставил для нее деньги на приданое, а Саид — муж моей сестры, сказал, что с таким приданым он легко сосватает Лайлу второй женой. Мог бы и первой, но Лайла совершенно не хозяйственна.

— Второй женой? — эхом отозвалась Валерия.

— О, господа, вы не знаете, как мы познакомились! — засмеялся Яромир. — Когда мы впервые встретились с Джамилей, она предложила мне пойти к ней третьим мужем. Правда, пришлось бы маленько подождать. Двух старших мужей у Джамили еще не было. Я только одного не пойму. Чем я привлек твое внимание, дорогая?

Джамиля устремила на Яромира обожающий взгляд.

— Красотой. У тебя на редкость утонченная внешность.

— Зачем же ты хотела меня откормить?

— Я сказала, что мне нравятся утонченные мужчины, а не истощенные, Яромир.

Вацлав с видимым удовольствием слушал этот диалог. Если отвлечься от таких мелочей, как возраст собеседников, то можно было бы подумать, что он испытывает к Яромиру отеческие чувства. Местами, вероятно, так и было. По крайней мере, за время долгой, изнурительной болезни Яромира Вацлав настолько привык о нем заботиться, что порой действительно воспринимал его с этой точки зрения. А порой наоборот. Яромир баловал его, и он наслаждался этим.

Через пару часов Яромир перешел на коньяк и серьезную политическую беседу.

— Завтра пятница, Вацлав. Но мне думается, что завтра наши сотрудники прекрасно перебьются без моего присутствия. Послезавтра суббота. Нормальные люди по субботам отдыхают. По крайней мере, с обеда. Я же, по зрелом размышлении, решил начать отдыхать прямо с завтрака. Потом выходные. Послушайте, господа, давайте сделаем так. Завтра — послезавтра мы с Джамилей погуляем вдвоем, а на воскресенье — понедельник устроим что-нибудь совместное.

— Надеюсь, ты не забыл, что в воскресенье у тебя день рождения, Ромочка?

— Нет, ты же слышишь, я уже приглашаю вас поддержать меня в этот трудный день. А во вторник я вернусь к работе. Надеюсь, меня не ждет в кабинете ворох нерешенных проблем?

— Мы не пустили его дальше приемной, — гордо сообщил Янош. — Но с завалом вам придется разбираться как минимум неделю. А ведь будут еще и текущие дела…

— Так, Янчи, вноси в свой план любые корректировки, но уходить домой я буду вовремя, — Яромир подмигнул молодому человеку. — У меня теперь есть личная жизнь, мой мальчик…

СЛЕД БУДДЫ

Стражи границы (СИ) - i_002.png

Глава 1 К выбору профессии нужно относиться со всей ответственностью

Почему-то когда я начинаю вспоминать, то нам ум мне неизбежно приходит застолье. А Вацлав еще говорит, что у меня плохой аппетит. Впрочем, с тех пор, как он говорил мне это в последний раз, я прибавил килограммов десять и даже стал походить на человека, а не на обтянутый выбеленной кожей скелет, или там на мумию, которую я имел счастье лицезреть в Мисре. Кстати, тогда мы с ней были похожи, как близнецы. Вот и сейчас, думая о самой захватывающей поездке в моей жизни, я возвращаюсь мыслями к вечеринке в моих покоях королевского дворца в Медвежке. Мы праздновали досрочное (был март) окончание Яношем четвертого курса финансового университета. Я не люблю пышные вечеринки, и за столом сидели только свои — Вацлав с Илларией, Милан со своей Валерией, Стас, который на этот раз привел с собой даму — по своему сложению она могла бы быть мне сестрой — худенькая, маленькая, щупленькая, с приятными, мелкими чертами лица. Симпатичная женщина, и главное, полная противоположность Стасу, который напоминал то ли кузнеца из старинной сказки, то ли Емелю в отставке. Разумеется, был виновник торжества Янош, моя Джамиля и Всеволод с женой. После нашего совместного плавания мы с ним неожиданно прониклись друг к другу взаимной симпатией. Нет, мы всегда уважали друг друга, тех, к кому я плохо отношусь, я просто не держу около себя, но у нас никогда раньше не было повода сблизиться.

Сначала было очень весело, и довольно таки шумно. Янош хвастался своими успехами и делился с нами планами переустройства государственной экономики Верхней Волыни. Впрочем, примерно на середине речи, молодого человека посетили неприятные воспоминания, он посерьезнел, сказал, что пошутил, и что он вообще подумывает переменить специальность.

47
{"b":"579413","o":1}