ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пушьямитра коротко переговорил с императорской охраной и нас провели в обширный зал приемов, устланный коврами, увешанный гобеленами и украшенный всем, что только можно представить в самых изощренных фантазиях. В зале было полно шикарно разодетого народа, императора не было. Пушьямитра вежливо поклонился присутствующим, впрочем, с ощутимым оттенком превосходства, бросил мне ободряющий взгляд и замер в ожидании. Минут через десять мне надоела вся эта история, я оглядел зал в поисках какого-нибудь сидения, не нашел и присел прямо на ковер у стены.

— Милочка, не хочешь присесть ко мне на коленки?

— Если я сяду к тебе на колени, то потом смело могу подавать в суд жалобу на жестокое обращение. Подтвердит любая экспертиза, дорогой, — улыбнулась Джамиля, — Знаешь, я бы с удовольствием присела на ковер, но я в платье.

В самом деле, Милочка была одета в облегающее платье цвета морской волны и убор из розового жемчуга.

Пушьямитра огляделся, поманил к себе пальцем какого-то господина и распорядился.

— Подай стулья.

— Император не велел.

— Подай стулья дамам, ты, олух, и моему названному отцу, королю Верхней Волыни. Он тебе не какой-нибудь князек откуда-нибудь из Бихара, а полновластный король независимого государства!

К слову сказать, Паталипутра располагалась в княжестве Бихар.

Индус пожал плечами и принес четыре кресла. Мы с Милочкой и Гитой сели, Пушьямитра вздохнул и сказал, что в присутствии господина полковника он не сядет, пока тот стоит. Всеволод понял его высказывание верно. Он чуть улыбнулся и оперся рукой о спинку моего кресла.

Примерно через час в зал явился император Бхарата Патнешвари. К тому времени, из моих спутников на ногах осталась только охрана. Пушьямитра все-таки сел на принесенное для него кресло, Янош сел на пол, опершись спиной на боковинку моего, Лучезар устроился на ручке кресла Пушьямитры.

В шикарный зал приемов вошел маленький, худенький человек, недовольный всем на свете, включая сам факт собственного появления на свет. Это если можно судить по внешнему виду. Пушьямитра встал и подал руку Гите, помогая подняться. Я прикрыл глаза и сделал вид, что сплю. О времени аудиенции Пушьямитра осведомился еще накануне и нам было назначено. Милочка бросила на меня неуверенный взгляд и тоже осталась в кресле.

Маленький человечек подошел к украшенному золотом, драгоценными камнями и слоновой костью троном, сел и осведомился визгливым голосом.

— А эти что здесь делают?

Пушьямитра прекрасно знал, что я не сплю. Я только что разговаривал с ним. Тем не менее, он страшным шепотом произнес:

— Тише, ваше величество. Мой названный отец, видимо, плохо спал прошлой ночью. Да и королеве своей выспаться не дал.

Император устремил на меня пронзительный взгляд — я наблюдал за ним сквозь полуопущенные веки, и сказал тоном ниже.

— Кто это, сын мой?

— Это король Верхней Волыни, его величество Яромир с супругой и королевой. Он пришел к вам, ваше величество, как равный к равному, и встретил такой нелюбезный прием. Ему даже не сразу подали кресло. Мне пришлось просить сидение для короля Верхней Волыни! А Верхняя Волынь — страна фантастических возможностей в плане торговли. Она даже может поставлять нам холодильное оборудование.

— Кто велел?! — император завизжал так, что я поневоле открыл глаза. — Кто посмел не доложить мне вовремя о таком редком и дорогом госте?!

Я потянулся в кресле и встал.

— Добрый день, ваше величество, — очень вежливым тоном проговорил я. — Надеюсь, вы простите меня за то, что я позволил себе вздремнуть в ожидании? Время мое весьма дорого, так же как и ваше, я полагаю, и, так как я не нашел себе другого занятия, то решил поспать. Разве бедному королю дают возможность выспаться на просторе?

Конечно, император — большой чин, но я все ж таки был королем независимого государства, и я был в гостях у императора по его приглашению. Строгий церемониал Бхарата не допускал подобного обращения с гостем. Тем более, равным по званию и почти что равным по возрасту. Если Патнешвари и был старше меня, то не на много. В отцы-то мне он уж точно не годился!

— Прошу прощения, ваше величество, что заставил вас ждать, — еще одним тоном ниже проговорил император. — Вы сами знаете, дела! Садитесь же, прошу вас.

Я снова опустился в кресло. Кресло было довольно жесткое и не слишком удобное, но приходилось довольствоваться тем, что есть. Милочка поерзала на своем, устраиваясь поудобнее. За время своего пребывания в Медвежке, Джамиля успела усвоить верхневолынский этикет, посему преспокойно оставалась в кресле и даже и не подумала встать. Пушьямитра стал сбоку от меня, Гита — сбоку от Милочки. Янош, Всеволод и Лучезар прикрывали тылы.

— Останетесь пообедать со мной, ваше величество? — продолжил император.

— Слишком много чести, да и просит не так, — шепнул мне Пушьямитра.

— Кому много-то? Уж не мне ли? — прошептал я в ответ и вслух добавил. — Благодарю вас, ваше величество, но я обедаю в доме у моего названного сына.

— Может быть, хотите освежиться прохладительным напитком, ваше величество? — продолжил Патнешвари.

— Соглашайтесь, — подсказал махараджа.

— Смотря каким, ваше величество, — вежливо отозвался я. Махараджа бросил на меня кинжальный взгляд.

— Могу я предложить вам стакан лимонада, ваше величество? — император решил уточнить свое предложение.

— Да, пожалуй, — задумчиво проговорил я.

Пушьямитра бросил на меня еще более красноречивый взгляд, но я уже разошелся. Правильно в свое время писал Филипп де Коммин, что коронованным особам всех мастей личные встречи просто противопоказаны. Потому как они привыкли хамить подданным, которым деться некуда, приходится терпеть, и, по инерции, хамят даже равным, хотя делать этого совершенно не надо.

Слуга поднес мне напиток в золотом кубке на серебряном подносе, богато украшенном драгоценными камнями. Я хотел было его взять, как вдруг вспомнил, что служанка в доме махараджи Шри-Ланки Ракета Кумара отпила из моего стакана, прежде чем подать его мне. Императорский же слуга воротил от напитка нос. И для какой-то надобности нацепил перчатки. Это при такой-то жаре!

— Испей, — приказал я, вспомнив прочитанный в детстве исторический роман.

Слуга побледнел, неловко повернулся и уронил стакан на пол. Всеволод невольно охнул, Пушьямитра встрепенулся и угрожающе взялся за кинжал длиной, этак, с руку. Его охрана, в свою очередь, взялась за ножи, подобных же размеров, и приготовилась к бою. Не знаю, как я выгляжу со стороны, но, вообще-то, особой храбростью я не отличаюсь. Зря меня ругает Всеволод, я очень осторожный человек. Вот и сейчас я решил притушить пожар, пока он не успел возгореться.

— И какого ракшаса все это значит? — негромко, но вежливо поинтересовался я.

Пушьямитра бросил на меня тревожный взгляд, а Патнешвари визгливо рассмеялся и извинился.

— Простите, ваше величество, ничего личного. Я просто хотел понять, король вы, или ловкий самозванец. Должен заметить, вы ведете себя как настоящий король.

— А если бы я не был королем?

Император равнодушно пожал плечами.

— Все равно, за самозванство полагается казнь.

Мой названный сын обеспокоился всерьез, хотя и оставил кинжал. Он прекрасно понимал, что бхаратских обычаев я не знаю, а мои хамские манеры могут, как выручить меня, так и наоборот, подвести под монастырь.

— Я думал, что моего ручательства достаточно, ваше величество, — высокомерно заявил он.

— Ты здесь по другому делу, как я понял, сын мой, — голос Патнешвари звучал все неприятнее и неприятнее с каждой произнесенной фразой. Высокое искусство, надо признать!

— Я тоже, — вмешался я, вставая и подавая руку жене, помогая ей встать. — А так как мы и так потеряли достаточно времени, то давайте завершим дела, и не будем тратить наше драгоценное время, и не будем отнимать у вас ваше. Хотя, может быть вы и не испытываете уважения и к этим вещам тоже. Итак, ваше величество, мой названный сын прибыл сообщить вам о своей женитьбе на хайдарабадской княжне Гите. Ты, кажется, говорил, что император должен подписать брачное свидетельство, сынок? Будьте столь любезны, ваше величество. Где твои бумаги, Митра?

94
{"b":"579413","o":1}