ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я — последователь пророка, — гордо возразил лоцман.

— Все мы чьи-либо последователи, — возразил я, — но это же еще не повод для того, чтобы не выпить за туманы Красного моря?

Амир сверкнул белозубой улыбкой и вежливо пригубил вино.

— Если позволите, я выпью позже, когда мы устроимся на ночь. А сейчас я бы хотел показать вам одну интересную полянку.

— Буду очень рад, — согласился я.

Яношу стало невмоготу сдерживаться, и он выпалил:

— А сколько крокодилов тащат обычные суда? Вы же сказали, что взяли дюжину крокодилов для нас, как для торговых партнеров Мустафы.

Амир улыбнулся Яношу и объяснил:

— Крокодилы — очень мощные твари, господин. Для буксировки судов запрягают от шести до десяти крокодилов в зависимости от размера.

— Размера крокодилов?

Амир окончательно развеселился:

— И дались же вам крокодилы, господа! Нет, господин, в зависимости от размера корабля. Если бы вы не были партнерами торгового дома Мустафа, я бы взял для транспортировки вашего сайка восемь крокодилов.

Амир доел десерт, выпил чашечку крепкого кофе — его научила варить нашего кока Джамиля. С ее легкой руки Ратмир варил кофе густой, сладкий и ароматный. В моем дворце в Медвежке кофе так варить еще не научились. Но ничего, теперь, когда мы поженились, Милочка прочно возьмет дела в свои руки. До сей поры, она произвела переворот во всех покоях дворца, кроме кухни. Да оно и ясно — как последователь пророка она не слишком-то часто бывала на кухне даже у себя дома в Александрии. Правда, часть блюд последователи пророка считали себя обязанным готовить сами. К числу этих редких блюд относилось кофе, чай, и, по-моему, плов. Но я отчего-то очень сомневаюсь, умеет ли Милочка готовить что-либо кроме чая и кофе. Зато уж это она и правда умеет хорошо!

Амир отставил пустую чашечку, с видимым сожалением отказался от продолжения, и вышел на палубу. Мы потихоньку потянулись следом. Амир пришпорил своих крокодилов и сейчас на всех порах мчал корабль в лучах заходящего солнца, мужественно пытающегося пробиться сквозь вечные туманы Красного моря. Местами это ему даже удавалось. По крайней мере, туман на западе был окрашен в нежный, золотисто-розовый цвет.

Амир затормозил у необычного вида полянки. Он вывел корабль на обочину и с удовлетворением сообщил:

— Здесь мы сможем прогуляться, господа. А я пока распрягу моих крокодильчиков.

— А я могу пойти с вами? — попросил я.

Амир подумал и вздохнул.

— Только не сегодня, господин Яромир. А сегодня, боюсь, моим крокодилам придется переночевать в упряжи. Впрочем, это не страшно. Им не впервой, к тому же сегодня они немного прошли. А покормить я их успею. Ведь это же можно сделать и при свете фонаря.

— Но почему при свете фонаря? — изумился я.

— Вас нельзя отпускать гулять без присмотра, — искренне сообщил Амир.

Я оторопел. Неужели я, и правда, так неприлично себя веду? Я посмотрел на Всеволода. Тот мужественно старался сдержать смех, но уголки рта предательски подрагивали. Милочка мило улыбалась, а Янош принял еще более невинный вид, чем всегда. Не иначе юный паршивец упражняется перед зеркалом!

Амир пошел показать дорогу, мы спустились следом на неровную почву полянки. Она была такая же пушистая, как и ветки деревьев и она хрустела под ногами. Я наклонился, и вдруг заметил между ветвями деревца пышный цветок.

— Смотри, Милочка, — я протянул руку к цветку, но Амир вовремя заметил.

— Это актиния, господин Яромир. Не трогайте ее, она больно жалится. Да вы поглядите!

Я посмотрел в ту сторону, куда указывала рука Амира, и увидел такую же яркую актинию, которая своими длинными, гибкими лепестками поймала маленькую рыбку и теперь сворачивала лепестки, чтобы ее съесть.

— Рыбка, — воскликнула Джамиля. — Это и правда рыбка! Смотрите, еще одна! Да нет, здесь целая стайка!

Я перевел взгляд и увидел стайку разноцветных рыбок, бодро плывущих между разноцветными коралловыми веточками.

— Амир, может быть мы все-таки под водой? Я видел что-то подобное когда…, — я вспомнил, что подводные апартаменты границы для нормальных людей закрыты, — Когда пробовал заниматься подводным плаванием. С аквалангом.

Амир улыбнулся.

— Таково наше Красное море, господа. Нет, все-таки я хотел бы сопровождать вас и на обратном пути. Я проводил не один корабль по Красному морю, со мной ездило множество новичков. Некоторые изображают из себя людей, которые знают все на свете, некоторые предпочитают изображать полнейшую невозмутимость, но если бы вы только знали, как это нелепо выглядит! А вы, пожалуй, первая компания, которая так естественно выглядит.

— Ну да, мы честные ротозеи, — согласился я. — Закрой рот, Янош. Рыбка залетит. Даже через марлю.

Янош засмеялся, а Амир проговорил:

— Теперь вы поняли, почему я попросил вас носить марлевые повязки?

— Нет, — честно ответил я. — Ну подумаешь, рыбка влетит? В конце концов, это вполне сойдет за холодную закуску!

— Здесь летают не только рыбки. И некоторые предметы не такие безобидные и вкусные, как рыбки.

— Да, а что?

Амир вздохнул.

— Господин Яромир, давайте я сейчас съезжу, накормлю моих крокодилов, а потом все вам расскажу. А если вы пообещаете мне ничего не трогать руками, то я даже распрягу их.

— Я обещаю, Амир. Более того, я, точнее Всеволод проследит за тем, чтобы остальные также ни до чего не дотрагивались.

— Хорошо, господин Яромир. Господин капитан, вы дадите мне в помощь пару матросов? Мне нужны гребцы. Знаете, обычно я беру с собой своих людей, но господин Харис написал, что вы предпочитаете возить с собой сотрудников на все случаи жизни. А посмотрев на вашу передвижную службу безопасности, я и сам в этом убедился. Я подумал, что ваши люди вряд ли успеют досконально проверить моих сотрудников.

Я вздохнул.

— Ничего не поделаешь, Амир. Такой обычай.

Лучезар отдал соответствующее распоряжение, и Амир поехал распрягать своих заплывных. Мы остались прогуливаться по коралловой полянке.

Солнце, вдруг исхитрилось пробиться через плотный слой тумана и расцветило его всеми цветами радуги. Было красиво до необычайности. Мы любовались радугой, туманом, рыбками, переплывающими из одного цвета радуги в другой, актиниями, отлавливающими их своими длинными щупальцами, и чувствовали себя в сказке.

Начало темнеть. Амир разобрался со своими крокодилами и предложил нам вернуться на корабль. Мы неохотно оставили чудесную полянку и отправились в кают-компанию. Там уже был сервирован легкий ужин с вином и фруктами. Милорад предложил всем сесть к столу и отодвинул для меня стул. Я усмехнулся и отодвинул стул для Милочки. Милорад смутился:

— Простите, господин Яромир, я все забываю, что с нами дама и по привычке ухаживаю за вами.

— Ага, по привычке, — хмыкнул я. — А кто на прошлой неделе заставил меня заново отдраить всю палубу только за то, что я уронил апельсиновую корку?

— Это и называется проявлением заботы, — невозмутимо ответствовал Милорад. — Сначала вы уроните корку, потом вы же на ней поскользнетесь и упадете, да еще и сломаете себе что-нибудь! Нет уж, если вам нечем заняться, лучше палубу драйте. Вреда никакого, только аппетит нагуляете.

Я покачал головой, а Милорад озабоченно посмотрел на меня.

— Господин Яромир, надеюсь, вы на меня не сердитесь за тот случай?

— Разумеется, нет, Радушка, — усмехнулся я. — В конце концов, я не знаю, как бы ты смог на меня повлиять, если бы я поручил мытье палубы кому-нибудь другому.

— Например, мне, — вздохнул боцман. — Честно говоря, я думал, что вы так и сделаете.

Я только улыбнулся и повернулся к Амиру, который слушал наш разговор с таким интересом, что даже забыл наполнить свою тарелку.

— Кушайте, господа, — предложил я. — Амир, вы обещали рассказать нам, что здесь еще плавает, кроме рыбок.

Амир с энтузиазмом наполнил свою тарелку. Видимо общение с шестимерными крокодилами способствовало аппетиту. Более того, на этот раз он не стал отказываться, когда я налил вина в его бокал.

59
{"b":"579413","o":1}