ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как видите, твердый скафандр значительно удобнее для спуска на глубину, но для работы он почти не пригоден. У водолаза в мягком скафандре руки открыты, и ему под водой удобно работать. А в этом скафандре вместо рук какие-то клещи, и ими даже привычному человеку нельзя сделать всего того, что можно сделать пальцами. Этими клещами разве что шнурок завяжешь, или какую-нибудь вещь поднимешь - вот и все. Кроме того, этот скафандр очень тяжел. Он весит полтонны. Конструкторы-изобретатели продолжают совершенствовать разные аппараты для спуска под воду, и надо надеяться, что в ближайшем будущем наши водолазы смогут работать на глубинах в 200-300 метров, а может быть, и на больших.

Показав экскурсантам скафандры и шлемы, командир проводил ребят в сад при техникуме и, усадив их вокруг столика, попросил задавать вопросы:

- Расскажите нам о Эпроне и о его работе, - попросил Вася, - а то сегодня Михаил Фритиофович начал, но рассказал только про «Черного принца».

- Значит, начало вы знаете?

- А скажите, - поинтересовалась Зоя, - много золота японцы нашли на «Принце»?

- Семь золотых монет.

- Как?! Только семь монет?! - воскликнули удивленные экскурсанты.

- А вам об этом Михаил Фритиофович не сказал?

- Нет, я кончил на том, как японцы принялись искать золото, - сказал врач.

- Ага. Ну так надо вам знать, что пока японские водолазы работали здесь, около Балаклавы, осматривая морское дно, какие-то архивариусы установили, что, согласно старым документам, золото, которое вез английский корабль «Принц» («Черным принцем» его назвали позже), было оставлено в Стамбуле. К берегам Крыма «Принц» пришел без золота.

- А откуда же те семь монет?

- Было на нем немного денег, принадлежавших офицерам, капитану, матросам. Водолазы так тщательно все перерыли - не удивительно, что им удалось найти несколько монет. Итак, оказалось, что золото «Черного принца» - миф. Но Эпрон, созданный для розыска золота на дне морском, остался и нашел под водой много чего более ценного, чем золото. Мы начали поднимать корабли, пароходы, подводные лодки, которых оказалось множество у берегов наших морей. Вы слышали о ледоколе «Садко»? Мы вытащили его со дна Белого моря после того, как он пролежал там семнадцать лет. Мы спасли в полярную ночь у берегов Шпицбергена второй ледокол, краснознаменный «Малыгин», мы сумели сварить пароход «Харьков», который погиб во время шторма у берегов Турции, разломавшись надвое, Теперь

«Харьков» плавает так, словно с ним ничего не случалось. Прибрежные воды Черного моря мы почти полностью очистили от затонувших кораблей, подняв их несколько десятков. Кроме того, мы работаем на строительстве портов, гидростанций и везде, где надо работать под водой. А как мы спускаемся под воду - увидите завтра, когда выйдете с нами вместе па наших баркасах. - И командир попрощался с экскурсантами.

АРТИСТ ПОД ВОДОЙ

Большой катер выходил из бухты в море. Вздымая за кормой зеленые волны, он спешил выбраться на темно-синий простор спокойного моря. На катере находилось около полутора десятков непривычных к морю пассажиров. Эпроновцы везли съемочную группу кинорежиссера Маташова, снимавшего фильм, в котором главный герой был водолаз. Этого водолаза играл артист Оппенбах, прославившийся исполнением ролей в приключенческих фильмах. Сегодня его должны были спустить в воду, и кинооператоры готовились снять несколько кадров о необычайных приключениях героя.

Вместе с киногруппой ехали и наши юные путешественники. Они испытывали двойное удовольствие, так как должны были увидеть и то, как водолазы спускаются на дно моря, и киносъемку интересного фильма.

Маташов и Оппенбах познакомились со школьниками и, свысока посматривая на них, говорили о разных приключениях, которые случались с киноактерами. Два оператора все время возились со своими аппаратами. У одного из них был большой аппарат, поставленный на треногу, второй держал в руках маленький, репортерский, так называемый «Кинамо» и поминутно щелкал все, что считал достойным внимания.

Михаил Фритиофович сидел на корме рядом с командиром, проводником, который охотно рассказывал историю Балаклавы и генуэзских башен, все еще вздымавшихся здесь над берегом моря.

Путешественники разместились кто где: Шарль, Ванда и Зоя - возле киносъемщиков, Вася завел длинный разговор со старым боцманом, а Марко переходил от борта к борту с фотоаппаратом Шарля, нацеливаясь то на береговой пейзаж, то на двух молодых водолазов, лежавших на солнце в трусах, то на своих товарищей. Наконец, он примостился, на левом борту и стал фотографировать. Но только Марко нажал спуск затвора, как деревянная планка, на которой он стоял, сдвинулась с места, и мальчик едва не упал. Ухватившись рукой за борт, он выпустил из рук фотоаппарат, и тот под жалобные возгласы ребят булькнул в воду. Все всполошились, но в следующее мгновение широко открыли глаза: один из молодых водолазов вскочил на ноги, подпрыгнул и, мелькнув в воздухе, упал в море и исчез под водой. Кинооператоры опомнились первыми и закрутили ручки своих аппаратов. Следом за ними проявил активность командир-эпроновец, приказав остановить катер. Вскоре юноша показался из воды. Он выплыл на значительном расстоянии от лодки, так как катер успел за это время пройти несколько десятков метров, и теперь по инерции продолжал отдаляться. Но уверенная рука рулевого повернула катер, машина снова запыхтела, и они приблизились к пловцу. Юноша глядел разочарованно.

- Не поймал, - крикнул он командиру.

Командир сочувственно кивнул головой и обратился к Михаилу Фритиофовичу:

- Этот Чепрак у нас лучший пловец. Он чудесно ныряет и ловит вещи, которые ему бросают в воду. Жаль, что не удалось поймать аппарат. - Потом, повернувшись к боцману, приказал: - Выбросьте здесь на всякий случай буек. Когда будем возвращаться, попробуем достать.

Пока пловец поднимался на палубу, боцман бросил в воду кусок железа с длинным шнурком, на конце которого был привязан деревянный поплавок.

- Ты не очень огорчайся, - сказал командир Марко, - может быть, нам удастся его вытащить. Вот мы здесь оставляем знак. Хорошо, что курсант прыгнул, это дает нам возможность почти точно установить, где лежит аппарат.

Марко стоял взволнованный и смущенный. Прежде всего он чувствовал себя очень неловко перед Шарлем, которому принадлежал аппарат. Он подошел к товарищу и тихо промолвил, чтобы другие не слышали:

- Ты прости меня, Шарль, я тебе постараюсь достать такой же аппарат.

Шарлю было жаль аппарата, он сердился на Марко, но, глянув на виноватую физиономию и смущенную, растерянную фигуру товарища, ответил:

- А может, водолазы его и достанут. Мне очень жаль его, но что же делать.

Киноактеры окружили молодого водолаза, но он не задержался с ними и подошел к Марко и Шарлю. Чтобы успокоить их, он рассказал случай, когда начальник школы потерял часы на значительно большей глубине, и все же их достали. Чепрак так уверенно рассказывал о том, как достанет аппарат, и так украшал свой рассказ разнообразными присловьями и сравнениями, что вскоре ребята повеселели. Молодой водолаз завоевал их симпатии.

В море стоял на двух якорях катер, и над ним поднимался эпроновский флаг-вымпел, обозначавший: «Осторожно, здесь под водой водолазы».

Катера остановились один около другого. В это время поднимали двух водолазов с глубины одиннадцати метров. Сначала экскурсанты увидели, как на воде начали лопаться многочисленные пузырьки. Эго выходил воздух, которым дышали водолазы. Но вот и они сами, словно морские чудища, лезут по трапу, спущенному в воду, на баркас.

- В этом месте мелко, здесь всегда проводится тренировочный спуск наших курсантов, - объяснил Чепрак путешественникам.

Тренировочный спуск закончился. Курсанты перебрались на катер, в котором приехали киноактеры и экскурсанты. А те, в свою очередь, перешли на их катер. С ними пошли и водолазы Маз и Чепрак: они должны были спустить Оппенбаха на морское дно.

37
{"b":"579420","o":1}